2016-10-09T19:58:19+03:00
Комсомольская правда
4

В Молдове закрываются школы, чтобы население страны скорее ее покинуло?

В 2007 году в Молдове было 1444 школы. В 2015 г., из-за ликвидации малочисленных школ в селах, их осталось 1268.В 2007 году в Молдове было 1444 школы. В 2015 г., из-за ликвидации малочисленных школ в селах, их осталось 1268.Фото: Из архива "КП"

То, что в этом году проблема с десятыми классами в столице почти решена, не значит, что она не появится в следующем году

Оптимизация в системе образования напомнила о себе скандалом 1 сентября, когда, как оказалось, в девяти столичных лицеях не были сформированы десятые лицейские классы.

В ответ на это дети, родители и представители партий социалистов и коммунистов вышли на митинг перед зданием правительства с требованием дать возможность детям учиться в выбранных лицеях. Мы попытались разобраться в том, что собой представляет проводимая в последние годы реформа школ.

Только статистика

Реформа по оптимизации школ началась в 2007 г. В то время в Молдове было 1444 школы. В 2015 г., из-за ликвидации малочисленных школ в селах, их осталось 1268, т.е. было закрыто 176 школ. Можно отметить, что в 2008 г. закрыли только четыре учебных заведения, а с 2009 г., как раз со сменой власти в стране, процесс оптимизации набрал темп. Больше всего было «оптимизировано» школ в 2012 г. (во времена министра Майи Санду) – 68.

Заместитель министра просвещения Елена Черней объясняет необходимость закрытия школ сокращением населения в стране и, соответственно, числа учеников. Если в 2007 г. у нас было 446 тыс. школьников, то в 2015 г. – уже 324 тыс. По предварительным данным, в 2016 г. их стало еще меньше - 315 тыс. По прогнозам, рассчитанным на основе данных о рождаемости, в следующем году этот показатель еще ухудшится до 309 тыс. учащихся, но потом начнется его постепенное улучшение. И в 2022 г. ожидается, что в Молдове будет 317 тыс. учеников. Но, как мне кажется, эксперты не учли массовый отток населения. Демографы констатируют: за последние 15 лет в Молдове происходит процесс депопуляции, без видимых признаков восстановления.

Только из Кишинева, по официальным данным, ежегодно убывает более тысячи детей. В муниципальном управлении образования, молодежи и спорта сделали анализ миграции детей из столичных школ и пришли к выводу: «В связи с изменением постоянного места жительства и для воссоединения с семьей уехали за границу с 1 июня 2006 г. по 24 сентября 2015 г. 9579 детей». Если посмотреть показатели по годам, то можно отметить, что эта тенденция усиливается:

в 2008 г. убыло 326 детей;

в 2009 г. – 907 детей;

в 2010 г. – 1045 детей;

в 2011 г. – 1283 детей;

в 2012 г. – 2080 детей;

в 2013 г. – 1075 детей;

в 2014 г. – 1485 детей;

за девять месяцев 2015 г. – 1259 детей.

Они уехали с родителями в Италию, Россию, Канаду, Израиль, Турцию, Грецию, США, Португалию, Францию, Германию, Ирландию, Испанию. Этот отток, случайно или нет, совпадает с началом оптимизации в системе образования. И его пик пришелся на 2012 г.

Зачем нужна оптимизация?

- Потому что расходы на образование очень большие, - говорит Елена Черней. – Международные эксперты отмечают, что страна с более развитой экономикой может себе позволить содержать малочисленные школы, а наша экономика нет. Наиболее сложная ситуация наблюдается в сельской местности. Там у нас есть 48 школ, в которых число учеников менее 100.

То есть наши школы пустуют, в среднем они загружены на 40%, варьируя от менее 20% до 175%. Соответственно, в зависимости от числа учащихся, существует большая разница в бюджетах между школами, что приводит к неравенству в качестве обучения и в доступе к качественному образованию.

До прихода на работу в министерство я была директором столичного лицея им. О. Гибу. Когда мы в 2013 г. перешли на финансовую автономию, т.е. на самостоятельное управление бюджетом, которым располагает школа, первое, на что я обратила внимание, – как сформированы классы. Тогда они были в среднем по 25 человек. Но что это значит? Выделенных на каждого ученика из госбюджета денег хватало лишь на зарплату и коммунальные услуги. На оснащение современным оборудованием средств не было. За три года мы увеличили число учеников в классах до 30 человек. И благодаря этому сделали ремонты и обновили мебель в классах, капремонты во всех лабораториях, оснастили два кабинета информатики.

