Общество

Медицинский спецназ: как в Москве работает отряд врачей с вертолетами

Пять фактов о столичной медицине катастроф
У врачей ЦЭМП есть разгрузочный жилет, который заменяет чемоданчик.

У врачей ЦЭМП есть разгрузочный жилет, который заменяет чемоданчик.

Фото: Андрей АБРАМОВ

25 лет лет назад в Москве создали службу экстренной медпомощи, которая выезжает на самые тяжелые ЧП. Здесь их называют «кризисные ситуации и события риска». Бригады показали себя во время Августовского путча и расстрела Белого дома, работали во время терактов и аварий в метро, взрывах домов, в «Домодедово».

Реанимобили с аббревиатурой ЦЭМП — Центр экстренной медицинской помощи — регулярно показывают в новостях. В ситуации, где счет идет на минуты — вылетают их вертолеты. Корреспондент «КП» побывал в штабе медиков и рассказывает, как устроена работа самой продвинутой медслужбы экстренной помощи в стране, которая напоминает отряд медицинского спецназа

1. Не просто скорая

— Обманчиво мнение, что скорая и медицина катастроф одно и то же. Доставка больных — не основная наша задача, но одна из них. Главная: в случае внештатных ситуация стать единым штабом всего здравоохранения Москвы. При ЧС больницы, судебно-медицинские морги, психолого-психиатрические службы — все уйдет под контроль центра медицины катастроф, — рассказал kp.ru замдиректора по медицинской части ЦЭМП Сергей Гуменюк.

Пожары, взрывы, серьезные аварии— если что-то из этого случается, сотрудники ЦЭМП мчат на место.

— Уверяю: сегодня Москва — безопасный город по сравнению с прошлыми годами. Производства уходят за границы города.Система городской службы медицины катастроф под нашим руководством готова к внештатным ситуациям, — говорит Гуменюк.

Так выглядит реанимобиль.

Так выглядит реанимобиль.

Фото: Андрей АБРАМОВ

2. Врачи-командиры

Внешне реанимобили ЦЭМП не отличаются от реанимаций скорой. Но оснащение внутри превосходит любую штатную машину. Техника здесь на любого экстренного пациента, а запаса медикаментов хватит на оказание помощи 25 пострадавшим.

У центра 12 машин. Есть среди них и пара штабных: часть салона отдана под транспортировку раненого, а вторая — пункт управления: компьютеры, экраны для видеонаблюдения, скоростной интернет.

А это штабная машина.

А это штабная машина.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Главный врач в машине — анестезиолог-реаниматолог. У него сертификат организатора здравоохранения и врача скорой медицинской помощи. Он не только высококлассный специалист, но и командир от медицины на месте ЧП. Именно он решает, сколько нужно бригад скорой помощи, чтобы помочь всем и распределяет подоспевшие на помощь бригады.

Водители не сидят со скучающим видом на выезде. По рациям они связываются с диспетчерской и вызывают подмогу, если об этом попросит врач. Все обучены оказанию первой помощи.

3. Реанимационная палата в небе

Там, где машина доедет в лучшем случае за три часа, вертолет управится за 40 минут. У московских медиков сегодня три европейских вертолета Eurocopter EC145 — этого числа пока достаточно на столицу. Их изначально заказывали для столичного Депздрава, то есть уже с завода их собрали под нужды медиков.

На борту пилот, штурман, врач-реаниматолог и фельдшер. Пилотов набирают из военных летчиков. Полеты в городе — особый навык: мало места, кругом провода, электроопоры.

— На такие узкие пятачки порой садятся — высококлассные специалисты. У них также есть навыки первой помощи. Нет такого, что прилетел на вызов и сижу-жду. Помогают с носилками, связью, — говорит Сергей Гуменюк.

Вертолет в несколько раз превосходит автомобиль по скорости в городских условиях. Фото: ДЗМ

Вертолет в несколько раз превосходит автомобиль по скорости в городских условиях. Фото: ДЗМ

На борту реанимационная палата с кучей техники. Помещаются до трех пострадавших. Пол диэлектрический, чтобы в небе можно было дать разряд тока. Есть изолирующий бокс «БиоБэг», чтобы транспортировать пациента с особо опасной инфекцией. Но за время пандемии возить ковидных больных не довелось. Винт расположен так, что если в суматохе кто-то зайдет под лопасти, они не зацепят голову. Если вдруг попадут провода, то они не замотают механизм, а скатятся.

В Москве десятки площадок для санавиации: 10 на базе крупных медицинских центров и еще 21 наземная оборудована в ТиНАО. Рядом с дежурной вертолетной площадкой стоит реанимобиль, в котором ждет задач бригада санавиации. Это на случай, если полеты будут запрещены, например, по погодным условиям. Летают вертолеты не только на ЧП, но и оказывают помощь пациентам с инфарктом или инсультом, для которых важна каждая минута. Нередко транспортируют тяжелых пациентов в Москву из соседних областей.

Сегодня в Москве три вертолета: они полностью закрывают потребность столицы. Фото: ДЗМ

Сегодня в Москве три вертолета: они полностью закрывают потребность столицы. Фото: ДЗМ

4. Случайных людей здесь нет

Попасть на работу в ЦЭМП непросто. Последний раз людей набирали в 2012 году, когда появились территории Новой Москвы и нужно было расширить штат.

— Текучки нет. Принимаем исключительно по рекомендациям и навыкам. Медицинское сообщество в Москве не такое большое — все друг друга знают. Поэтому случайных людей у нас нет, — рассказал Гуменюк.

Всего в штате около ста человек. Все могут работать в воздухе и на земле. Кто-то из сотрудников просит чаще ставить смену на вертолете, другие, наоборот, побаиваются летать.

— Работа очень нравится. Каждый день тебя ждет что-то новое. Один раз пришел на смену (длится 24 часа — прим. ред.), а домой вернулся через три дня. Отправили на помощь в соседний регион, — поделился врач дежурной бригады Филипп.

Кстати, у врачей есть жилет, в который сложено все необходимое. В таком легче заходить в толпу, чем нести через людской поток габаритные чемоданчики.

В оперативном отделе могут подключаться к городским камерам и оценивать обстановку на мечте происшествия.

В оперативном отделе могут подключаться к городским камерам и оценивать обстановку на мечте происшествия.

Фото: Андрей АБРАМОВ

5. Кто владеет информацией

В ЦЭМП работает оперативный отдел, в котором дежурят диспетчеры и старший врач — он принимает решение, какую бригаду — вертолет или реанимобиль — отправить на место. В диспетчерской доступ ко всем городским камерам. В штабе стоит большой экран, куда выводят картинку. В пункт стекается информация со всех экстренных служб о ЧП.

В реанимобилях стоят рации, которые в том числе настроены на волну пожарных-спасателей. Чтобы еще на подъезде к месту, уже получать информацию о том, что ждет на вызове.

Есть в составе центра научное подразделение. В нем разрабатывают правила, которые сделают экстренную помощь еще качественнее.