2018-04-02T13:26:52+03:00

Павел Крянгэ: «За всю войну я не получил ни одного письменного приказа!»

«КП» в Молдове публикует самые сенсационные отрывки из книги экс-министра обороны Молдовы
Поделиться:
Комментарии: comments86
Изменить размер текста:

Этот материал был опубликован в «Комсомолке» в 2006 году. Но сегодня, после того, как 2 марта в Молдове впервые отметили День памяти павших в вооруженном конфликте по защите целостности и независимости страны, мы решили, что уместно эти заметки повторить.

Сейчас нас пытаются убедить в том, что войну нам импортировали. Но любой, кто вспомнит тогда еще Молдавию 90-х годов, скажет, что это не так. Среди тех, кто не отрицал правды, был Павел Крянгэ. Фигура неоднозначная. Генерал-«афганец». Офицер Советской армии. В 1992 году начальник штаба при Главнокомандующем (мозг армии). Министр обороны, не ушедший в отставку после указа президента Снегура. «Несостоявшийся молдавский Пиночет». Воспоминания его были изданы в книге «Я хочу рассказать...».

20 страниц - о гражданской войне в Приднестровье. Он был министр обороны Молдовы, и уже поэтому - лицо пристрастное. Но он был действительно офицер Советской армии, и врать просто не мог. А где не мог сказать правды, просто молчал. Спасибо и на этом, генерал!

…о создании армии

Я спросил премьер-министра Друка, какой ему представляется военная организация в Молдове. Тот ответил, что провел смотр полка «Тигина-Тирас», и в ближайшее время будет сформирован еще один полк. Обмундирование заказано в Германии и Швеции. Я обратился к помощнику Друка, тот сказал:- Чего проще, создадим один полк, потом другой, и вы станете командующим армией!У меня такой подход вызвал недоумение и на следующий день я провел смотр. Личный состав так называемого «полка» составлял всего 110 человек, которые представляли довольно жалкое зрелище. Только один из резервистов подходил на должность сержанта.

…о подготовке к войне

Штаб Министерства обороны, анализируя обстановку, предложил призвать военнообязанных, сформировать подразделения, вооружить и обучить их на наших полигонах, а затем передать МВД. Но генерал Косташ с предложением не согласился, заявив «пока мы туда не пойдем, проблема сепаратизма не будет решена».

… о секретности

Я поехал на Кошницкий плацдарм (в зоне приднестровского конфликта. - Прим. ред.). Практически централизованного управления в зоне конфликта не было. Отсутствовали средства связи. Со мной был генерал Дабижа-Казаров. Изучив обстановку, я дал ему слово. Дабижа сказал:- Генерал Крянгэ назначен начальником штаба при президенте и отвечает за боевые дела в этом регионе…. Скоро мы будем проводить операцию в этом направлении (показал на северо-восток. - Прим. Крянгэ), и в этом (махнул на юго-восток. - Прим. Крянгэ).Позже я спросил, зачем рассказывать об этом, ведь планы-то секретные, а мы толком не знаем, кто были люди на командном пункте. Дабижа промолчал.

…об «афганском» братстве

Когда у приднестровцев появились танки, я связался по телефону с полковником Кицаком, с которым встречался в Афганистане, и сказал:- Если твои танки появятся на передовой, мы будем вынуждены применить артиллерию. Давай подумаем о людях.Танки появились. Артиллерия открыла огонь. Но хотя у нас была батарея реактивной артиллерии «Ураган», мы ни разу ею не воспользовались.

…о боях в Бендерах и расстрелянной молдавской колонне

Большая часть 18-19-летних необстрелянных молдавских солдат не выдержала психологически танковой атаки приднестровцев, особенно после прямого попадания танкового снаряда в наблюдателя прямо у них на глазах. Они стали уходить с позиций, прятаться…

Тогда танковую атаку стали отражать молдавские офицеры: полковник Карасев, начальник штаба Чиходарь, командир батальона Продан, рядовой Малинин. Подбили они два танка и атаку отразили. Но положение оставалось тяжелым. Полковник Карасев доложил генералу Дабиже о необходимости боеприпасов, еды и воды. В поддержку группе Карасева отправили 2-ю роту 3-го мотопехотного батальона. У Бендерской крепости ее разгромили. Часть солдат попала в плен, часть спряталась, кого-то убили, ранили… Прорвались к своим только 20 человек с младшим лейтенантом Чеботарем. А генерал Дабижа отправлял военных на выручку к группе Карасева в оскорбительных выражениях, и дело могло закончиться самосудом. Вообще к 20 июня, когда наша группа отступила, чтобы не попасть в окружение, Дабижа высказал пожелание, чтобы его убрали из Варницы. Так как, если он погибнет не от снарядов, то «прикончат свои же».

…о добровольцах - «волонтерах»

… обратились ко мне с просьбой помочь вооружением и боеприпасами. Меня тронул их патриотизм и я принял решение выделить отряду автоматы, пулеметы, гранатометы и боеприпасы к ним.…о приказе начать войну

Все говорило о том, что найдена альтернатива военному противостоянию на Днестре… Провокация, связанная с нападением на бендерский отдел полиции, была осуществлена специально. Я, как начальник штаба при Главнокомандующем, не понимал причин, побудивших президента (Снегура. - Прим. ред.) принять столь очевидное ошибочное решение. Оно было принято без анализа возможных последствий, оценки обстановки, без совета со штабом. Для меня решение о вводе войск в Бендеры 19 июня явилось полной неожиданностью. Те, кто участвовал в принятии этого решения, фактически «подставили» нас (штаб. - Прим. ред.).

