2018-02-21T23:10:31+03:00

Сергей Лукьяненко: «Гламурный вампир - персонаж нашего общества потребления!»

Знаменитый писатель-фантаст, автор «Дневного» и «Ночного дозора» побывал в Кишиневе по приглашению Международного клуба «Формат А3» и дал эксклюзивное интервью «Комсомолке» [аудио + видео]
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

«В Тирасполе меня узнал гаишник»

- В Кишиневе я в первый раз, - мы сидим в баре отеля «Леогранд», курим и пьем кофе. - Был в Тирасполе в 1993-м. Там в то время располагалось Всесоюзное объединение писателей-фантастов и проходил международный семинар. Всего год прошел как закончились военные действия... Нам все показали, все еще было свежо. Только с сигаретой меня не фотографируйте! - предупредил Сергей, заметив, как Даша достала фотоаппарат. - Не стоит пропагандировать вредную привычку. Так вот, в Тирасполе несколько раз собирали писателей-фантастов со всех концов тогда еще единой страны. Я, например, приезжал из Алма-Аты, из Казахстана. Вчера я прилетел, и мы тут же поехали опять в Тирасполь. У нас была экскурсия на завод «Квинт», но по пути я встретился с читателями в Тираспольском университете. Было воскресенье, мы опоздали на пару часов, но приняли нас хорошо! Пришло человек семьдесят, что для такой ситуации немало.

- А Тирасполь сильно изменился? Не было ощущения, что приехали в город, в котором пахнет Советским Союзом?

- По-моему, не очень. Город очень чистый, дороги, на мой взгляд, даже лучше, чем в Кишиневе. Зато сотовая связь там работает плохо (смеется). На заводе «Квинт» пахнет хорошим коньяком, а не Советским Союзом! На границе минут десять-пятнадцать ждать пришлось, пока проверят все документы.

- Вас не узнали?

- В Тирасполе остановил гаишник, узнал меня и сразу отпустил машину. В Кишиневе, слава богу, не узнают. Популярность немножко утомляет.

- Сергей, скажите, а сочинительством сегодня можно заработать?

- Можно. Зарабатывать могут человек десять в каждом жанре. Есть топовая десятка детективщиков, топовая десятка авторов женских романов, фантастов. Всем остальным приходится или участвовать в разного рода проектах, либо зарабатывать окололитературным трудом. Люди пишут сценарии сериалов, участвуют в создании компьютерных игр. Топовые авторы, и я в том числе, могут заработать на жизнь даже в кризис. Я — не самый лучший показатель, потому что мои книги издаются по всему миру. Кризис, конечно, сказался на тиражах, но не в той мере, чтобы как-то серьезно задеть.

«Я предсказал теракт в США!»

- Вы зарабатываете еще и тем, что по вашим произведениям снимают фильмы...

- Конечно! Это в свое время дало рост моей популярности. Но и до этого книги выходили общим тиражом в полмиллиона в год. А после экранизации суммарный тираж книг вырос до 2,5 миллиона в год.

- Жизнь порой подкидывает такие сюжеты, что куда там фантастам! А вы не пробовали написать что-то более реалистичное?

- Мне это малоинтересно. Реальная жизнь — вот она, вокруг нас! В ней не так много оптимистичного, фантастика проще. В фантастике есть и простор фантазии, и возможность сделать жизнь лучше, чем она есть.

- А писатель может реальную жизнь изменить к лучшему?

- Если за две тысячи лет даже Библии не удалось кардинально изменить человеческую природу, то писателю будет слишком самонадеянно на эту тему говорить. Книги меняют людей и, надеюсь, что меняют их к лучшему. Я получаю письма от читателей - благодарят за мои книги, которые им помогли в трудную минуту. Это всегда очень приятно. Но глобальное воздействие вряд ли возможно. Даже книги Толстого и Достоевского не оказали глобального воздействия на людскую природу. К этому, я повторюсь, можно присовокупить и Библию.

- Вам, как писателю-фантасту, удавалось какие-то события предсказать?

- Мне этот вопрос уже задавали сегодня несколько раз. Обычно удается какие-то социальные вещи предугадать. Я в свое время предсказывал бомбардировки Югославии, что в Америке произойдет крупный теракт в ближайшие годы... То есть подобные настроения, витающие в воздухе, писатель ловит иногда. Что касается каких-то технических предвидений, их время, по большому счету, ушло. Чтобы сегодня предсказать какие-то новые явления в науке и технике, надо быть большим специалистом в этой области. Чтобы человек был и большим ученым, и хорошим писателем одновременно - это случается крайне редко.

Сергей Лукьяненко в Кишиневе.Дарья ЗИМБЕЛЬСКАЯ, Леонид РЯБКОВ

- По образованию вы — врач-психиатр. Это вам помогает в писательском труде?

- Нет, я бы не сказал. Действительно, клинические случаи, больные люди, конечно, встречаются, в том числе и среди моих читателей. Бывает, получаю письмо типа такого: «Я твердо знаю, что моя сестра — это Темная Иная, ведьма. Подскажите, что с ней делать?» Самый лучший принцип — не реагировать. У психиатров это называется «не вступить в чей-то бред». Можно стать субъектом бреда. Кончиться это может тем, что тебя станут поджидать с топором у двери, чтобы ты рассказал всю правду о вампирах. Но таких случаев все-таки немного.

