Общество

«Месяц мы бились о стену»: Как в разгар пандемии в Петербурге спасали мальчика с гигантской опухолью в груди

После уникальной операции Алеша приходит в себя и готовится к химиотерапии
Опухоль в груди маленького спортсмена весила четыре килограмма. Фото: Из семейного архива

Опухоль в груди маленького спортсмена весила четыре килограмма. Фото: Из семейного архива

После уникальной операции в Центре онкологии имени Петрова по удалению опухоли 12-летний Алексей из Петербурга похудел на шесть килограммов. Вырасти до гигантских размеров саркоме в груди мальчика помог коронавирус: сначала погибающий парень ждал открытия онкоцентров, а затем заразился «ковидом» и сам.

КАК ПОЖАР В ЛЕСУ

Еще в 2019-ом Алеша серьезно занимался футболом, которому посвятил уже три года жизни. Но в октябре мальчик пожаловался, что очень устает после школьных занятий в бассейне. Начал покашливать. Сначала доктора лечили подростку кашель, затем поставили диагноз межреберная невралгия и отправили долечиваться дома.

Во второй раз отдышка и боль в груди застали Алексея 22 декабря. Мальчику стало так плохо, что родители вызвали «скорую». Она отвезла его в Детскую городскую больницу №2 Святой Магдалины.

Уже 23 декабря у мальчугана взяли все анализы, сделали рентген грудной клетки. Но ничего не обнаружили. Спустя полгода этот снимок будут внимательно изучать доктора Детской городской клинической больницы №5 имени Филатова и Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Петрова – и не найдут на нем ничего подозрительного: саркома Юинга (злокачественная опухоль кости. – Прим. ред.) одна из самых коварных опухолей, она не передается по роду и разрастается молниеносно, словно пожар в лесу.

– Так как анализы ничего не показали, нас снова отправили к участковому педиатру. Новый год встретили дома, – вспоминает отец Алеши Святослав. – Январь прошел. Алексей покашливал, но без жалоб. А в марте, накануне введения недели самоизоляции, ему в очередной раз стало плохо. Молодая фельдшер, которая приехала на вызов, сказала, что левое легкое очень плохо работает и что, похоже, в нем жидкость.

ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО КОРОНАВИРУС

Лешу доставили в реанимацию больницы №5. Чтобы сделать ребенку компьютерную томографию, пришлось дважды откачивать жидкость из плевральной полости, в сумме выкачали около двух килограммов.

КТ ошеломило: из девятого ребра Алексея росла гигантская опухоль, которая занимала почти всю левую сторону грудной клетки. Саркома врастала в сердечную сумку и диафрагму, оттесняла сердце и легкое, плотно прилегала к дуге аорты.

Алеша (в центре) впервеы пожаловался на отдышку прошлой осенью, но анализы ничего не показали. Фото: Из семейного архива

Алеша (в центре) впервеы пожаловался на отдышку прошлой осенью, но анализы ничего не показали. Фото: Из семейного архива

– Все вокруг говорили, что Алешу срочно надо переводить в онкологию, иначе потеряем пацана. В НИИ Петрова его готовы были принять хоть завтра. Но прием был закрыт из-за коронавируса, – рассказывает Святослав. – Куда я только ни обращался, даже до губернатора дошел – везде был один ответ: перевести нельзя. Хоть умри. Потому что теперь у нас осталась только одна болезнь – коронавирусная инфекция… Больше месяца я бился о стену… Дай бог здоровья заведующему отделением хирургии Эльзамину Салахову, который не только нашел опухоль, но и все это время поддерживал жизнь сына.

Пока Алеша ждал перевода в онкоцентр, коронавирус нашли и у него самого. Произошло это спустя неделю после того, как он попал в больницу №5. Ни мама, ни папа не заразились, а вот Алеша показал три положительных теста. Примерно три недели мальчик провел в инфекционном отделении, пока, с саркомой в груди, не переборол «ковид».

Алеша серьезно занимался футболом до того, как столкнулся с проблемами со здоровьем. Фото: Из семейного архива

Алеша серьезно занимался футболом до того, как столкнулся с проблемами со здоровьем. Фото: Из семейного архива

Наконец, в первых числах мая НМИЦ Петрова начали прием. Алешу доставили туда уже 10 числа.

– Время с конца марта по начало мая было упущено из-за этого чертова коронавируса! – восклицает отец мальчика.

ЖДАТЬ И БОРОТЬСЯ

Попав в руки онкологов, парень прошел три курса химиотерапии. Но они не дали результата: опухоль лишь перестала расти. Тогда на консилиуме решили, что нужна операция. Ее провели 1 сентября.

– Сложнейшая операция, которую можно назвать уникальной из-за возраста пациента, размеров и локализации опухоли, длилась семь часов, ее выполнил заведующий торакальным хирургическим отделением, член-корреспондент РАН Евгений Левченко, – сообщают в НМИЦ имени Петрова. – Опухоль была 50 сантиметров длиной и весила более четырех килограммов: если до операции масса мальчика составляла 45 килограммов, то после нее – 39.

Сейчас парень приходит в себя после многочасовой операции. Фото: Из семейного архива

Сейчас парень приходит в себя после многочасовой операции. Фото: Из семейного архива

Сейчас Алексей идет на поправку. В онкоцентре говорят, что легкое, от которого осталась одна треть, уже расправилось и что «парень вовсю носится по отделению». С родителями и старшей сестрой Леша общается по видеосвязи: посещать стационары по-прежнему запрещено. Сегодня парню сделали первую КТ, и родные надеются, что свой 13-й день рождения – через месяц - он встретит дома. Впереди – реабилитация и химиотерапия.

– Спасибо врачам за смелость! Теперь нам остается только ждать, надеяться, верить. И бороться, что мы и делаем последние полгода, – говорят родители Алексея. – Дай бог, когда-нибудь Алеша снова выйдет на футбольное поле.