2016-08-24T03:34:44+03:00

Григорий Карамалак: «Если бы не было Болгара, его следовало бы придумать!»

Известный бизнесмен, уже четырнадцать лет находящийся в международном розыске, в Москве дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Комсомольской правды»
Поделиться:
Комментарии: comments56
Григорий Карамалак четырнадцать лет живет в изгнании и все это время мечтает вернуться на родину.Григорий Карамалак четырнадцать лет живет в изгнании и все это время мечтает вернуться на родину.Фото: Леонид РЯБКОВ
Изменить размер текста:

Сильные люди признают только полутона. К ним нельзя подходить с обычной меркой — черное — это черное, а белое... ну, вы сами знаете. Мы сидим в самом сердце Москвы, из окна виден помпезный шпиль гостиницы «Украина», рядом протекает Москва-река. Григорий Карамалак, больше известный в Молдове как Болгар, уже четырнадцать лет находящийся в международном розыске, ни от кого не прячется, хотя вытащить его на интервью, тем более такое откровенное, стоило немалого труда. Уверенный в себе, крепкий мужчина улыбается, а в глазах — нездешняя грусть. Молдавская. «Уже сколько лет не могу навестить могилы родителей», - невзначай роняет он. Это искренне звучит, от души, что, в общем-то, несвойственно людям, которым принято завидовать. Завидовать их успешности, удачливости, положению, деньгам... Все это у Григория Ивановича есть. Вот только Родины нет. Ее у него забрали...

«Ни в чем не чувствую себя виновным»

- С юридической точки зрения я сегодня чист перед законом, - говорит мне Григорий Карамалак. - Все предъявленные мне обвинения бездоказательны. До российского суда, а я являюсь гражданином России по указу экс-президента РФ Дмитрия Медведева за номером 1219 от 13.08.2008, дошло всего одно дело о покушении на убийство. Суд меня оправдал с формулировкой: «Из-за отсутствия состава преступления».

- А почему, в таком случае, вернуться на родину не можете?

- Молдова, как государство, являетcя инициатором моих гонений. Мне говорят: «Вернитесь обратно, проведем следствие». Но я не верю молдавскому правосудию, потому что оно, по моему мнению, предвзято. В прошлом году, к примеру, районный суд постановил отправить все следственные материалы по моему делу в Российскую Федерацию на доследование. Мотивом такого решения являлось то, что я — гражданин России. Это решение суда обжалованию не подлежало. Но Высшая судебная палата вдруг отменила это решение нижестоящей судебной инстанции и влепила судье, принявшему его, выговор.

О какой непредвзятости можно говорить? Я много раз просил: «Отправьте следователя в Россию, я готов придти с адвокатом и ответить на все вопросы». Но никто до сих пор этого не сделал... Не хотят, выгодно, чтобы человек был в изгнании. Кому сегодня выгодно разбираться?! По просьбе молдавской стороны я по-прежнему в розыске по линии Интерпола, кстати, по тем уголовным статьям, по которым давно истек срок давности. Это «Хищение» и «Вымогательство». На моего адвоката постоянно оказывается давление. На меня, например, завели уголовное дело за то, что у меня дома хранилось старинное холодное оружие. Статьи в Уголовном кодексе давно уже нет, а уголовное дело есть... И так по всем уголовным делам.

- Хотя бы по одному уголовному делу, заведенному против вас, вы чувствуете себя виновным?

- Ни в одном! И я бы хотел, чтобы меня допросили по всем уголовным делам, заведенным в отношении меня. У меня есть основания переживать. Я знаю, как работают молдавские правоохранительные органы. Со мной это происходило с 1998 года, когда меня арестовали и восемь месяцев незаконно держали под арестом. Пытались меня там убить. Это все было... Хотели, чтобы я навсегда замолчал о том, какие политические структуры поддерживал. Сейчас больше демократии в Молдове, может быть, и получится... Надеюсь на лучшее.

- Но власть-то поменялась, в руководстве страной находятся совершенно другие люди, с которыми у вас конфликтов нет...

