Общество

Дом в Твери, где в начале года взорвался газ, начинает обретать новую жизнь

Корреспондент «КП»-Тверь» побывал на месте
Сейчас внешне дом выглядит так. О произошедшем взрыве газа напоминают только мощные "скрепы".

Сейчас внешне дом выглядит так. О произошедшем взрыве газа напоминают только мощные "скрепы".

Фото: Александр ЖМУЛИН

В дом № 19 на бульваре Гусева в Твери, где в начале года произошел взрыв газа, возвращаются жильцы. Речь, правда, пока идет только о заселении квартир выше четвертого этажа. Корреспондент «КП»-Тверь» побывал на месте.

Напомним, что взрыв произошел ранним утром 2 января, примерно в 6:40, в трехкомнатной квартире на третьем этаже дома. В это время там были супруги Александр и Ольга, а также их дочь со своими малолетними детьми. Александр только-только вернулся с ночной смены (он водитель на «скорой помощи»), и жена пошла подогреть ему еду. Тут-то и случился взрыв. Рванул газ.

В результате с двух лоджий квартиры (впереди и сзади дома) вырвало бетонные плиты-ограждения, вынесло все оконные рамы, появилась трещина на несущей стене, которая дошла чуть ли не до 9-го этажа. Физически пострадали только Александр и Ольга. Особенно Ольга. С тяжелыми ожогами она была госпитализирована и, к несчастью, не выжила - скончалась в больнице спустя шесть дней.

Вот так дом выглядел в июне.

Вот так дом выглядел в июне.

Фото: Александр ЖМУЛИН

Ситуацию оперативно взяли под контроль городские и региональные власти. Жильцов всего крыла расселили по гостиницам, часть уехала к родственникам. В доме начали ремонт. А тут грянул коронавирус, и сроки его окончания стали сдвигаться. В итоге кое-что до сих пор не закончено.

Вид с торца.

Вид с торца.

Фото: Александр ЖМУЛИН

Глядя на взорванную квартиру с улицы, трудно догадаться, что именно здесь всё произошло: восстановлены бетонные ограждения, вставлены окна. Если бы не внушительные «скрепы», тянущиеся в две линии по передней и торцевой стенам дома, то вообще никаких воспоминаний...

Рядом с подъездом уже не дежурит полиция, дверь открыта, заходи свободно, на первом этаже в трешке горит свет - там делают ремонт. Дверь в тамбур оказалась открытой, в квартиру - нет. На стук появился рабочий - черноволосый щетинистый мужчина неславянского вида. Рассказал и показал, что в квартире укрепили стены металлическими конструкциями, давно сняли подпорки, завершают косметический ремонт. Красят, малюют в белесый цвет, выглядит прилично.

На первом этаже делают косметический ремонт

На первом этаже делают косметический ремонт

Фото: Александр ЖМУЛИН

Там же.

Там же.

Фото: Александр ЖМУЛИН

- Недели две осталось, - с сильным акцентом сообщил мужчина.

На втором этаже дверь в тамбур оказалась запертой, звуков ремонта никаких слышно не было, похоже, что здесь всё закончили. Но не факт.

На третьем этаже дверь мне открыли не в той квартире, где произошел взрыв (там было тихо и заперто), а в соседней. На пороге возникли хозяева двушки Александр и Елена.

- Обратно мы еще не вернулись, живем в маминой квартире до сих пор, просто приходим практически каждый день следить за ремонтом: у нас работают специалисты, делают косметический ремонт, - сообщила Елена.

На мои расспросы пара рассказала, что у них во время взрыва лишь вывернуло косяк входной двери - спасла крепкая железная дверь.

- Правда, после этого окна разболтались, стали плохо закрываться, - уточнили супруги. - В ходе работ по укреплению пострадавшей квартиры с жильцами никто не советовался. У нас в большой комнате укрепили стену металлическими шпалерами, по верху и низу стыки потолка и пола со стенами скрепили металлическими уголками 10 на 10 см. Надо сказать, делали всё рабочие московской фирмы, которая по контракту то ли с городской, то ли с региональной администраций здесь работала, очень неаккуратно. Всё нам тут поломали, балкон подожгли.

- Как?

- Не знаем, может, искрой от болгарки. Сейчас вот специалист от местной УК, которого предоставили нам власти, исправляет всё, делает косметический ремонт.

Соседи показали, как скрепили стыки межэду стенами и потолком.

Соседи показали, как скрепили стыки межэду стенами и потолком.

Фото: Александр ЖМУЛИН

На мой вопрос о какой-нибудь компенсации от властей супруги ответили:

- Дали сначала 50, а потом еще 15 тысяч рублей.

- За коммунальные услуги вы же не платите всё это время?

- Нет, но, несмотря на то что нас отселили на время, сразу после ЧП, в августе, неожиданно пришла платежка за отопление. Пришлось звонить в Тверскую генерацию. Там вникли, сказали: не платите.

Супруги всё время разговора заметно нервничали, им было явно не по себе.

- Никак не можем забыть то утро, мы же с нашими соседями словно родственники были, столько их знали, дружили, - поделились эмоциями супруги. - Очень жаль, невероятно. Александр с Ольгой душа в душу жили лет 45, такая хорошая семья была, никогда не ссорились. Мы общаемся с Александром, ему очень тяжело. Но работает, живет у дочки.

Я хотел пообщаться и с жителями более высоких этажей. Но дверь почти никто не открыл. Лишь одна женщина вышла на звонок, но не захотела отвечать на мои расспросы:

- Извините, я только недавно вернулась, очень устала.

Объявление на входе в подъезд.

Объявление на входе в подъезд.

Фото: Александр ЖМУЛИН

На втором и третьем этажах в комнатах были сделаны специальные подпорки.

На втором и третьем этажах в комнатах были сделаны специальные подпорки.

Фото: Александр ЖМУЛИН

С обратной стороны на третьем этаже (с краю) также вставили выбитые плиты и стеклопакеты на балконе

С обратной стороны на третьем этаже (с краю) также вставили выбитые плиты и стеклопакеты на балконе

Фото: Александр ЖМУЛИН

А после взрыва было так.

А после взрыва было так.

Фото: Олег ЗИНЧЕНКО