Кишинев

Великая молдавская певица Мария Биешу - "КП" в своем последнем интервью: Завязка шляпы душила меня, но я пела - весь зал взорвался, аплодировал, кричал...

Сегодня великой оперной певице исполнилось бы 85 лет
Марии Лукьяновне сегодня исполнилось бы 85 лет...

Марии Лукьяновне сегодня исполнилось бы 85 лет...

Фото: Из архива "КП"

Свое последнее интервью великая Мария Биешу дала "Комсомольской правде". Практически полностью мы его публикуем.

Дебют

- Мария Лукьяновна, каким был ваш первый выход на профессиональную сцену?

- Я уже закончила консерваторию в Кишиневе, в 1961 году. И приняла участие во всесоюзном конкурсе, который проводился в нашем театре. Я прошла этот конкурс, и меня приняли солисткой в труппу Театра оперы и балета. Это было 2 июня 1961 года.

- А что вы тогда исполняли на конкурсе?

- Я спела заключительную сцену Татьяны с Онегиным - дуэт из оперы «Евгений Онегин». Зеленая тогда была, молодая... Но получилось артистично.

- И как работалось в театре молодой оперной певице?

- Когда я пришла в театр, он просуществовал к тому времени только четыре с половиной года. Но у нас уже шли спектакли, такие как «Евгений Онегин» Чайковского, «Грозован» Гершфельда. И как раз в то время готовилась к постановке опера «Тоска» Джакомо Пуччини. В театре были уже признанные солистки, им доверили главные партии. Но мне тоже дали разучивать партию Флории Тоска, главной героини оперы. Я просто учила эту роль, мне она очень нравилась. И дирижер, и режиссер почувствовали,что она мне подходит по голосу. Но эта роль глубокая, драматическая, сложная, а я была тогда еще очень молодой и неопытной. Ни одна певица, даже великая Мария Каллас, не начинала свою карьеру с этой партии. Я ходила на все репетиции этого спектакля, выучила все назубок, знала все мизансцены, и была готова к этой роли, но мне ее не давали. И вдруг за неделю до премьеры одна певица заболела, а другая поругалась с дирижером. И тогда дирижер Борис Семенович Милютин, замечательный профессионал, и молодой режиссер Евгений Григорьевич Платон попросили меня спеть этот спектакль. Занимались они со мной целыми днями. И, конечно, верили в меня, но боялись - молодая певица, вдруг не то что-то сделает или голос сорвет, или еще что-нибудь не так будет. Премьера состоялась. Это было 28 апреля 1962 года. Вышла я, партнер меня встречает -замечательный певец Василий Третьяк, голос великолепный, опытный уже артист - и, как и нужно по сценарию, обнимает. И тут у меня падает шляпа, а завязка от нее остается на шее. Сама шляпа - на затылке. Поправить не получается, мешают шпильки, шиньон. А эта завязка меня просто душит. Пришлось рукой оттянуть ленту от шеи и петь таким образом. Это воспринималось, как чудо, что я, такая неопытная, не растерялась, допела до конца в первом акте. Весь зал взорвался, аплодировал, кричал. Это был мой дебют.

- И что было потом с этим спектаклем?

- Шел этот спектакль с успехом, долго. А во втором акте моя героиня убивает Скарпио. Тогда, во время премьеры, я начала «убивать» исполнителя деревянным ножом. А у него костюм - грудь в орденах и медалях. И я начала по-настоящему бить его ножом в эти медали. А был такой замечательный певец Федор Кузьминов, он и сказал: «Мария, хорошо, что нож был деревянный. Ты все так искреннее делаешь. Нужно играть. На сцене не нужно плакать, надо делать вид, что плачешь». Я этот урок на всю жизнь запомнила. Все меня понемногу учили. Конечно, после «Тоски» для меня открылись двери в настоящее оперное искусство.

Тридцать героинь

- А у вас с детства была цель стать оперной певицей?

- Нет. Когда я поступила в консерваторию, у меня не было никакой музыкальной подготовки. Я закончила сельхозтехникум. Естественно, голова была забита агрономией. Но я пела, голос был. А начала я учиться с ноля. Почти все студенты консерватории уже на первом курсе знали ноты, музыкальную грамоту, я ничего не знала. Но, как говорили раньше: «Догнать и перегнать!» И я это делала. Работала я, мне нравилось это, но сказать, что я понимала оперу, нельзя. Сначала трудно было учиться. Но потом догнала и перегнала, и так полюбила оперное пение! На всю жизнь.

- Сколько у вас ролей в опере?

