2016-08-24T03:32:08+03:00

Как ювенальные чиновники напугали жителей двух ставропольских сел

«КП» выяснила, могут ли «защитники детей» заглядывать в холодильники и кладовки
Поделиться:
Комментарии: comments24
Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

ГДЕ БАНАНЫ?

Жители села Сунжа и поселка Ленинский, что в Минераловодском районе Ставрополья, забили тревогу: по домам ходят подозрительные люди, проверяют, как живется с родителями местным ребятишкам. Рейд вызвал среди селян такую панику, что пришлось собирать специалистов за «Круглым столом», чтобы разъяснить, кто, зачем и почему заглядывал в холодильники и кладовки, и имел ли вообще на это право?

- Живу в поселке с двумя сыновьями, учатся в школе, - рассказывает 35-летняя Мария Скокова (имя и фамилия изменены. - Ред.). - К нам пришли днем несколько человек. Сыновей, слава Богу, дома не было. Постучали, я открыла. Сказали, что из опеки, хотят проверить условия проживания моих детей. Как тут не пустишь? Вели себя очень бесцеремонно, ходили по всему дому, осмотрели даже кладовку! «Почему у вас тут беспорядок?» - спрашивают. Я удивилась, думаю, детям-то что с того, что у меня банки с компотом не в ряд стоят? Заглянули в холодильник: «Почему у вас нет бананов? Плохо кормите детей!». Постели разворошили: «А почему тут наволочка из одного комплекта, а пододеяльник - из другого?» Я растерялась, не знаю, что на это ответить…

За пару дней визитеры обошли больше десятка сельских семей. Перепуганные родители бросились звонить кто куда. Одни – школьным учителям, другие - батюшкам сельских церковных приходов. Вопросы у всех одни и те же - что происходит?! И что делать, если завтра к нам снова придут?

КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН

Чтобы успокоить народ и ответить на все эти вопросы, в Пятигорске, в управлении правовой и экономической экспертизы, собрались юристы, представители «Родительского комитета Юга России», священнослужители, работники школ. Правда, растерявшиеся селяне не смогли ответить, кто точно к ним приходил, документы не попросили. Собравшиеся за «круглым столом» специалисты на всякий случай разъяснили:

- Право входить в квартиру без вашего разрешения есть только у полиции и некоторых других правоохранительных органов, и то лишь в конкретных, определенных законом случаях! - разъяснила начальник Пятигорского управления правовой и экономической экспертизы, юрист Татьяна Лукашонок. - Это может быть вызов 02, поступивший на пульт дежурного, когда в доме происходит что-то «не то». Например, из квартиры доносятся громкие крики или призывы о помощи, звуки бьющейся посуды, падающей мебели, или чувствуется запах дыма, газа. То есть, имеются конкретные обстоятельства, послужившие причиной к вызову сотрудников правопорядка. Если же таких поводов нет, а полицейский все-таки хочет зайти к вам в дом, у него на руках должно быть четкое предписание на совершение каких-либо конкретных действий. Это может быть постановление суда или распоряжение вышестоящего руководителя. Словом, документ, в котором указано, что именно этот гражданин в это самое время может зайти к вам в дом. Полицейский обязан вам его предъявить, и только после этого может сделать шаг в квартиру. То же самое касается участковых или судебных приставов.

Во-вторых, ни одна организация не может выдать кому бы то ни было документ, разрешающий заявляться к вам как к себе домой, открывать ваш холодильник, рассматривать содержимое ваших шкафов, вещи, книги, игрушки ваших детей и задавать вам вопросы, которые прозвучали в Сунже и Ленинском. Потому что такого документа попросту не существует! К тому же, никто не отменял Конституцию РФ - права на неприкосновенность жилища и на сохранение личной и семейной тайны. Зная все это, тех резвых сотрудников опеки можно было «тормознуть» еще на пороге. Вернее - за порогом. Главная ошибка тут - страх. Никакой паники, даже если опека пришла с участковым или полицией! Сразу, не открывая дверь, потребуйте назвать и запишите имена-фамилии, должности, цель визита «гостей». Выясните, какие у них есть полномочия, письменные предписания? Еще раз: документа, разрешающего зайти к вам в дом и производить обыск или досмотр, - не существует.

- Если все-таки пытаются проникнуть в ваш дом, сразу набирайте 02, - продолжает юрист. - Объясните, что к вам в квартиру ломятся посторонние люди. И неважно, что за вашей дверью в компании «ювеналов», может быть, уже находится полицейский. Факт попытки незаконного проникновения в жилище будет зафиксирован - запись вашего разговора по 02 сохранится на пульте дежурной части. Дальше немедленно звоните соседям, которым доверяете, друзьям, близким. Общаться с ними нужно громко, чтобы визитеры через дверь слышали, что вы ставите в известность других людей. Попросите близких, чтобы взяли с собой видеокамеру, зашли в подъезд и снимали происходящее, максимально фиксируя лица «гостей». Дальше на основании этих улик можно писать заявление и нести его в прокуратуру.

