2016-08-24T03:28:02+03:00

Экс-представитель РФ в Европейском банке Елена Котова: «Дело с подкупом затеяли европейцы, чтобы не давать денег России»

В интервью «КП» экономист рассказала об истории со взяткой в полтора миллиона долларов и предположила, кому понадобилось ее оклеветать [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments78
Получив отставку, Елена Котова начала писать книги. Сюжет одной из них как будто взят из жизни - героиню преследуют спецслужбы сразу четырех стран.Получив отставку, Елена Котова начала писать книги. Сюжет одной из них как будто взят из жизни - героиню преследуют спецслужбы сразу четырех стран.Фото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

На днях бывшему представителю России в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР) Елене Котовой и банкиру Игорю Лебедеву предъявили обвинение в покушении на коммерческий подкуп. Якобы Котова и Лебедев потребовали с компании CanBaikal Resourses, Сергея Черникова, 1,5% от суммы кредита, которую коммерсант запросил у ЕБРР. Свою версию произошедшего Елена Котова рассказала «КП».

ВЗЯТКА БЕЗ СМЫСЛА

- Следователи утверждают - компания Черникова просила у ЕБРР кредит на $95 млн., а вы обещали помочь с одобрением за "откат"...

- Это полный бред. Никаких денег ни у кого я не требовала ни в России, ни в Великобритании, где идет второе следствие по этому же делу, ни где-то еще. Любой человек в такой ситуации будет оправдываться, но самое смешное, что я бы и не смогла потребовать взятку, даже если бы захотела - мне было просто не за что платить!

- Но вы ведь входили в совет директоров банка?

- Совет директоров одобряет предоставление займа на самой финальной стадии. Любая заявка на кредит проходит три кредитных комитета, потом идет к президенту банка, и только по его письменной рекомендации ее выносят на совет директоров, который состоит из 24 человек. За 20 лет существования банка не было прецедента, чтобы большинство членов совета директоров проголосовали - фактически - против президента.

- То есть член совета директоров не может повлиять на выдачу кредита?

- Страна, в которой на эти деньги будут делать проект, может высказаться против. Черников собирался работать в России. Но, заметьте, страна может возражать, а не член совета! Это значит, что по каждому проекту для России я запрашивала письменные инструкции у Минэкономразвития и Минфина и уведомляла о мнении Москвы совет директоров. Если Москва "за", то я поддерживаю, если Москва "против", то проект не рассматривают. Не нужно ни на кого влиять, убеждать, проект просто снимают с рассмотрения. И потому разговор о том, что я за деньги могла «помочь» или «не помочь», совершенно абсурден.

- А почему Черников написал на вас кляузу? Вы были с ним знакомы?

- Этого человека до следствия я видела один раз. Тогда Игорь Лебедев, с которым мы давно знакомы (раньше они вместе с Еленой Котовой работали во Внешторгбанке. - Прим. ред.), упоминал, что Черников страшно хочет со мной встретиться. Еще в 2009 году, как я узнала от помощников, менеджеры Черникова ходили к ним консультироваться, а потом перестали. Раз вопросов больше нет, проект идет, зачем встречаться?

Но Лебедев сказал, что Черников на встрече настаивает и даже угрожает нажаловаться в МЭР и Минфин - мол, мы ему плохо помогаем. Когда встретились, я попыталась выяснить, что у него за проблемы. Он сначала что-то туманное говорил, а потом задал вопрос в лоб, могу ли я сделать так, чтобы его компании дали кредит побольше, на подольше и под низкий процент. Я просто опешила и рассмеялась - да вы с ума сошли, решения принимает только кредитный комитет, я этого вообще не касаюсь! Он сказал что-то о новых проблемах, которые могут у него возникнуть.

Позже он признался, что просто продал тогда свой проект и в стоимость уже заложил кредит от ЕБРР, так что получить его ему было жизненно необходимо. Но в тот день разговор был очень странный, он говорил, что готов заплатить деньги. Я пыталась перевести все в шутку, расстались мы довольно резко. И через какое-то время Черников написал на меня донос в офис внутреннего контроля ЕБРР. Кстати, кредит его компания так и не получила. Если преступница Котова просила откат, кто ему после моего ухода мешал получить заем? И что помешало менеджерам его утвердить?

