Boom metrics
Звезды1 февраля 2011 22:00

Владислав Флярковский: «В доме, где обшарпаны фасады, всегда будет холодно!»

«Комсомолка» вместе с известным журналистом порассуждала о месте культуры в современном обществе.

Когда вместе собираются люди от культуры, на них без слез смотреть нельзя. Неряшливые — они считают, что выше земных благ и уж тем более аккуратной одежды. Невнятно изъясняющиеся — они думают, что творческий беспорядок хорошей мысли не повредит. Побирающиеся — они искренне считают, что все им обязаны и по жизни должны. Известный российский журналист и ведущий канала «Культура» Владислав Флярковский, который приехал в Кишинев по приглашению международного медиа-клуба «Формат-А3», изменил взгляд скептика на культурное сообщество. Он рассказал о том, кто, как ему представляется, должен позаботиться о духовном здоровье нации, чего не хватает в Кишиневе и что ему больше всего запомнилось в Молдове.

«Потребность получения культурных ценностей должна возникать сама собой» - Ваш творческий вечер в Кишиневе носит название «Мода на культуру». На ваш взгляд, существует ли в нашем обществе мода на культуру или все же до людей нужно донести мысль о том, что быть культурным — это в общем-то не только объективно необходимо, но и модно? Есть же сейчас такая тенденция, что «секс, наркотики и рок-н-ролл» — это уже в прошлом, теперь мы пьем зеленый чай, ходим в фитнес-центры и вообще всячески демонстрируем свою светскость, утонченность...

- Направлять людей не надо. Подневольные люди никогда не смогут собраться в здоровое общество. Заставить человека любить культуру и вызвать у него искусственным образом потребность в ней — дело последнее: он при первой же возможности увильнет. Задача государства, на мой взгляд, заключается в создании определенной атмосферы в городе, республике. Очень важно создать такую среду, где потребность получения культурных ценностей возникает сама собой. Человек будет видеть, что это составляет значительную часть жизни и что это безусловная ценность, что это лучше фитнеса.

Но человек должен сам к этому прийти. Он должен ехать по городу и видеть большие, яркие плакаты с приглашением пойти на какое-либо культурное мероприятие — в театр, на открытие грандиозной выставки изобразительного искусства или на крупный музыкальный фестиваль. На этих картинках должны быть огромные, до боли знакомые или соблазнительно незнакомые лица талантливых людей — актеров, дирижеров, художников. Человек не должен, идя по городу, видеть, как я сегодня на улице Букурешть, 66, разрушенный дом XIX века, где зияют пустые глазницы вместо окон и трава растет внутри. Если он это видит, его, кроме фитнес-центра, ничто не будет интересовать.

«Культура и дорого стоит, и дорогого стоит»

- Тем не менее, есть люди, которые считают, что человек не только должен знать иностранные языки, он должен интересоваться музыкой, кино, читать книжки. Таких людей, по вашим ощущениям, много?

- Но кто ж их пересчитает?! Эти люди идут за модой, они соприкасаются с культурой неосознанно. А они, подчеркну, должны делать это осознанно. Культура на самом деле и дорого стоит, и дорогого стоит. Она нуждается, чтобы ей помогали деньгами.

- Вы в Кишиневе впервые? Что вы знаете из молдавской культуры и о чем вы можете сказать: «Вау, я должен это видеть!» , «Я должен это почувствовать!» «Попробовать»...

- Я с юности помню «Флуераш», «Жок», Марию Биешу, Эмиля Лотяну. По-прежнему на слуху имя Евгения Дога. Ваш знаменитый композитор, живущий, правда, у нас под боком, с полусотней вальсов тесно ассоциируется у меня с Молдовой. Он неоднократно говорил, что, мол, он не Штраус, у которого 170 вальсов, но тем не менее полсотни в своем активе имеет... И по праву гордится. Когда я собирался в Кишинев, то понимал, что подкрепить все эти знания было бы мне недурно. Кое-что я уловил. Например, я побывал в Малых Милештах. И меня в этих винных подвалах поразили музыканты — один со скрипкой, другой с аккордеоном. Они сыграли так хорошо, что впечатления от музыки, старательно исполненной неизвестными артистами, пожалуй, «перекрыли» вкусовые ощущения от превосходного «Негру де Пуркари» урожая 1986-го года.

«Задача главного архитектора - сделать Кишинев неподражаемым»

- А что вас еще поразило?

- Я проехал по городу, и у меня сложилось противоречивое впечатление. Это смешанное чувство умиления и печали.

