2018-02-21T22:51:08+03:00

Сельские политстрасти: Главную единоросску села уволили из-за мужа-коммуниста

Наш спецкор Владимир Ворсобин наблюдал, как в удивительном поселке Теткино, к ужасу районных властей, вдруг проснулось гражданское общество [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments180
Изменить размер текста:

РЕВИЗОР От ленивого вагонного безделья пишу в Фейсбук: еду в поселок Теткино Глушковского района, что в двухстах километрах от Курска. «Вслушайтесь в названия! Поэзия!»... Я уже видел десятка два покосившихся изб. Темнота. Метель. Лай собак. И улыбался крикам «интернет-сокнижников»: «Не будь эгоистом - привези самогону!»... Но, честно говоря, это был редкий случай, когда я плохо понимал, куда еду. Ну что, спрашивается, изумительного могло натворить это Теткино, чтобы в нескольких километрах от российско-украинской границы, в тихой, насквозь депрессивной губернии вдруг взорвался информационный вулкан... Впрочем, смутные обрывочные известия оттуда были по-гоголевски забавны. Губернатор срочно посылает в деревню делегацию задобрить население, областная власть в панике скрывается в отпуск, по слухам, съемочную группу центрального канала пограничники (дескать, режимная зона) развернули по дороге в загадочное село...

Непослушная семья Погребных: за политические убеждения мужа...

Непослушная семья Погребных: за политические убеждения мужа...

Губерния с хрестоматийной старательностью готовилась к худшему. Она вдруг получила «пренеприятнейшее известие». Да-да, то самое... В соседнем СВ-вагоне ехал... ревизор. Точнее - ехала. Надежда Школкина, член Общественной палаты, следовала на «место происшествия». Ее почти неофициальный статус, видимо, имеет волшебно-федеральное значение, коль мятежное Теткино встречает столичных гостей... народным сходом. Люди желали смиренно доложить Москве, почему сельчане пишут письма на имя Путина, почему дети саботируют занятия в школе, учителя грозят массовым исходом из партии власти и даже для подавления возможных беспорядков в Теткино выслан наряд милиции...

...главная сельская единоросска чуть не попрощалась с любимой школой.

...главная сельская единоросска чуть не попрощалась с любимой школой.

СЕМЕЙНЫЕ ДРАМЫ КОММУНИСТА И ЕДИНОРОССА Как любая деревенская драка, все началось с пустяка. С семейной ссоры. В Теткине, которое оказалось крепким 5-тысячным селом с аккуратными украинскими хатами и даже собственным спиртзаводом, проживает семья Погребных. Татьяна - директор одной из лучших школ в области (несколько педагогов даже награждены президентскими грантами) и ее муж Виктор - человек тоже в селе уважаемый - заместитель главы поселкового совета по ЖКХ. Правда, в канун выборов в областную Думу (они состоятся 13 марта) вышеприведенные характеристики уже не столь важны. Главное, что Погребная - секретарь первичной ячейки «Единой России», а Погребной - член КПРФ. Если кто-то сейчас подумал, что вся соль в этом чудовищном несоответствии, - зря. Сюжет не так прост... А все потому, что в райцентре Глушково живет еще одна не менее интересная семья - Каппулет... Извините, Золотаревых. Павел - глава райкома «ЕдРо», ну и, конечно же (ну а как сейчас иначе?!), руководитель района. Его жена Екатерина - тоже член партии власти, генеральный директор агрофирмы «Русь» (об этом живописном хозяйстве поговорим чуть позже). Интересно, что война между Погребными и Золотаревыми началась вынужденно. По справедливым законам вертикализации власти, которые знает любая деревенская бабка. Если ее спросить: бабуль, вот если муж директора школы захотел в депутаты (Погребной выдвинул свою кандидатуру от списка КПРФ), а жена главы района тоже захотела (Золотарева пыталась выдвинуться от «Единой России»), что будет? Она пусть и матерно, но политологически верно опишет тонкости российской субординации. Но в Теткине все пошло шиворот-навыворот. Хотя начиналось все штатно - проведав о такой измене, главную теткинскую единоросску Погребную за окаянного мужа вызвали на «районный ковер». По ведомству в РОНО, разумеется. Попросили написать заявление по собственному желанию. И не было в этом никакой экзотики - в районе периодически чистят педагогические ряды. Особенно тщательно после выборов. Что по устоявшимся традициям даже справедливо. Коль педагоги еще с советских времен обязаны агитировать за власть и «правильно» подсчитывать голоса, вполне логично, что они несут за это строгую ответственность. - Уволить меня грозились еще после предыдущих выборов, - рассказывала мне в коридоре неожиданно просторной и многолюдной сельской школы (380 учеников) Татьяна Погребная. - Теткино не вытянуло запланированный процент, и Золотарев был в гневе. Но тогда мы хорошо поговорили - и вопрос был снят. На этот раз глава РОНО сказала просто: пиши заявление. Иначе (показывает мне Трудовой кодекс) уволим по статье, предоставляющей учредителю (т. е. администрации района) право увольнять директоров школ без объяснения причин. - Опять из-за выборов? - чуть не плача, спрашиваю. - Опять, - кивает та...