- 30 героинь. Могло бы быть и больше, если исполнять вторые роли. А мои героини - сложные, драматические, столько души в них нужно вкладывать! И в «Тоску», и в «Чио-Чио-сан», и в «Аиду», и в «Пиковую даму»... Все эти роли я пропускаю через свою душу. Это чувствует зритель. И тот, кто это понимает, кто любит оперное искусство, тот как будто обновляется и в то же время обогащается на спектаклях. И это несмотря на то, что многие героини трагически погибают. Тоска бросается с башни, Чио-Чио-сан делает харакири, Лиза бросается в реку... Сколько раз я умирала на сцене... Но, как видите, я сама не умерла. Я переживаю своих героинь, а потом возвращаюсь в свою жизнь.

- А как вы восстанавливаетесь? Ведь ваши роли - это огромный стресс...

- До спектакля мне кажется, что я больна, что на меня все давит, атмосфера нервозная. Дома гуляю в саду, разговариваю с птицами, читаю что-нибудь, просто отдыхаю, рисую фигурки разные, стараюсь создать приятную обстановку. Когда попадаю в гримерную перед спектаклем, то вся нервозность проходит. А на сцене уже не волнуюсь. Там я уже как рыба в воде. После спектакля такое облегчение, все, освободилась, этот тяжелый панцирь спал. Сидим с друзьями пьем чай, разговариваем. Потом дома с родными. И до пяти утра не спится - все анализирую, почему я так это не спела, почему по-другому что-то не сделала...

- Как вы думаете, почему при таком количестве ролей вас всегда ассоциируют с Чио-Чио-сан?

- Если бы был конкурс на лучшую Татьяну или Тоску, тогда, возможно, меня бы не сравнивали с Чио-Чио-сан. Но так как был конкурс на лучшую Чио-Чио-сан, а я ею стала, то с ней меня и ассоциируют. Эта роль была в моей жизни третьей после Тоски и Татьяны. И уже спектакль ставили для меня. Пели мы на русском языке. Потом меня вместе с другими артистами из разных республик бывшего Союза отправили стажироваться в Италию, в «Ла Скала». Вернувшись из Италии, я получила третью премию на конкурсе им. Чайковского - это самый престижный конкурс в мире. Моя третья премия была просто сенсационной победой. И уже через год звонят из Москвы и говорят, что в Японии проводят первый конкурс «Чио-Чио-сан» имени известной японской певицы Миура Тамаки, нужно учить роль на итальянском. Это было в 1967 году. Там я прошла все туры, попала в восьмерку финалистов и получила первую премию. А моя грузинская коллега - вторую.

ОТРЫВОК ИЗ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЙ КНИГИ

Первый спектакль на ... крыше курятника

- Так как я была самой старшей в семье, то мне приходилось быть нянькой. Я заботилась обо всех своих сестрах — о Валентине, Прасковье и Евгении. Однажды вместе с сестричками мы решили устроить театр. Мама была на работе, так что мы принадлежали сами себе. И я была хозяйкой всем и вся! Никто из нас не знал, кто такие актеры. Никогда в жизни не видели мы театра, как, впрочем, и радио с телевизором.

Так вот, чтобы устроить театр, мы собрали в нашем дворе детей со всей округи, распугав всех кур в курятнике и выгнав их вон. Такое вокруг творилось, будто татары напали! Свинья хрюкала, собаки завывали — во какой театр! Но нам нужна была сцена, и потому мы притащили из каса маре шали, мамины платки, подушки, покрывала, половики... Все это водрузили, как смогли, на крышу курятника. А сами, как настоящие актрисы, напялили на себя все самое дорогое - нацепили на головы овечью шерсть, надели лучшие мамины платья, обули туфли на каблуках. Если бы мама все это видела, точно упала бы в обморок. И как только сцена была готова, а мы наряжены, начался «великий спектакль». Я задавала тон, а сестрам было приказано все за мной повторять. Пели мы прямо как в опере! Ребятишки-зрители, кто как, аплодировали. Тех, кто не хлопал в ладоши, выгоняли: «Уходи, что ты тут ищешь, если не участвуешь в спектакле!» Так у нас в конце концов, остался только один зритель — маленький, хиленький, с голым животом, но с огромной шапкой на голове, из-под которой был виден только нос. Такой вот был у меня первый спектакль...

ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЛАНИЕ ОПЕРНОЙ ДИВЫ

Она предчувствовала свою кончину?

За день до смерти, словно чувствуя, что угасает, Мария Биешу попросила близких записать слова благодарности тем, кто почитал ее талант и всячески поддерживал:

Дорогие мои соотечественники, та поддержка, которую я чувствую от вас не только в последнее время, но всю свою творческую жизнь, мне кажется, дает мне право обратиться к вам со словами любви и признательности, обратиться к вашим добрым чувствам. Я родилась когда-то на этой земле, в стране, которая называлась Королевство Румыния. Слава пришла ко мне на этой земле, которая называлась Советский Союз. Сегодня я получаю поддержку жителей моей любимой родины Республики Молдова. Хочу, чтобы наша земля процветала, жила в мире и согласии, несла миру добро и свет. Чтобы эта земля в центре Европы была святым местом любви и добра. Сделайте все, что возможно, чтобы это было так.

