2016-08-24T03:11:44+03:00

9 августа двадцать второй том коллекции «Великие поэты» - Гийом Аполлинер

Только для покупателей «Комсомольской правды» в киосках MOLDPRESA цена тома + газета всего 39 леев
Поделиться:
кп
Изменить размер текста:

Дарья Варламова, корреспондент отдела образования «КП», - о своем любимом поэте: Повезло с «Джокондой» - не везло в любви

- В биографии всякого великого поэта, как у какой-нибудь рок-звезды, непременно есть пикантный штрих - романтический, детективный или еще какой. Это питает легенды.

Дарья Варламова

Дарья Варламова

В случае с Владимиром Костровицким (он же - Гийом Аполлинер) штрихи и искать не надо - они уже наготове: в истории поэт остался не только как провозвестник сюрреализма, но и как подозреваемый в краже - ни много ни мало - «Джоконды».

7 сентября 1911 года французские газеты вовсю трубили об аресте поэта. Почему? Кто-то видел Аполлинера в Лувре за несколько дней до исчезновения картины. Кроме того, он знался с неким Жери Пьере, который действительно подворовывал в музее по мелочам. К тому же сам поэт после пропажи шедевра заявил одной из газет, что нисколько не удивлен: «Джоконду», мол, никто толком и не охранял.

Четыре дня Аполлинер просидел в тюрьме, потом его оправдали. Зато приключение подарило ему романтический шлейф - и прекрасный цикл стихотворений.

Ну, словом, все складывалось с биографией удачно. Только в любви ему не везло. Он и два порнографических романа, пусть ради заработка, написал («Одиннадцать тысяч розог» запрещали даже во Франции, на родине всевозможного либертинажа). Он и невероятно трепетные лирические послания любимым женщинам адресовал. А взаимности чаще всего никакой! А если и был намек на взаимность - как в случае с художницей Мари Лорансен, - гармонии все равно не случалось.

Он обращался к одной из дам своего сердца:

…И вот тогда на ум придет вам

мысль смешная:

«Когда-то жил поэт,

в меня влюблен он был,

И только я одна, старуха,

вспоминаю,

Как был он некрасив,

как молча он любил»…

Существует расхожее мнение, что настоящий художник непременно должен быть в чем-то несчастен - истинный дар нуждается во внутреннем надломе. Аполлинер с его вечно мятежным и разбитым сердцем - хороший козырь в колоде приверженцев этой теории. Женись он счастливо в 25 лет - было бы в его новаторских стихах столько певучей нежности, несбывшейся надежды и полета воображения? Кто знает.

Факт остается фактом: в какую переделку он ни попадал, все было поводом выплеснуть роившиеся в голове мысли о чем-то своем. Даже на фронте, в самой гуще ужасов войны, поэт в батальных сценах черпал образы возбуждающие:

…мои губы станут несметным войском,

брошенным против тебя,

изменчивым, как облик чародея.

Хор и оркестр моих губ

споют тебе о любви,

они будут шептать тебе о ней издалека.

Пока, устремляя взгляд на часы,

я жду сигнала к атаке.

…И против такой атаки редкий читатель устоит.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также