Образцовая семья Золотаревых: муж - глава администрации...

Образцовая семья Золотаревых: муж - глава администрации...

Пока Погребная рассказывала, как звонила мужу, как ругала его, «окаянного» («Зачем полез в политику - говорила же. Теперь из-за тебя меня уволили!»), я мысленно пожимал плечами и... сочувственно думал о главе района Золотареве. А что мужику оставалось делать?! Это там, в Москве, глава ЦИК Владимир Чуров живет в хрустальной убежденности о пасторальной чистоте российских выборов. Ему неведомо, что работу каждого из глав районов начальство будет оценивать в четкой зависимости - сколько процентов голосов получит «у него» партия власти. А директор школы - это ключевая фигура, в ее руках «отмычка» от избирательных урн. А тут муж-коммунист да еще кандидат... Нет, это не просто категорически недопустимо. Это опасно! И план по голосам завалят, и с депутатством супруги начнутся сложности... - Ну я и сдалась, написала это заявление, - вздыхает Погребная. - У меня подскочило давление, пошла домой с мыслью: ну вот и все... Но это «все» только начиналось - увольнение Погребной стало последней каплей для теткинцев. Они взбунтовались. В школе собрался и родительский комитет - писать письма Путину и в Общественную палату. Доселе робкие учителя вдруг письменно пригрозили «Единой России» выйти из партии. Ученики старших классов начали писать в блогах призывы защитить Погребную. А многие родители даже перестали пускать детей в школу. В знак протеста! Конечно, это было уж слишком, но как сказала одна из родительниц - ничего, пусть дети видят, как мы отстаиваем справедливость... Районные власти среагировали на демарш теткинцев по московско-минскому стандарту. К школе из Глушкова приехал наряд милиции - дабы пресечь возможные беспорядки... Но было уже поздно. БУНТ В ТЕТКИНЕ Надо сказать, что Теткино и районный центр Глушково всегда соперничали друг с другом, своими «высокими отношениями» напоминая Москву и Питер. Два крупных поселка в тридцати километрах друг от друга вот уже век сохраняют хрупкий паритет. Теткинцы, признавая за глушковцами «столичный» статус, очень ревниво следят за имущественным равноправием. Благо, что будущий министр финансов керенского правительства, а когда-то местный бизнесмен Михаил Терещенко сделал за несколько лет для теткинцев больше, чем за 70 лет большевики. Поэтому здесь, как и в Глушкове, есть своя больница и вполне сносная промышленность - сахарный и спиртзаводы. Но однажды равновесие было нарушено. Обиды теткинцев на глушковцев начались еще в 90-е, когда поселком бессменно правил глава, старавшийся не прекословить начальству... Сдавая поочередно позицию за позицией (зарплаты в Теткине стали заметно уступать «столице» района), он стал, мягко говоря, непопулярен. И когда несколько лет назад в Теткине решили закрыть больницу, народ встрепенулся. Тогда тоже все началось со сбора подписей, но подоспели выборы главы поселкового совета. Разгоряченные теткинцы прокатили районную кандидатуру и выбрали своего активиста «по защите больницы» - Сергея Бершова.