«Голливуд купил мою книгу, чтобы по ней никогда не снять кино»

- Голливудская студия «ХХ век Фокс» купила права на экранизацию вашей книги «Сумеречный дозор». Когда мы этот фильм увидим?

- Такой договор был после того, как с успехом прошел первый фильм. Американцы предложили снять еще один фильм вместе. Планировалось снять три фильма. Сняли два, а третий планировалось снять в Голливуде: половину денег выделяет Россия, половину — США. По большому счету, есть ощущение, что американцев это не сильно заинтересовало. По-моему, их больше интересовало прекратить выпуск фильмов, которые наносят коммерческий ущерб Голливуду. В России мы отбили немало зрителей у голливудских картин. Но на данный момент права вернулись ко мне. Так что, может, что-то будет снято и у нас. Планы такие есть.

- Пишут о том, что вы ополчились на тот образ вампира, который сегодня кинематограф показывает. С таким ореолом романтичности...

- Я не то чтобы ополчился, это сильно сказано, я над ним иронизирую. Разумеется, такой гламурный вампир с легкой руки ряда авторов путешествует по книгам. Гламурный вампир — квинтэссенция общества потребления, такой персонаж, который вечно потребляет, сосет чужую кровь, вечно молод и прекрасен. Вампир всегда был символом зла, безудержного потребления, желания продлить свою жизнь любой ценой, ценой чужой смерти. А сегодня вампиры — это загадочные красавцы, кровь сосут... А почему бы и нет? Как в «Сумерках», например. Это воплощение фантазий девочки-подростка, которая мечтает о красивом обожателе, который будет носить ее на руках. Это смешно.

- А вы конкурентов читаете?

- Моих коллег нельзя назвать конкурентами. В литературе это не так выражено. Успех одной фантастической книги поднимает интерес к жанру. Я, разумеется, читаю, сам люблю фантастику. «Комсомольскую правду» еще читаю (улыбается). Я не очень люблю современную русскую литературу, мэйнстримовскую такую. Эта литература мрачна, по большому счету, скажем так, чернушна. Она не в тех традициях русской литературы, которая призывала людей к добру. Как произошел распад страны, началось уничтожение собственной истории, так и остается хорошим тоном писать о том, какие мы плохие, как у нас все ужасно. Такая литература мне не очень нравится.

- Вы свое творчество тоже называете «постмодернистским»...

- Да, я иногда использую этот термин. Постмодернизм — это прием, который заключается в том, что в книге существуют какие-то отсылки, аллюзии к другим произведениям, культурным каким-то явлениям. Грубо говоря, это наличие некоего гипертекста, когда основная масса читателей поймет, о чем речь.

- А как заставить людей читать, привить им культуру чтения?

- Чтение — это определенная работа, а люди работать не хотят. Работать никто, по большому счету, не хочет. Но заставлять надо. Чтение — это процесс совместный, соавторство писателя и читателя. Книга дает общую картину, а остальное человек должен домысливать сам. Если человек домысливать не умеет, с книгой ему будет просто скучно. Для таких людей существует кино, где можно видеть картинку, где все понятно. Это гораздо проще потреблять. А литература — это удел умных потребителей, поэтому, естественно, ее аудитория сокращается. Количество разума на планете неизменно, а население все время растет.

- Мы все жили в единой стране под названием СССР. На взгляд писателя-фантаста, мы когда-нибудь будем жить вместе?

- Это все, на мой взгляд, будет зависеть от того, что будет происходить в России в ближайшие годы. России, в первую очередь, важно вернуть себе понимание того, что Россия была и может быть только империей. Империей в хорошем смысле слова, которая распространяет свое влияние, свои интересы. Если страна большая, как Россия или Китай, она поневоле обязана активно отстаивать свои интересы, защищать их, бороться за них. Иначе неизбежно начинается стагнация, утрачивается смысл существования, страна распадается. Тут либо Россия рискнет вернуть себе понимание своего места в мире, тогда все возможно. Несмотря на прошедшие годы, на меняющиеся поколения, до сих пор остается возможность, скажем так, восстановления утраченных интересов в соседних странах. Это единственный для России путь. Либо этого не произойдет, и тогда будущее России может выглядеть в достаточно мрачном свете. Страна большая, пространства огромны, населения — мало. Если нет общей цели, эти пространства могут распасться.

Аудио-разговор с Сергеем Лукъяненко

00:00
00:00

СПРАВКА «КП»

Сергей Васильевич Лукьяненко — популярный российский писатель-фантаст. Называет свой жанр «фантастикой жёсткого действия» или «фантастикой Пути». Родился в городе Каратау (Казахская ССР) 11 апреля 1968 года. Окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт по специальности врач-психиатр.

Лауреат премий «Аэлита», «Звёздный мост», Платиновый Тарлан, имени Александра Грина. Многократный лауреат премии «Странник» в различных номинациях. В январе 2010 года журнал «Эксперт» составил рейтинг десяти лучших российских писателей, в котором Лукьяненко разделил с Александром Кабаковым и Борисом Акуниным 5 — 7-е места. Автор культовых «Ночной дозор», «Дневной дозор» (экранизированы), «Сумеречный дозор», «Последний дозор», «Новый дозор». Ранее «XX век Фокс» и Первый канал подписали договор о совместной съёмке фильма по роману «Сумеречный дозор», сообщалось даже, что Константин Хабенский приступил к съёмкам в этом фильме, однако этот проект так и не был реализован.

daria@kp.md leonidas@kp.md

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также