Общество

80 процентов случаев коронавируса в Молдове не регистрируют: Около 300 тысяч человек - носители инфекции, а в селах к врачам вообще не обращаются

Эксперт в области общественного здоровья Алла Токарчук рассказала, как затормозить пандемию сейчас, и позволить тем, кто уже инфицирован, быть вылеченным к 1 ноября
Весной села, где бушевал ковид, закрывали на карантин...

Весной села, где бушевал ковид, закрывали на карантин...

На прошедшей неделе Всемирная организация здравоохранения опубликовала информацию, в которой, среди прочего, говорится, что во всем мире имеется много несообщаемых случаев COVID-19. По оценкам ВОЗ, около 10% мирового населения уже было инфицировано.

Если мы начнем с численности населения во всем мире, равной 7,7 миллиарда человек, то окажется, что около 770 миллионов человек уже были инфицированы, и большинство из них остаются непроверенными и незарегистрированными.

Явление несообщаемых случаев заболевания также присутствует в нашей стране и географически в большей степени присутствует в сельских районах, что обусловлено неравенством в доступе к медицинским услугам. Если применить объявленную ВОЗ ставку, то уже в Республике Молдова мы получим около 300 000 случаев инфекции, и примерно 80% из них остаются незарегистрированными.

Каковы основные причины этого явления?

Причин очень много, я хотела бы упомянуть здесь лишь некоторые из них. Недостаточная и сильно поляризованная коммуникация в некоторых случаях, ограниченные возможности в секторе первичной медицины, ограниченное тестирование, влияние теорий заговора и отрицание существования пандемии, низкий уровень жизни, глубокая нищета.

Все это способствует игнорированию симптомов заболевания, задержке направления к врачам, применению нетрадиционных методов лечения, избеганию медицинской системы многими уже инфицированными людьми, что приводит к неконтролируемому распространению вируса в общине.

Алла Токарчук. Фото: ipn.md

Алла Токарчук. Фото: ipn.md

Каковы реальные последствия несообщаемых случаев?

Наиболее серьезным последствием является быстрое распространение этой пандемии во всех населенных пунктах страны. И если в городах уровень информации и степень доступа к врачу по-прежнему поддерживаются в определенных пределах, то в селах существует серьезный риск спровоцировать гуманитарную катастрофу.

Несколько дней назад кто-то рассказывал мне о многочисленных случаях COVID-19 в одной деревне в центральной Молдове. В основном, во всем секторе все были больны, и все дома применяли различные средства самолечения, рекомендованные кем-то по телефону, в том числе антибиотики вводили внутримышечно. Была одна жительница, которая утром отдавала корову в стадо, затем шла из дома в дом и делала уколы больным, без маски, без перчаток, не зная, что она переносит заразный вирус из дома в дом. Я не могла поверить в то, что слышала. Но это тоже одна реальность.

Я пыталась сделать простую оценку того, что на самом деле происходит там. Согласно уже собранным данным, для деревни с 500 жителями, инфицированных COVID-19, 20% больных будут иметь серьезные и тяжелые формы. Таким образом, из деревни с 500 инфицированными людьми у нас будет 100 человек с серьезными и тяжелыми симптомами, и из них, по крайней мере 25, потребуется госпитализация в реанимацию, и по крайней мере 15 затем переходят в статистику смертности.

Если ни один из этих 500 человек в этой деревне не доберется до врачей, не сделает анализы, не будет должным образом себя лечить, то в результате смертность может дойти до 10% из них или около 50 человек. Таков был уровень смертности в Италии в марте, когда не было доступа к услугам здравоохранения. В крупных деревнях эти потери будут гораздо выше. И эти потери будут найдены в статистике смертности, даже в ситуации, когда они не будут отражены в пандемической статистике.

На самом деле, эти размышления не о несообщаемых статистических данных

Эти размышления о человеческих жизнях, скрытых за этими статистическими данными. И может быть, пришло время подумать сейчас о том, что мы делаем с селами Молдовы, где нет семейного врача, где нет аптеки, где не ловят мобильный телефон, но есть люди, инфицированные COVID-19? Как мы можем предоставить этим людям доступ к медицинскому обслуживанию и как мы можем сохранить их в статистике активного и работающего населения?

Пандемия является испытанием для каждого члена общины, но она также является двойным испытанием для тех, кто решил служить этой общине через органы власти различных уровней. Степень их ответственности намного выше ответственности обычного гражданина. От решений и действий властей зависит то, как мы будем жить через месяц-два. Их бездействие может иметь серьезные последствия и серьезные человеческие потери.

До тех пор, пока вакцина не будет одобрена, ни одна страна не сможет остановить эту пандемию. Большинство стран принимают ограничительные меры для достижения пандемического торможения и контроля за потоками пациентов.

Какие меры сейчас необходимы в краткосрочной перспективе в Молдове?

Основной задачей является выявление всех инфицированных и их контактов. Это можно сделать на общинном уровне и через телефонную связь, и через кабинеты семейных врачей, и через другие фильтры. Каждая мэрия может легко определить приблизительное число инфицированных в своей деревне. У нас 900 мэрий, поэтому мы получим 900 таблиц с данными, которые помогут собрать реальную картину пандемической ситуации в стране, даст понимание реальных потребностей больничных коек и возможную оценку последующей эволюции.

Как идея возможного использования программного обеспечения, я хотела бы предложить использование программного обеспечения с выборов. Просто вместо партийных названий использовать другие термины. Все данные могут быть объединены онлайн не более чем за 48 часов по всей стране. Мы маленькие и компактные, и очень взаимосвязаны. Это не сложно собрать эти данные, если мы хотим. У нас также есть люди, обученные использованию программного обеспечения уже во всех деревнях.

С собранными данными мы увидим ситуацию и поймем, какие ресурсы нам нужны, где мы готовим карантин, где мы только изолируем очаги. Мы также поймем, как мы проводим выборы, сколько мобильных урн нам нужно и т.д.

Очень важно напрямую общаться с этими уже инфицированными людьми и направлять их в центр медицинской помощи. Об этом интернет-центре я писала раньше. Первичную сортировку пациентов можно проводить онлайн, а затем с помощью машин скорой помощи. Чем лучше мы будем выявлять всех инфицированных, тем лучше мы сможем остановить распространение инфекции.

Даже если мы не будем их тестировать, сообщать о них, отчитываться за них, лечение и сохранение жизни этих людей является более важным, чем что-либо сейчас.

Мы не можем остановить эту пандемию сейчас полностью, но мы можем затормозить ее!

На первый взгляд это кажется сложным, но это не так. Мы можем затормозить пандемию сейчас, и позволить тем, кто уже инфицирован, быть вылеченным и свободным от болезни к 1 ноября. То есть мы могли бы избежать удвоения числа новых случаев заболевания к 15 ноября. Мы могли бы войти на плато и сохранить это плато, не входя снова в полный карантин.

Кроме того, мы избегаем возможной гуманитарной катастрофы в селах, где нет доступа к врачу, а вирус кипит, поднимается шапкой, и скоро выльется через край...

Автор: эксперт в области общественного здоровья Алла Токарчук, ipn.md.

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!