...жена - владелица почти  всей  районной земли.

...жена - владелица почти всей районной земли.

- Мы просто настояли на том, чтобы посчитали честно, - объяснила мне этот феномен улыбчивая Людмила Чернявская, которая была главой поселка еще при советской власти. - Наблюдали, подсчитывали, не давали умыкнуть ни один голос. Если быть упрямым и контролировать их (показывает наверх), можно всего добиться! - Вы уверены? - морщусь я от этой романтики. - Конечно. Мы уже добились. - Чернявская очень серьезно смотрит на меня. - А зачем, скажите, давать себя в обиду?! И действительно, новый глава «независимость» Теткина отстаивает последовательно и даже имеет наглость судиться с глушковской властью, выколачивая из нее положенные Теткину деньги. (Любопытно, что, как только Бершов решил вместо ремонта крыши в школе купить служебный автомобиль, местные депутаты наложили на покупку вето, тем самым укрепив торжество теткинской демократии.) На все попытки главы района Золотарева снять колючего главу поселка теткинцы отвечали народным сходом... Скоро ситуация накалилась до предела - районная власть предприняла очередную попытку, по сути, закрыть теткинскую больницу, объявив о возможном сокращении терапевтического отделения и службы скорой помощи. А потому стычка между Золотаревыми и Погребными стала лишь поводом для большой междеревенской драки, в ходе которой стали известны ну уж совсем неприличные... впрочем, очень естественные для нынешней России вещи. ЛУЖКОВ И БАТУРИНА ПО-ГЛУШКОВСКИ К нашему приезду областные власти сделали все, чтобы задобрить бунтующих теткинцев. В поселок съехались большие областные чиновники, дабы выразить «сожаление о возникшем недоразумении». Грозный наряд милиционеров, маячивший у школы, исчез. Погребную мгновенно восстановили в директорах школы. Прокуратура начала проверку. Глава района Золотарев скрылся в отпуске и не отвечал на звонки. Сам губернатор, говорят, был так возмущен, что самолично повелел пресечь безобразия. Но сход теткинцы не отменили, и в зал местного Дома культуры пришли две сотни человек - в большинстве своем пенсионеры. Работающие жители поселка, по словам главы поселка Бершова, явиться не рискнули - прибывшие из области чиновники обошли все предприятия и запретили бузить под страхом увольнения. Несколько минут теткинцы молча изучали президиум, пока член Общественной палаты Надежда Школкина не сказала, что тоже возмущена увольнением Погребной... - Да при чем здесь увольнение! - взорвался зал, и я, стоя за кулисами, впервые в жизни с ужасом смотрел на народ... Это был безнадежный, затравленный крик людей, которые так привыкли, что их никто не слышит, что было впечатление: они говорят сами с собой. - Я воспитательница детского садика, моя ставка - 1600 рублей, - говорила одна. - Как мне жить? Я все время с детьми с утра до вечера. Неужели это никому не нужно? - Люди голодные. Как можно воспитать голодных людей?! - рассуждал другой. - Что происходит в государстве?! Куда мы идем?! Вы там, в Москве, понимаете, наверное. Но мы-то нет! - удивлялся третий. Кто-то просил помочь отстоять больницу, кто-то - школу, кто-то - вернуть отделение милиции (приграничное большое село «охраняют» лишь пара участковых), провести в дома газ (тут Бершов получил от народного схода пару по-отечески крепких слов, отчего покраснел и мелко закивал: «будет-будет»). И все со злым отчаянием говорили о власти как о существе злонамеренном, непредсказуемом, непонятном. Мы, пришельцы из Москвы, по идее должны были объяснить что-то. Но мы молчали и слушали. Так было честнее... - Нас ограбили! - потрясали бумагами у микрофона несколько женщин. - Золотарева у нас украла землю. От удивления я все-таки вывалился на сцену, чтобы глупо спросить: «Как это?!» Зал зашумел, засмеялся... - Это уже Кущевка какая-то, - вздохнула Школкина, вызвав еще одну волну криков. Как выяснилось, история простая и знакомая... Семья Золотаревых - крупнейший землевладелец в районе. Жена главы района Екатерина - гендиректор агрокомплекса «Русь», который семья создала еще в 90-х (тогда он назывался «Меркурий»). Еще при губернаторстве Руцкого фирма главы района начала скупать землю - и теперь большинство колхозов, охотничьих хозяйств и других предприятий в собственности у Золотаревых. В Теткине многие считают, что не все отдали свою землю добровольно. - Поди ж ты доказывай потом, - шумели люди. - Начнешь сопротивляться - вся семья без работы останется... А женщины с листками в руках оказались местными диссидентами. Свои земельные паи они принципиально не продают, но госпожа Золотарева с той же принципиальностью засевает их землю, не выплачивая им ни копейки. Забавно, что чуть ли не ежегодно местная прокуратура начинает проверку. Но хитро - ранней весной, когда все поля пусты. «Факты, приведенные вами, не подтвердились - ваша земля не используется», - отвечают прокуроры... Люди, думаю, наверняка хорошие, но учитывающие статус «золотой» семьи. Ведь брат главы района Алексей Золотарев - заместитель председателя областного правительства по сельскому хозяйству... Что, согласитесь, идеально для бизнеса и почти безнадежно для жалобщиков. - Батурина... - упавшим голосом прошептала член Общественной палаты. А я-то думаю, почему мне вместо «глушково» - «лужково» слышится, - попытался пошутить я. В этот момент в зале царила кульминация. К микрофону подошла одна из заместителей главы района и успела сказать лишь пару слов. По-моему, что-то о «сотрудничестве», о «диалоге»... Это была смелая женщина. Улюлюканье. Какой-то дед попытался достать ее клюкой. Женщина стояла минут пять, но зал не дал ей больше сказать ни слова. И сквозь свист я расслышал только одну ее фразу: «Как же мы будем с вами работать?!»