…о храбрости

В разговоре с генералом Дабижей я подчеркнул, что нужно как можно быстрее организовать оборону на выгодных рубежах. К полудню он позвонил мне почему-то из Новых Анен и доложил, что осмотрел в городе школу, решил оборудовать ее под командный пункт и пойдет смотреть что-то еще. Я отчитал его за то, что он ищет командный пункт в 25 километрах от наших войск. В Варнице в это время шел минометный обстрел. Позже, когда Дабижа приехал в Варницу, то, будучи в окружении полицейских, упрекал их в том, что они не могут навести порядок в стране, и… не умеют ловить преступников. На лицах людей были ярость и возмущение. Только к вечеру мне удалось успокоить их.

…о потерях

В последние дни конфликта мы теряли по 10-15 человек убитыми и по 40-50 ранеными. Все острее чувствовалась нехватка резервов. Не было оружия, боевой техники, офицерских кадров. Росло число беженцев.

… о переговорах

Обстановка на них была крайне сложной. Она накалилась до предела, когда в дом, где велись переговоры, вошла группа вооруженных до зубов гвардейцев с комбатом Костенко. Ситуация сложилась напряженная и опасная. Нам угрожали. Но мы не поддавались на провокации.

…о победе и поражении

Некоторые «исследователи» заявляют, что мы, якобы, «потеряли возможность разобраться с казаками и выгнать их из Приднестровья» и «не дали нашим парням выйти из окопов». Все эти слова - авантюра. Особенно, если учесть, что армии, в полном смысле этого слова, у нас тогда не было. В этих условиях «разобраться» с противником, хорошо оснащенным и вооруженным, значило пойти на провал, неоправданные и многочисленные человеческие жертвы. Утверждения некоторых «политиков», что проблемы внутреннего политического противостояния можно решить оружием, оказались ошибкой. Подписание соглашения между Молдовой и Россией «О принципах мирного урегулирования» и ввод миротворцев оправдали себя.

… о «самоволках»

Вооруженные резервисты все чаще уходили самовольно с боевых позиций. Нередко появлялись в Кишиневе. Нам пришлось создать пропускные пункты на ключевых дорогах, ведущих к месту войны. Несмотря на это, после решения о создании миротворческих сил, вооруженная группа из 120 военнослужащих, скрытно покинув плацдарм, завладела паромами через Днестр, двумя автобусами и окольными путями добралась до Кишинева. Они появились в центре города. Один из резервистов попросил меня:- Господин генерал, возглавьте нас!Я не стал уточнять, что он имеет в виду. Мы объяснили людям всю необходимость мира, и они добровольно сдали оружие.

…об иностранном присутствии

Относительно румынских офицеров-инструкторов, летчиков и других специалистов могу сказать, что они никогда не находились ни в гарнизонах, ни на наших воинских позициях, ни тем более на боевых позициях.

…о приказах

За все время существования штаба при Главнокомандующем я не получил ни одного письменного распоряжения. Шли боевые действия, гибли люди, а скрепленных подписью, то есть подтвержденных юридически указаний соответствующего начальника, не было. Чем это объяснить? Только одним. Боязнью взять на себя ответственность за происходящее… СКАЗАНО

Бывший военный комендант Тирасполя Михаил Бергман:

- Павел Крянгэ, министр обороны Республики Молдова, несомненно сыграл заметную роль в тех бурных событиях. Не отрицательную, но конструктивную. И это не только мое личное мнение. Вряд ли найдется хорошо знающий историю постсоветского развития Молдовы человек, который доказательно, обоснованно, убедительно может сказать, что Павел Крянгэ сработал на своем посту из рук вон плохо, что он думал в той ситуации больше о себе, чем о соотечественниках и о своем гражданском долге. Но положение было такое сложное, противоречивое, уникальное, не прописанное ни в одном учебнике, ни одним политологом...ОТ РЕДАКЦИИ

Павел Крянгэ - не писатель. Поэтому дистанцироваться от своего героя, - себя самого, - в своей же книге так и не смог. А человек несовершенен. В результате, генерал пишет о гражданской войне 92-го года 20 страниц текста, а о своих с президентом Снегуром обидах и разборах - в три раза больше. Бог судья... Но «комплекса Наполеона» у Крянгэ, ушедшего из жизни в 2004 году, не было. Был бы, устроил бы переворот. А он не устроил, потому что был не мелкопоместный князек, а военный до мозга костей. Таким не нужна власть. Им Армия нужна.

Профессиональный военный, министр, пользовавшийся в армии авторитетом, - он, как сотни тысяч офицеров, просто растерялся, оставшись без армии. Мощной и непобедимой. Советской. Им предложили другие армии - Национальные, и они пошли. Любая, лишь бы Армия. И уж войны, - в которых на теле издохшего СССР недостатка не было, - они начинали каждый там, где оказались волей случая. Справа или слева. Как и многие профессиональные офицеры, на события в Приднестровье Крянгэ смотрел с горечью, а на тех, кто их устроил и бездарно вел - с брезгливым недоумением. Но на войну пошел. Настоящих офицеров не готовили к гражданским войнам. Но ими заткнули дыры гражданской войны. Те, кто эти войны устроили.

Думал ли кто в 90-м году, что на берегах цветущего Днестра вспыхнет война? Вряд ли. Не верили. Вспыхнет ли она вновь? Сейчас мы в это не верим, и не хотим верить, и это нормально. Но мир - чертовски хрупкая вещь. Поэтому каждый раз, когда вам будут говорить об оружии, вспомните книгу генерала Крянгэ. Она свидетельствует - те, кто войны разжигают, оказываются потом в глубоком тылу. Оказываются ни при чем. Умывают руки... Всегда.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также