2016-11-22T16:38:00+03:00
Комсомольская правда
3

Молдову называли захваченным а государством, а теперь все изменится?

Сможет ли президент, избранный народом, разбередить застоявшееся болото и создать второй полюс силы

От президента сейчас очень многое зависитОт президента сейчас очень многое зависит

Это вопрос, на который после победы Игоря Додон на президентских выборах, пытаются найти ответы все больше и больше людей, разбирающихся в политическом явлении. И он не лишен смысла, как это может показаться на первый взгляд, так как должность Президента, за исключением мандата Николая Тимофти, всегда была ​​в Молдове чрезвычайно сильным полюсом власти, который влиял на положение дел в стране.

Во времена Мирчи Снегур, Президентура была одним полюсом власти, а вторым был Парламент, в котором доминировало аграрное большинство, и которым руководил Петр Лучинский. Затем, когда Петр Лучинский стал президентом и создал полюс власти вокруг себя и своего поста, вторым был Парламент, или, скорее всего парламентское большинство, в состав которого входили Движение за демократическую и процветающую Молдову (сегодняшняя ПД) и ПДС.

Молдавская политика стала монополярной после 10 лет независимости страны, с приходом к власти коммунистов — вначале конституционным большинством (в 2001 году), а затем простым большинством (2005). С 2001 г. по 2009 год вся власть была сосредоточена де-факто в руках одного человека — лидера коммунистов Владимира Воронин.

Ситуация начала меняться снова в 2009-2010 гг., когда Молдовой правила коалиция из партий (ЛДПМ, ЛП, ПД и АНМ), а в 2010 году мир политики в нашей стране вновь стал биполярным – на одном полюсе был Влад Филат, а на другом – Влад Плахотнюк. С середины 2013 года, баланс начинает все больше и больше наклоняться к Владу Плахотнюк, которому в конце 2015 — начале 2016 года, снова удалось превратить политику в Молдове в монополярную, даже если у власти находится коалиция, сформированная из двух партий (ПД и ЛП) и двух парламентских групп.

Но, если с 2009 г. и до сих пор, ясно, почему Президентура не могла играть роль власти, теперь у нас есть президент, избранный непосредственно народом, и мы можем предположить, что такой полюс может появиться. Игорь Додон, хотя официально больше и не является лидером ПСРМ, все-таки за ним самая сильная партия в Молдове, что составляет более 52% избирателей, принявших участие в президентских выборах, он дал обещания людям, которые должен будет выполнить и др. Следовательно, в отличие от Николае Тимофти, вряд ли он сможет позволить себе роскошь спокойно сидеть в стороне на протяжении своего мандата во главе страны, потому что это может разрушить в дальнейшем и его и партию, которой он руководил в последнее время.

С другой точки зрения, Игорь Додон ограничен в действиях предыдущими заявлениями, заявив, что он хочет, чтобы страна развивалась в стабильных условиях. И любая его попытка, проявляющаяся как того требуют обязательства перед гражданами, голосовавшие за его кандидатуру, если с ней не согласятся Парламент и Президентура, будут рассматриваться как действия против стабильности. Так что выбор, который должен сделать новый президент РМ очень, очень нелегкий: взаимодействовать хоть как-то с нынешним правительством, и это может нанести серьезный ущерб с точки зрения его политической карьеры в будущем или проявиться, как реальный полюс власти (второй полюс власти в Молдове), взяв на себя риск быть обвиненным в уничтожении политической стабильности, но и другие риски, специфические в таких ситуациях? Что выберет Игорь Додон, я думаю, мы узнаем в кратчайшие сроки. Тогда мы будем знать, останется политика в Молдове монополярной или станет опять биполярной.

Источник: Трибуна

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24