Если же в классах по 10-15 человек, тогда нет достаточно денег даже для зарплаты, не говоря о развитии учреждения. Все идет от денег, которые следуют за каждым учеником. Но одно дело такая низкая численность в сельской местности, когда у детей нет другой возможности ходить в школу, и другое дело – в Кишиневе, где много школ. Для этого и проводится реорганизация малочисленных школ путем создания окружных школ, а ученики из удаленных населенных пунктов обеспечиваются школьными автобусами.

С 2013 г. в Молдове внедряется проект по реформе в образовании, который финансирует Всемирный банк. Для этих целей ВБ предоставил $40 млн. Этот проект нацелен на поддержку реорганизованных образовательных учреждений (окружных школ). В частности, реформа в образовании предполагает повышение качества преподавательских кадров и доступа к образованию, т.е. улучшение оснащения школ – создание лабораторий, спортзалов, классов информатики. Мы отобрали шесть окружных школ для ремонта и оснащения, для которых выделены от 16 до 30 млн леев. Всего планируется обновить 18 учебных заведений. Данный проект финансирует школы с хорошей инфраструктурой. Но ведь есть и очень маленькие школы, где нет спортзалов, кабинетов информатики и мало детей. Молодые специалисты туда не идут, и там некому преподавать. Местная власть может поддержать одну школу вместо пяти-шести, где не хватает учителей. Чтобы преподавать более эффективно, мы ориентированы на обновление окружных школ.

Однако Министерство просвещения разрабатывает политику о том, как должно быть, а местная власть (муниципальный или районный совет) принимает решение о закрытии школ. Мы бы не хотели, чтобы местные власти останавливали реформу по оптимизации школ, иначе мы не увидим прогресса, - считает замминистра.

Чтобы школа не закрылась

Если у Кишинева есть бюджет, который может дополнительно поддержать учебные заведения, то далеко не все районы могут себе это позволить, потому что у примэрий нет доходов. Замминистра обратила внимание: Кодекс об образовании четко говорит, что местная власть ответственна за то, что реализуется в области образования. Если хотите открыть новые десятые классы на 15 человек, открывайте, если есть и другие средства, помимо финансирования из госбюджета.

Поскольку все меряется целесообразностью и деньгами, то нужно рассказать, как складывается финансирование школ. Для обучения каждого ребенка из госбюджета выделяются средства с применением «коэффициентов взвешивания» (в 2012 г. вышло постановление правительства о финансировании стандартных расходов на одного учащегося). Для учащихся 1-4 классов принят коэффициент 0,75, для учащихся 5-9 классов – 1, для учащихся 10-12 классов – 1,22. Поэтому начальные школы с небольшим числом учеников (точнее, «взвешенных учащихся») самые бедные. Также из госбюджета финансируется питание школьников младших классов (1-4) и изучение языков национальных меньшинств. Местные бюджеты, если могут, платят за питание детей в более старших классах (в Кишиневе - не только завтрак, но и обед для детей из малообеспеченных семей) и за обучение в профильных классах. Например, в лицее им. О.Гибу на поддержание этих классов ежегодно тратится около 2 млн леев.

Зарплата учителей включена в затраты на «взвешенных учащихся» и составляет примерно 70% от общего бюджета учреждения – по европейским меркам, это считается много. Оптимально было бы 50-60%. С другой стороны учителя жалуются на низкие заработки.

- Каждый примар заинтересован в инфраструктуре, но если в школе всего лишь 60 детей, там преподают пожилые учителя, молодые не приходят на работу, какая в ней необходимость? – спрашивает Елена Черней. - Школьные автобусы возят детей, в основном, на расстояние до 10 км, максимум – 15 км. Всего по республике есть 238 школ, куда детей привозят таким транспортом. Дефицита в автобусах нет. При этом обязательное условие, которые должны выполнить местные власти, - это обеспечить отремонтированные дороги к школам. В зимнее время нам не поступало жалоб от родителей о том, что дети не могут добраться в школу. Многие родители были недовольны закрытием школ, из-за того, что ребенку надо утром раньше вставать, но других проблем не было. Даже в Кишиневе, когда родители выбирают для ребенка школу получше, не обращают внимания, насколько далеко она находится от дома.

Слишком много пожилых учителей

Еще одна проблема в системе молдавского образования заключается в том, что темпы сокращения числа учеников значительно превышают динамику уменьшения числа дидактических кадров. Это значит, что в нашей системе образования учителей больше, чем должно быть. По европейским нормам, на одного учителя должно приходиться 18 учащихся, а у нас чуть больше 11. Это потому, что у нас маленькие школы. Однако уровень качества образования выше в учебных заведениях, где больше учеников, а не наоборот. Всего в Молдове в системе всеобщего школьного образования трудятся 29535 педагогов.