- Почему?

- Сама атмосфера. У города, как мне показалось, нет лица. Я думал раньше, что у Москвы нет лица, хотя это, конечно, не корректно сравнивать Кишинев и Москву, а сейчас понял, что и у молдавской столицы отсутствует продуманный, отчётливый облик. Явно городом никто не занимается. Интерес и вкус к окружающему миру формирует то, что журналисты показывают по телевизору, пишут в газетах и журналах. Это формирует не только знание о каких-либо вещах, но и отношение к тем, кто управляет городом. Мне показалось, что все как-то неуклюже и небрежно.

- Без хозяйской руки?

- Видимо, так. Как и нет ощущения прикосновения человека к той среде, где он обитает.

- Камень в огород мэра? А что у нас не так? Архитектура? Ларьки в центре города?

- Дело даже не в ларьках. Явно в Кишиневе нет общей идеи, концепции, и ее, кажется, давно не было. Еще с советских времен. Видимо, нет идеологов. Идеологов достаточно в политике, а вот идеологов, которые формировали бы духовную жизнь, явно нет. Я бы хотел увидеть главного архитектора города и документ, который определял бы развитие молдавской столицы.

- Имеете в виду генеральный план? Так он у нас есть!

- Было бы интересно посмотреть, учитывает ли он исторические охранные зоны, есть ли перспектива развития города и какая она. Это вообще его главная задача — сделать Кишинев неподражаемым.

«Люди поодиночке ничего не могут сделать»

- Вы внушаете нам комплекс неполноценности...

- Ни в коем случае! Я бы хотел внушить азарт и здоровое возмущение. Как так? Почему мой город не развивается?

- Ответ же лежит на поверхности: все упирается в средства. Сейчас мы затянули пояса, берем кредиты, главное для людей сейчас - за тепло рассчитаться. У нас очень выросли цены...

- В городе, где мало поют и мало танцуют, где редко выходят на сцену, в этом городе всегда будет холодно. И это не зависит от экономического состояния дел.

- У нас, кстати, есть артисты, театры, музеи...

- Я выражаюсь, конечно, фигурально. В городе, где нет к этому интереса или где он недостаточно проявляется, там обшарпаны фасады. А в доме с обшарпанным фасадом, даже при налаженном отоплении, будет холодно. Значит, в нём живут люди, которым наплевать, как выглядит их дом. И им всегда будет холодно. Им всегда будет противно. Им всегда будет не по себе.

- И нужно, наверное, начинать с менталитета?

- Менталитетом не начинается, менталитетом все заканчивается...

- Но тем не менее — нельзя же дать отмашку: все, поехали! Взял в руки главный архитектор лопату и пошел наводить порядок...

- Разумеется, так не происходит. Вручить лопату мэру, архитектору — это не выход из положения. Люди, как правило, поодиночке ничего не могут сделать. Нужно создать команду, работоспособную. Чтобы поддержать свою культуру, спасти город от увядания, нужно объединиться. У вас ведь есть, наверное, достаточное количество общественно-политических движений, которые ратуют, скажем, за присоединение к Румынии или наоборот.

- Как у нас говорят, гражданское общество развивается...

- В Москве, например, есть общество «Архнадзор», члены этого общества следят за тем, чтобы сохранялись памятники архитектуры. Они борются за каждый кирпич, устраивают демонстрации. Это общественное движение, цель которого именно вот такая — сохранение того духовного, что уже есть. Я понимаю, что для развития культуры нужны спонсоры, но ищите их. Разве нет в Молдове богатых людей?

«Право народа - хотеть того или иного»

- Вы затронули тему объединения Молдовы и Румынии. Объясните мне с той точки зрения, разве плохо, когда две культуры будут друга друга обогащать, взаимодополнять. Реплика об этом у вас прозвучала иронично.

- Это право народа и его государства — хотеть того или иного. Но тогда стоит понимать, что слово «Молдова» будет означать название не страны, не государства, … торгового развлекательного центра, который я увидел на въезде в город - «Mall Dova». Именно к этому могут привести перекосы. По-моему, не важно, в составе кого и когда была Молдова. Я знаю Молдову со своим флагом и гербом, и я ее именно так воспринимаю. Но если произойдут некие перекосы, о которых мы говорили, то Молдова превратится в провинцию Румынии, где живет такой этнос, как молдаване. Услышав подобную, новость, я вряд ли порадуюсь...

daria@kp.md

КультураИнтересное