2016-08-24T03:04:52+03:00

Как я снимался в ток-шоу на РТР

Корреспондент «Комсомолки» поучаствовал в программе «Прямой эфир» канала РТР и проник за кулисы телешоу.
Поделиться:
Комментарии: comments1
Корреспондент «КП» поучаствовал в программе «Прямой эфир»Корреспондент «КП» поучаствовал в программе «Прямой эфир»
Изменить размер текста:

- Где «поджопники»? - на нас с Женей Егоровой, редактором программы «Прямой эфир», в длинном коридоре налетела девушка. По ее милому личику никогда не подумаешь, что она знает такие слова. - Эфир вот-вот начнется...

- «Поджопники» - это карточки с именами и фамилиями участников программы, - объяснила мне по дороге в гримерку Женя.

А буквально за пару дней до этого с канала РТР мне позвонила девушка по имени Евгения и предложила прилететь в Москву.

- У нас будет программа, посвященная популярным артистам, о которых сегодня все забыли, - объяснила мне она. - Поговорим мы и о Будулае. Вы, как специалист по Волонтиру, можете рассказать много чего интересного. Ждем вас!

Корреспондент «Комсомолки» с ведущим программы Борисом Корчевниковым

Корреспондент «Комсомолки» с ведущим программы Борисом Корчевниковым

Я уже участвовал в подобном проекте, но это было лет семь назад, и программа называлась «Дом-2». На «лобном месте» я оказался не как участник проекта, упаси Боже, а как журналист, который приехал на очную ставку с Русланом Проскуровым (помните такого персонажа «Дома-2»?) Он тогда дал мне интервью, очень откровенное и никого не пощадившее, а потом отказался от своих слов, мол, никакого интервью он не давал! Пришлось доказывать, что давал, а в Кишиневе.

Волонтир почти не виден

А накануне я побывал в Бельцах.

- Ты должен попытаться встретиться с Волонтиром, - инструктировала меня Женя. - Понятно, что он откажется, но нам нужно видео. Видео дома, квартиры, возьми синхроны у соседей...

Да, Михай Ермолаевич - известный отшельник, и отношения у него с прессой, как у Белого дома с террористами. Не жалует он нашего брата... Так оказалось и на этот раз.

- Михай не будет общаться! - отрезала от двери его жена Ефросинья Алексеевна.

На стене коридора была видна тень Михая Ермолаевича. - Придет время, вы обо всем узнаете...

- А когда оно придет?

- Ждите!

Оказалось, что в Бельцах живут очень неприветливые люди. Почти ни одна дверь в подъезде, где живет Волонтир, мне не открылась. Разговаривали через дверь. Самыми радушными оказались студенты из Польши и Испании, которые приехали по студенческому обмену и снимают здесь квартиру.

- А мы здесь только месяц, ваших обычаев еще не знаем, - улыбнулась мне девушка в ответ на вопрос, почему они мне открыли дверь и пригласили в квартиру. - А что, здесь это не принято?

Видео я все-таки снял и полетел в Москву не только с ним, но и с киноведом Виктором Андоном, который на программе должен был выступить в качестве эксперта, который работал на нескольких картинах с Михаем Волонтиром как редактор и даже пару лет назад снял о нем фильм.

А гонорар-то платят не всем!

Из «Домодедово в Первопрестольную.

- Я за рулем сорок лет! - по дороге разоткровенничался коренной москвич, водитель по имени Виктор. - Знаю, как дворами доехать куда надо. И все равно эти пробки убивают!

Он показал на компанию малоприятных личностей, сидевших во дворе дома.

- Видите у них столбик? - мы заметили какой-то предмет, стоявший рядышком с гоп-компанией. - В часы пик они его ставят на дороге у подъезда, и водитель, решивший дворами объехать пробку, должен им отдать за проезд 50 рублей. Так на бутылку зарабатывают за пять минут, и на работу им устраиваться не надо!

На пару часов нас отвезли в гостиницу, а затем мы оказались с Виктором Даниловичем на киностудии имени Горького.

Опаньки, а навстречу нам шел живой Тарзан! То есть в стриптизерском миру известный как Тарзан, а так Сергей Глушко, муж Натальи Королевой. Тоже в программе участвует.