С любовью, ваша Мария Биешу. 15 мая 2012 года.

ВОСПОМИНАНИЯ ДРУЗЕЙ

«Мария была счастлива, когда мой хит «Незабудка» гремел на весь Союз!»

- Ушла выдающаяся певица! - баритон Иона Суручану, который дружил с народной артисткой СССР около 40 лет, печален и минорен. - У нас не так много певцов и вряд ли кто-то когда-нибудь добьется того, чего добилась Мария. Мы дружили около сорока лет и, несмотря, на разницу в возрасте, я никогда не называл Биешу по имени-отчеству, обращался к ней по имени — Мария. У нее был талант от Бога! И благодаря именно Марии, когда она была признана лучшей Чио-Чио-сан мира, наша большая планета узнала о крохотной Молдове. У Марии были друзья среди артистов всех жанров, в том числе, среди эстрадников, к которым отношусь и я.

Ион Суручану часто выступал с Марией Биешу в одних концертах, ездили по городам Советского Союза.

- Мария всегда радовалась моим успехам, всегда говорила мне, как артисту, комплименты - продолжает Ион Андреевич. - Мы с ней вместе выступали во многожанровых концертах и Мария всегда находила для меня слова поддержки: «Молодец, ты сегодня хорошо звучал!» или «Ты на сцене вел себя идеально!» за все годы нашего знакомства она ни разу не сказала ничего плохого в мой адрес! Только хорошее... А как Мария радовалась, когда мой хит «Незабудка» прогремел на весь Союз! Я восемнадцать лет был известен только в Молдове, меня даже в Одессе не знали, а тут такой успех! Меня стали приглашать на «Песню года», на «Новогодний огонек». Мария говорила мне: «Ты молодец! Прославляешь нашу маленькую Молдову во всех республиках Советского Союза!» Мария была счастлива...

«Мария Биешу репетировала везде, даже по телефону»

Председатель Союза композиторов Молдовы Владимир Беляев шесть лет был заместителем директора Оперы и балета

- Мария Биешу — великая певица и актриса, огромная утрата для всех нас, - говорит председатель Союза композиторов Молдовы Владимир Беляев. - Я шесть лет работал заместителем директора Театра оперы и балета, помогал Марии Лукьяновне готовить фестиваль «Мария Биешуу приглашает...».Горжусь тем, что Мария Биешу в 2006-м пришла на мой юбилейный концерт, поздравила меня. У нее уже появились признаки болезни, ей было тяжело, но она все равно весь концерт прослушала. Над фестивалями «Мария Биешу приглашает...» Мария Лукьяновна работала до самого конца, ей было трудно выходить на сцену, мы ее поддерживали... Это был человек простой и одновременно непростой в общении, к себе она так просто не подпускала. Мария Биешу была человеком с юмором и очень доброй. Особенно трепетно относилась к молодежи, к своим ученикам, которые ее боготворят и обожают!

И еще. Я поражался трудоспособности Марии Лукьяновны. Она репетировала и на сцене театра, и дома. Даже по телефону репетировала, когда ее аккомпаниатор уехал в командировку. Представляете?!

«Мария не хотела, чтобы ее видели в таком состоянии»

Народный артист СССР Михай Мунтяну был партнером Примадонны национальной оперы более сорока лет

- Мы с Марией дружим и вместе выступаем уже сорок лет, - вздыхает народный артист СССР Михай Мунтяну. - В сентябре этого года на фестивале «Приглашает Мария биешу...» хотели отпраздновать 50-летние творческой деятельности Марии. Ровно полвека назад она впервые получила роль в «Тоске» Пуччини. Это была большая труженица, которая работала целыми днями! Мы пели вместе все ведущие партии в «Тоске», в «Норме», в «Турандот»... Из самолета она пересаживалась в другой самолет и опять мчалась на гастроли. По месяцу — по два продолжались гастроли в советское время. А вечерами любила собрать всех на чай, устраивала чаепития. Очень веселая была, любила анекдоты, все время просила меня рассказать новые.

- А когда она последний раз вышла на сцену?

- Это было года три назад в Санкт-Петербурге во время дней Молдовы в России. Чувствовала она себя неважно, спела всего несколько романсов, потом попросила: «выйди вместо меня». Болела... К сожалению, мы с ней в последнее время редко виделись. Она не хотела, чтобы ее видели в таком состоянии...

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!