Если получилось так, что визитеров вы все-таки впустили, для начала потребуйте у них разуться. Если не намерены разуваться, значит, «дальше порога вы не пройдете. Это мой дом, я здесь хозяин, и вы не имеете права делать ничего такого, чего я вам не разрешу». И никаких попыток самостоятельно куда-то «влезть» и «посмотреть» в вашем доме - никому не разрешать ходить по комнате, если вы сами находитесь в другой. И никаких «бесед» наедине с детьми! Вы должны внятно и четко сказать: «Сядьте вот здесь, задайте свои вопросы. Я подумаю, хочу ли я на них отвечать». И сказать только то, что считаете нужным. В конце концов, есть 51-я статья Конституции, дающая право не свидетельствовать против самого себя и своих близких.

Чтобы выяснить, кто же все-таки проводил рейд, мы позвонили в Управление труда и соцзащиты Минераловодского муниципального района, к которому относятся Сунжа и Ленинский.

- Мы могли участвовать в таких посещениях, и проверяем продукты, спальное, учебное место ребенка, но только при наличии оснований, - ответили нам там. - Например, если были сигналы от соседей или из школы о том, что в семье нарушают права детей. Селяне напуганы? А вот пусть меньше водочку кушают. Вы говорите – лазили по холодильникам, неприкосновенность жилища… Конституция Конституцией, а есть и другие законы. Возьмите 120-й Федеральный закон «Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Мы строго в его в рамках работаем. По этому закону, отсутствие в доме продуктов - это жестокое обращение с ребенком, это уголовная ответственность родителей! Продукты могли съесть и не успеть купить новые, говорите? А вы попробуйте в таком доме дать ребенку кусок хлеба! Если увидите, что он с жадностью хватает, торопится съесть – за это мамочка должна отсидеть три года! Но мы не можем точно сказать, чьи люди в селах были. У наших специалистов всегда при себе удостоверения, они их предъявляют. И в семьях, стоящих на учете, наших сотрудников знают как облупленных. Если кто-то пришел и отказался предъявить документы - надо немедленно вызывать полицию!

Мы все-таки выяснили, что это был за рейд.

- Да, действительно, 23 октября мы посетили несколько сельских семей, - подтвердила ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних Минераловодской администрации Любовь Мороз. - Это неблагополучные семьи, стоят на учете. При этом обязательно присутствовали сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних, они правомочны проникать в жилище. Если есть угроза жизни ребенка, его изымают и помещают в больницу, а потом решают вопрос с родителями. Именно 23-го у нас было плановое выездное мероприятие. С нами еще опека была, соцзащита. Раз мы стоим на защите прав детей, то можем посмотреть, в каких условиях они живут. Ведь бывает так, что ребенок голодает, а мама своими делами занимается. Или не интересуется учебой детей, не ходит на собрания, дети не появляются в школе. А это уже признаки административного правонарушения. В таких случаях сотрудник ПДН имеет право составить протокол, чтобы привлечь родителей к ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Ходим ли в нормальные семьи? Только если был серьезный сигнал - произошло что-то экстраординарное. Просто так по благополучным семьям мы не ходим.

Однако, по словам Татьяны Лукашонок, никакие профилактические мероприятия не могут осуществляться в издевательской, унижающей граждан форме, и за пределами законных полномочий.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

- Есть у этого явления и еще одна неприятная сторона, - говорит председатель «Родительского комитета СКФО» Кира Моисеева. - Теперь явиться в дом чиновники могут, в том числе, по сигналу, поступившему от любого лица. Какой простор для доносительства, сведения счетов, мести, наушничества, клеветы, наветов, семейных трагедий. Так ли уж нужно законодательно сталкивать граждан в тьму разобщения и всеобщей подозрительности?

В общем, то, что произошло в селах - еще только «цветочки». Сейчас внедрение прозападной системы по защите прав ребенка - так называемой ювенальной юстиции - идет по всей России полным ходом. И Ставрополье в этом списке, как «пилотный» регион, в числе первых. Часть законопроектов принята, остальные ждут своего часа в Госдуме. Зачем? У нас есть свои методы защиты детей.

ЗВОНОК ПО ПОВОДУ

Уполномоченному при губернаторе Ставропольского края по правам ребенка Светлане АДАМЕНКО:

- Для того, чтобы войти в семью, должны быть очень веские основания. Если был сигнал - от учителя или соседа, что в семье совершается насилие над ребенком, то опека по поручению администрации идет и смотрит, что и как. Если визуально в доме все в порядке, могут попросить показать набор продуктов, какие есть для ребенка. Родители могут сказать «нет», и никто не имеет права где-то самостоятельно лазить. Если же в доме холодно и грязно, взрослых нет или они пьяные, дети неухоженные, больные, тогда такую семью посещают, чтобы исключить насилие, в том числе и физическое, над ребенком. Но из-за грязи в доме детей не отбирают! Тем более не придут в благополучную семью - только если сигнал был ошибочный. Например, соседям не понравилось, что у них над головами топает пятеро детей, они взяли и позвонили. А надо просто четко разбираться в каждой ситуации. Изъять детей могут, если специалисты из комиссии по делам несовершеннолетних установят, что есть угроза жизни детей. Вот не отобрали ребенка в прошлом году, поверили маме из Константиновки, а она его через месяц зарубила топором. Но, конечно, мы не можем превентивно изъять всех детей, опасаясь такого исхода…

Еще больше материалов по теме: «Общество Северного Кавказа»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также