Сход в поселке Теткино. Люди пытаются докричаться до власти. Пока через микрофон...

Сход в поселке Теткино. Люди пытаются докричаться до власти. Пока через микрофон...

МЕСТЬ Покидая Теткино, мы как могли успокаивали восстановленную в должности Погребную. За час до нашего отъезда школу начала проверять местная Счетная палата. - Это только начало, - отрешенно кивала Татьяна, возможно, в глубине души жалея, что ее не уволили... На следующий день мне позвонил сам глава района Золотарев. Предложил снова приехать (за счет района) и даже профинансировать «ваши проекты»... Он говорил, что директора школы никто не принуждал к увольнению, что все выступавшие против него в том злополучном Доме культуры куплены главой поселка Бершовым. Что все в итоге придет на круги своя... - Кстати, сейчас ко мне пришли родители учеников, они написали заявления в прокуратуру, - вдруг заметил Золотарев. - Погребная брала с них 10 тысяч рублей за репетиторство на дому для успешной сдачи экзаменов... - Какие совпадения! - усмехаюсь. - А что делать - поступил сигнал... - Прошу остановиться и оставить в покое Погребных! - грубовато попросил я. - Поверьте, так будет лучше для всех. - Возможно, - сухо ответил глава района. А я почувствовал себя бессильным. Обычная провинциальная история...

Сельские политстрасти в поселке Теткино.Наш спецкор Владимир Ворсобин наблюдал, как в удивительном поселке Теткино, к ужасу районных властей, вдруг проснулось гражданское общество.Владимир ВОРСОБИН

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также