- Так, подпишите эти документы! - нам протянули ворох бумаг.

Стали заполнять. Там было что-то об юридической ответственности, использовании видеоматериалов и о гонораре.

- О гонораре старайтесь не распространяться! - шепнули нам. - Его выплачивают не каждому участнику программы.

Затем повели гримироваться.

- И ты здесь? - удивился Евгений Дога, с которым мы столкнулись в дверях. - Тоже участвуешь в программе?

После того как над нашими лицами поколдовали кисточками, мы пошли перекусить в соседнюю комнату.

- Ой, меня назвали девушкой! - закокетничала симпатичная дама, которой я предложил сделать чай или кофе. Как я потом узнал, это была оперная певица, депутат Госдумы Мария Максакова-Игенбергс.

Вышли покурить с Алексеем Никульниковым, который в «Цыгане» играл сына героини Клары Лучко.

- Да, мне повезло! Я с такой глыбой снимался! - стал вспоминать поседевший «Ваня». - Михай Ермолаевич ко мне всегда по-доброму относился. Помню, как снимали в кузнице. Так Михай Волонтир отказался сниматься, пока не научился ковать железо! Два дня у кузнеца провел! Вот как надо к роли относиться! Вы ему обязательно привет передавайте! Давно его не видел, последний раз встретились на юбилее Клары Лучко, вместе исполнили песню «Нас не нужно жалеть».

Прямой эфир - это наркотик

А съемки уже начались. За кулисами мы часто слышали аплодисменты. Что-то я начал волноваться... Сначала в студии говорили о Юрии Шерстневе (помните палача из Лилля?), который тяжело болен, затем по телемосту со студией общался Донатас Банионис.

- Так, «озвучку» надевай! - мне помогли надеть микрофон. - Выйдешь, сядешь, тебе зададут несколько вопросов. Расскажешь, как съездил к Волонтиру, почему, на твой взгляд, он отрезал себя от мира, чем он болеет, как лечится...

Все-таки стало не по себе. А ну как я опозорюсь?

- А сейчас в студию вый­дет корреспондент молдавской «Комсомолки», которому хоть изредка удается пообщаться с Михаем Волонтиром! - представил меня ведущий Борис Корчевников.

Вышел на ватных ногах, едва не споткнулся, сел на белый диван.

Борис стал меня расспрашивать, я отвечал на те вопросы, о которых меня предупредили. Пошло видео, которое я снимал.

- Может, Михай Волонтир не только из-за болезни отгородился от мира, - предположил я в заключение. - Он так мечтал снять фильм по собственному сценарию, но денег не нашел.

Вскоре программа закончилась, все стали пробираться к выходу. Я подскочил к режиссеру Юрию Кара, который тоже участвовал в программе (помните его «Мастера и Маргариту», «Воры в законе», «Завтра была война»?).

- Волонтир — замечательный актер! - сказал мне Юрий Викторович. - Тонко чувствующий... Мне кажется, в кино он мог сделать многое, не до конца себя реализовал.

- Брутальный актер, хорошо помню его десантника Волентира, - я пообщался и с Сергеем Глушко. - На таких фильмах мы и росли...

После этого я постучался в гримерку к ведущему Борису Корчевникову.

- Тот, кто забывает прошлое, у того нет будущего. Хочу, чтобы у нашей страны, у нашей культуры было будущее. Я - другое поколение, но даже я не воспринимаю Молдавию другой страной и не считаю Михая Волонтира иностранным актером. Это не укладывается в голове. И фильмы его смотрел, и песни его обожаю! Счастья тебе, Будулай! И опыт показывает, что после выхода программы люди откликаются и помогают нашим актерам.

Круговерть закончилась, можно было спокойно выпить кофе.

- Сегодня все прошло спокойно, без форс-мажора, - откровенничала одна из сотрудниц «Прямого эфира» по имени Лена. - Обычно тут, если идет не запись, а прямой эфир, сумасшедший дом творится! Домой приходишь, падаешь в постель и сразу отрубаешься! А завтра новый сумасшедший дом начинается! Но я скажу, что мне здесь очень нравится работать, к прямому эфиру быстро привыкаешь. Это наркотик...

Кишинев-Москва-Кишинев.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также