- Скорее всего, им это не нужно. Они считают, что я — преступник. Просто-напросто власть не хочет признавать себя неправой. Если меня признают невиновным, оппозиция тут же начнет: «Пришла новая власть и вернула криминальных авторитетов!» И тот образ, который мне создали за четырнадцать лет, трудно изменить. Я для нынешней власти — лишняя головная боль. Тем более, что, находясь в розыске, я продолжаю помогать детдомам и спортинтернатам. А потом говорят: «Вот, страна не помогает, а общественная организация помогает!» За полгода до Олимпиады в Лондоне мы приняли решение простимулировать тех наших спортсменов, кто привезет олимпийскую медаль. Власти не были готовы поддержать олимпийскую команду, но, в конце концов, поддержали, выделив призерам по 80 тысяч евро и по квартире! И власти не ожидали, что мы выполним свое обещание и подарим тяжелоатлетам Кристине Йову и Анатолию Кырыку (бронзовые призеры Олимпиады, — прим. авт.) по автомобилю! Иначе не допустили бы того, что мы на главной площади Кишинева проведем такую акцию. И мне очень сложно заниматься благотворительностью при таком к себе отношении.

- А как вы можете доказать свою правоту. Доказать, что вы невиновны?

- Только если я достучусь до руководства правоохранительных органов Молдовы, чтобы меня услышали, чтобы мне задали все вопросы по поводу уголовных дел, которые есть. Только так можно хоть что-то изменить. Я хочу действовать только законными методами, и так и действую. Но в Молдову приезжать я не собираюсь, хотя у меня там — моя Родина, могилы моих родителей... Мне очень больно, что я четырнадцать лет не могу попасть на Родину... А из России я никуда не выезжаю, я — невыездной... Несмотря ни на что, я помогаю своей Родине. И по мере сил я и мои друзья помогать будем. Но много говорить об этом я не хочу. Не хочу делать себе пиар. Хочу в той стране, где я родился и вырос, оставить хоть что-то положительное.

«Оправдываться не хочу!»

- Вы же понимаете, что у нас об этом могут сказать: «Занимается благотворительностью, значит, грехи замаливает...».

- Вы знаете, я — не святой. Я не говорю, что у меня нет грехов. То, что говорят, что у меня была группировка спортсменов... У борцов есть традиция: мы все — одна семья! Можно по-разному сформулировать: группировка или семья. В начале девяностых криминал набирал обороты. Когда мы начали заниматься бизнесом, стали экспортировать вино в Россию. В то время это было полулегальным бизнесом, как и сигаретный. И криминал сильно пытался войти в наш бизнес. Что нам оставалось делать? Это была не группировка, я считал, что спорт­смены должны держаться вместе, чем лечь под криминал. С чего взяли, что я — криминальный авторитет?! С чего?! Все мы люди, все общаемся, у всех есть друзья... Если мой друг выбрал такой путь, криминальный, это не означает, что я тоже такой. Почему меня должны называть Болгаром?! Давать кличку?! Это все делали тогдашние руководители правоохранительных органов Молдовы. В 1994 году мы создали компанию «Бояна-групп», есть такой богатый район в Софии. В нашей компании два учредителя, я и Шишков, были болгарами, коренными, бессарабскими. Когда Лучинский с генералом Алексеем и министром МВД Плэмэдялэ решили побороться с криминалом, то начали с нашей компании. Ликвидировали наш винный и сигаретный бизнес, арестовали все заправки, а также забрали банковскую лицензию. Мол, все это нелегально. Но после того, как нас сломали, это сразу стало легальным! Вот так и получилось, что мы - криминальная группировка, а они — чистый бизнес! Так было... Оттуда и пошло, мы — криминальная группировка. Люди пытались наезжать на нас, мы защищались. Мы не хотели, чтобы у нас была «крыша», как у многих других компаний.

- А вам за что-нибудь, совершенное в то время, стыдно сейчас?

- Ни за что не стыдно! Стыдно только за то, что я не смог развить то, что начал в Молдове, за то, что я не воплотил в жизнь то, что хотел, - построить спортивные залы, развивать спорт. Вот об этом я жалею.

- А правда, что вас называют другом Путина?

- Нет, это неправда. Просто кто-то хотел создать интригу, когда российские власти разобрались объективно с моим делом и приняли решение, что меня нельзя эстрадировать, потому что мне в Молдове грозит опасность.

- Ваш бизнес сегодня связан со строительством, дела у вас, судя по всему, идут хорошо...

- Я очень переживаю и скучаю по Родине. Я очень люблю свою Родину! Хотелось бы вернуться, побывать на могилах родителей... Все равно надеюсь на лучшее. Должно быть терпение. Рук я не опускаю...

- Ваше имя до сих пор является притчей во языцех на устах молдавских политиков...