ЕВРОПЕЙЦЫ ЗАЖАЛИ ДЕНЕЖКИ

- После заявления Сергея Черникова ЕБРР провел внутреннюю проверку. Уголовщины не нашли, но этические нормы вы все-таки нарушили. Что это за нормы?

- Я никогда не говорила, что я святой человек. У меня были проекты в недвижимости с сыном. К работе и уж тем более к деньгам ЕБРР они не имели отношения. Когда на горизонте в качестве независимого консультанта появился Марк Мендельсон из ФБР, который занимается расследованием международных коррупционных скандалов, я приехала в Москву и сказала в Минфине и МЭРе: "Ребята, я действительно накосячила, не надо было заниматься личными делами, за это я готова принести извинения и написать прошение об отставке". Я его написала 26 ноября 2010 года, после чего меня и освободили от должности. Так что все разговоры о том, что началось следствие и Котову тут же вышвырнули с работы, - это чушь.

- Прямо-таки следователь ФБР приехал? С чего такие почести?

- Не объяснили (смеется). Внутреннее расследование обязан проводить независимый консультант. Но в Лондоне, который юристами просто кишит, загадочным образом никого не нашли. Поэтому вызвали Мендельсона со свитой и тремя чемоданами аппаратуры. Вообще на внутреннее расследование это было не похоже - он меня допрашивал как матерого преступника. И еще - офис внутреннего контроля, который руководил всем расследованием, почему-то не счел нужным правдиво раскрыть ему тот самый механизм принятия кредитных решений, который я вам описала. Наверное, потому, что руководство ЕБРР решило меня выкинуть из совета директоров, больше у меня вариантов нет.

- Чем вы им так могли насолить?

- Деньги в любом банке, и в ЕБРР, не бесконечны, а к 2007 году 38% кредитного портфеля занимали российские проекты. Но у банка свои интересы - его акционерам более приоритетно дать денег Турции или Балканам, чтобы сдержать поток эмигрантов оттуда. Что будет происходить в России, всем просто наплевать, пока мы исправно качаем нефть. И наша слишком активная позиция никому там особо не была нужна.

- Ваш адвокат обмолвился, что были и какие-то личные конфликты с руководством банка...

- Открытых конфликтов не было, конечно, но в 2009 году российское правительство выдвинуло меня на пост вице-президента ЕБРР. Кандидатуру должен был утвердить тогдашний президент Томас Миров, и он с самого начала дал понять, что не в восторге. Я думаю, ему еще важно было показать - посмотрите, мол, кого вы нам подсунули!

- И еще вопрос: вы сознательно остались в России? Обычно у нас все отстаивают свою позицию из-за границы. В том же Лондоне целая тусовка изгнанников собралась.

- Когда мне в январе 2010 года офис Алексея Кудрина сказал, что начинается следствие, я вылетела в Москву, как мне велело руководство. Мне даже не могло прий­ти в голову скрываться. Зачем я буду сама себя делать уголовным преступником и бегать от следствия?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Экс-представителя нашей страны в Европейском банке обвиняют в подкупе

Елена Котова вместе со своим коллегой Игорем Лебедевым просили у канадских нефтяников $1,4 млн за одобрение крупного кредита, утверждают следователи. Но сама Котова это отрицает. (Читайте далее)

Палата номер шесть Экс-представитель России в ЕБРР Елена Котова делится впечатлениями от психиатрической больницы, куда она попала по решению суда (Читайте далее)

Экс-представитель России в ЕБРР Елена Котова делится впечатлениями от психиатрической больницы, куда она попала по решению суда (Читайте далее)

Елена Котова: «Дело с подкупом затеяли европейцы, чтобы не давать денег России». В интервью «КП» экономист рассказала об истории со взяткой в полтора миллиона долларов и предположила, кому понадобилось ее оклеветать

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также