Но здесь есть другая опасность - в погоне за экономией и повышением эффективности директора могут увлечься уплотнением классов, особенно в Кишиневе. Если нынешний министр в июне 2016 г. издала приказ, согласно которому минимальная численность при наборе в десятые классы должна быть минимум 25 человек, то верхнюю планку никто не ограничил. До 2013 г. действовал приказ министра, который устанавливал число учащихся в классе от 25 до 35 – для городов и от 20 до 30 – для сел. В Кишиневе есть несколько наиболее востребованных лицеев таких, как им. Г. Асаки, С. Харет, где детей в классах больше. Это допускается под ответственность директора (теперь их называют менеджерами) и родителей.

С одной стороны, в нашей системе образования много пожилых учителей (в возрасте даже более 70 лет), которые не уходят, потому что преподавать некому, особенно в сельских школах, с другой – молодежь не идет на работу в школу, потому что зарплата не устраивает. Чтобы решить эту проблему, в настоящее время эксперты эстонской консалтинговой компании CIVITTA проанализировали ситуацию и разрабатывают для нас европейскую формулу оплаты труда учителей. Поскольку в странах ЕС, в том числе в Эстонии, учителя хорошо зарабатывают, это должно привести к росту зарплаты и наших педагогов.

- Мы хотим, чтобы рост зарплаты был увязан с качеством преподавания, - объясняет Елена Черней. – Сегодня существуют дидактические степени, за которые полагаются надбавки к зарплате. Для этого учителя раз в пять лет проходят аттестацию и подтверждают свою категорию. Но многие учителя не хотят выходить из зоны комфорта, несмотря на то, что можно получать на 30-50% больше за II степень, I степень и высшую степень. Мы хотим повысить ответственность учителей за качество преподавания, поощряя их за совершенствование профессиональных качеств и дать возможность молодым кадрам себя проявить. До сих пор, чтобы повысилась зарплата молодых специалистов, им требовалось какое-то время для зарабатывания трудового стажа. Новая формула предполагает, что уже на второй год активный молодой преподаватель сможет получить достойное вознаграждение. Таким образом, мы надеемся привлечь в педагогику молодые кадры и иметь более высокое качество образования.

Что говорят о реформе на местах?

Заместитель начальника управления образования Бричанского р-на Родика Кожокару сообщила, что в г. Бричаны пришлось объединить два лицея – русский и украинский в один, закрыть гимназию в с. Михайляны, где учились 20 детей, их перевели вместе с учителями в с. Халакоре (в 7 км), куда возят на автобусе. В Халакорской гимназии учатся 247 детей, там есть компьютерный класс и все удобства.

«В районе еще есть маленькие школы, пока мы не планируем их закрывать. Когда будет известен бюджет на следующий год, мы будем знать, какие у нас есть возможности по их поддержанию. В русском селе Медвежа есть гимназия, которую посещают 42 ученика. Эту школу приходится дотировать из районного бюджета. Если ее закрыть, то детей придется возить в ближайшую школу с русским языком обучения за 30 км, что далеко. Поэтому стоит вопрос не о закрытии, а о финансировании - где брать деньги, чтобы эта школа существовала? Мы не всегда можем выделить для нее деньги из районного бюджета», - говорит г-жа Кожокару.

В молдавском законодательстве есть такое понятие, как «маленькая школа, которая не может быть закрыта», потому что будет ограничен доступ детей к образованию. Это – учреждение, вблизи которого (в радиусе 10-15 км) нет другой такой же школы (с классами таких же ступеней, со свободными местами и с тем же языком обучения).

Окницкий р-н может послужить хорошим примером оппозиции «оптимизации» школ. По словам начальника районного образования Иона Захарко, в этом году планировалось закрыть пять сельских школ численностью 45-65 учеников, но районный совет не поддержал этот проект. С финансированием помогли спонсоры – экономические агенты. Все школы хорошо оснащены и работают без проблем. Там и учительский состав есть, и к отопительному сезону учебные заведения подготовлены.