- Я сам удивляюсь и хотелось бы разобраться в этом. Мое имя их раздражает или что, я не понимаю. Человека нет на Родине четырнадцать лет, а его все вспоминают. Я все время думаю и пытаюсь решить вопрос о своем возвращении на Родину и буду пытаться. Гражданства меня так и не лишили... Как я могу быть доволен, если четырнадцать лет я в розыске?! Все время под напряжением... Морально выматывает... Ты один борешься против системы. Впустую... Меня, допустим, обвинили в том, что я похитил Петра Димитрова из Партии коммунистов, не последнего человека в ПКРМ, человека, отвечавшего за партийную кассу, который и познакомил меня с Владимиром Ворониным, рекомендовал меня ему. Петр Иванович - мой друг, мой земляк, меня это очень волнует. Это был человек, который мог решить мой вопрос, мою проблему положительно, говорил на эту тему с Ворониным, просил... И тут - раз, человек пропадает. Кому это выгодно? Мне или кому?! Мне кажется, что если не будет Болгара, не на кого собак будет вешать! Если бы не было Болгара, его следовало бы придумать! Или еще кого-нибудь... Я хочу, чтобы меня услышали, но я не настолько виноват, чтобы просить об этом. И оправдываться не хочу!

- И вам наверняка сложно вести бизнес с новыми людьми, которые слышали о вас только негативное...

- Вы правы, очень сложно. Потенциальные партнеры насторожены, изучают меня. Но опять же, поступки показывают, кто ты есть на самом деле. Это очень вредит моему бизнесу. Когда я перебрался в Россию, пришлось начинать практически с нуля. В Москве мало кто выживает в бизнесе. У меня оказалось в Москве много друзей по спорту. Я не сломался, потому что у меня есть цель — доказать, что я не виновен. Но я до сих пор считаю, что вокруг больше хороших людей, чем плохих. У меня просто, считаю, было мало опыта. Моя ошибка оказалась в том, что мне никто не подсказал, что в политику нельзя лезть из большого бизнеса. Сейчас я бы в политику не пошел, руками-ногами упирался бы, чтобы не иметь никакого отношения. А если иметь отношение к политике, тогда не иметь связи с бизнесом. Каждый должен заниматься своим делом. Жаль нашу страну с ее добрым народом, такой раздрай во власти... Душа болит. Есть здравомыслящие люди, но они ничего не могут поделать.

- На вас в свое время было три покушения, два — в Молдове, одно — в Москве. Сейчас покушений опасаетесь?

- Конечно, опасаюсь, только дураки не боятся! Но считаю, чему суждено, того не миновать. Сегодня я всем своим врагам все простил. На все воля Божья. Не может же моя ситуация продолжаться вечно! Мне другое обидно. Такие люди, как Лучинский, Воронин приходят и уходят, а мое имя все равно на слуху. Хочется, чтобы мое имя в негативном свете перестали употреблять! Из окружения и Лучинского, и Воронина настойчиво искали встреч со мной... Зачем выходить на меня, если они не чувствуют своей вины? Я все простил, хотя бизнес сломали, жизнь сломали, семью не видел четыре-пять лет, всю жизнь в напряжении. Кто это вернет?! Создается ощущение, если проанализировать, что во всех смертных грехах виноват только я. И вот на прошлой неделе Гимпу, когда Шелина вносили в парламент, вспомнил обо мне - мол, Воронину осталось только меня привести в парламент. Воронин восемь лет меня гнобил, и он приведет меня в парламент?!

Кишинев-Москва-Кишинев.

От редакции: На наш взгляд, беседа с Григорием Карамалаком получилась очень убедительной и откровенной. Нам бы хотелось узнать мнение руководства МВД Молдовы по поводу этой запутанной ситуации. «Комсомолка» готова его выслушать и опуб­ликовать на страницах газеты.

СПРАВКА «КП

Григорий Иванович Карамалак. Родился 21 марта 1965 года в Тараклии. Мастер спорта по вольной борьбе, основатель и президент Международного фонда помощи ветеранам и инвалидам спорта IFAVIS. Крупный бизнесмен, живет в Москве.

Григория Карамалака считают лидером преступной группировки, чуть ли не вором в законе. В 1998 году он был объявлен в международный розыск по линии Интерпола по обвинению в совершении множества преступлений, начиная от покушения на убийство, заканчивая грабежами и похищениями людей. Российский суд оправдал гражданина России Григория Карамалака и отказал в его экстрадиции на родину. Григорий Карамалак по-прежнему находится в розыске и не может покидать пределы Российской Федерации.

Женат, трое детей.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также