«Когда в селе закрывается школа, это – очень плохо. Если нет школы, нет церкви, что еще останется в этом селе? Завтра-послезавтра и села не будет. С другой стороны, конечно, надо везти детей туда, где более хорошие условия. Но я считаю, что эта стратегия не очень хорошая, потому что надо, наоборот, привезти к детям все, что им необходимо. Нужно, чтобы везде были хорошие условия обучения, иначе люди уедут из этого села. Решение этой проблемы я вижу в виде государственной программы. Нужно заниматься каждой конкретной школой и выделить финансирование для каждой школы. Просто сокращение школ ничего не даст», - поделился своим мнением Ион Захарко.

Кому это выгодно?

В Кишиневе из девяти лицеев (всего по столице 85 лицеев осуществляли набор), которые не смогли к 1 сентября набрать по 50 человек в десятые классы, семи удалось отстоять право принять детей на обучение в этих учебных заведениях. Как сообщила начальник управления образования, молодежи и спорта столичного муниципия Татьяна Нагнибеда-Твердохлеб, в лицеях им. Коцюбинского, Мирчи-чел-Бэтрына, Матея Басараба, Штефана-чел-Маре, Херцля и в спортивном лицее «Глория» было разрешено набрать неполные классы – по два класса до 20 человек, а в лицее им. Титу Майореску – один класс (30 человек), т.к. там индивидуальный план по изучению немецкого языка с институтом Гёте в Бухаресте. В лицеях им. Рамбама и Левицкого в 2016-2017 учебном году десятых классов нет.

Удивляет, что лицей им. Титу Майореску попал в исключение, благодаря международным связям, а не благодаря тому, что 99% его выпускников сдали экзамены на БАК, и его ученики завоевали много призовых мест на различных олимпиадах, что говорит о высоком уровне преподавания. В лицее им. Левицкого все дети в этом году сдали БАК при том, что в среднем по стране - менее 55% учащихся, однако там не разрешили открыть один десятый класс, т.к. вместо положенных 50 детей в потоке записались только 25 или 26. Это говорит о том, что качество преподавания все-таки не является главным критерием, когда принимается решение о закрытии классов или школ. Официально в минпросвете не называют количественных планов по оптимизации, но социалисты говорят о 360 школах. Если порядка 200 уже закрыли, то осталось еще почти столько же.

Муниципальный советник от фракции ПКРМ Наталья Высотина сделала запрос в управление образования и встречалась по поводу набора в столичные десятые классы с начальником управления образования Татьяной Нагнибедой-Твердохлеб, также она обратилась к депутатам-коммунистам в парламенте.

«Председатель фракции Инна Шупак и исполнительный секретарь ЦК ПКМ Елена Боднаренко озвучили этот вопрос у микрофона парламентской трибуны, - говорит Высотина. - Плюс на заседаниях муниципального совета мы поднимали эту проблему, и благодаря такому «шуму» можно сказать, что удалось отстоять эти лицеи. Я считаю, что все-таки последнее слово осталось за гражданским обществом. Начальник управления ссылалась на давление министерства в вопросе закрытия десятых классов». Напомню, что замминистра Елена Черней в своем интервью отметила, что это – инициатива местной власти. То есть круг «оптимизации» замкнулся.

«Какова цель оптимизации, и каковы последствия оптимизации? – задает риторические вопросы депутат от ПСРМ Влад Батрынча. - Если не сформирован лицейский десятый класс, то учебное заведение не сможет претендовать на звание лицея. А потом и в гимназии не будет достаточного числа детей. Когда закрываем школы (почти 200 школ уже закрыли) – разве это евроинтеграция? Это – афроинтеграция. Закрываются школы, умирают села, закрываются примэрии, ликвидируются районы, потому что есть секретные договоренности правительства с МВФ и ВБ по обязательствам урезать социальные расходы бюджета на образование. Мы не хотим экономить на детях. Поэтому мы предлагаем ввести мораторий на методологию, которая ставит условия для оптимизации и закрытия школ, чтобы условиями функционирования лицея были не 25 детей в классе и два сформированных класса, а даже 15 детей в классе и пусть будет один класс, если набирается 20 детей».

То, что в этом году проблема с десятыми классами в столице почти решена, не значит, что она не появится в следующем году, потому что нынешние власти никак не пытаются остановить массовую миграцию. А так называемая оптимизация с закрытием школ и классов только усиливает этот процесс. Значит, исход населения (каждый день минус 100 человек) из своей страны кому-то выгоден? Проводимая властями социальная и экономическая политика выглядит не иначе, как зачистка территории от проживающего на ней населения. Если это не так, то власть должна делать все, чтобы удержать население от выезда на ПМЖ в другие страны, в том числе создавая все условия для того, чтобы растить детей в этой стране.

Источник: Noi.MD

Автор: Ангелина ТАРАН

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24