2016-08-24T02:37:51+03:00

Тайны Армянского кладбища в Кишиневе: шикарные склепы и новые могилы поверх старых

Журналист "Комсомолки" прогулялся по одному из самых старейших и интересных мест в столице. [много фото]
Ольга ГНАТКОВА
Поделиться:
Комментарии: comments28
Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Здесь находится цвет молдавской культуры и истории, люди, сделавшие для Молдовы и Кишинева больше, чем можно себе представить. Но здесь же собраны и главные противоречия нашего города. С одной стороны – могилы известных людей: профессора математика Константина Сибирского, музыканта Сергей Лункевича, легендарных врачей Тома Чорбы и Натальи Георгиу, поэта Григоре Виеру… С другой – стремительно наступающее будущее: вандализм всех мастей, разрушенные памятники и новые могилы поверх старых.

Гордый профиль Григоре Виеру

Гордый профиль Григоре Виеру

Гордый профиль Григоре Виеру продолжает возвышаться над Кишиневом. Даже могила молдавского поэта и патриота сегодня – место для манифестаций. К памятнику привязаны ленты с национальным триколором.

Ион и Дойна Теодорович

Мимо надгробного портрета знаменитых Теодоровичей невозможно пройти мимо. 22 года назад молдавская эстрада лишилась самых харизматичных исполнителей. Автомобильная авария, оборвавшая жизни Иона и Дойны, стала национальной трагедией, которая не забылась. Не забылись и их песни, и неистощимое жизнелюбие. На могиле дуэта всегда лежат свежие цветы.

Мария Биешу

Народная тропа не зарастает и к месту упокоения Марии Биешу. Чио-Чио-Сан надолго останется в сердцах жителей Молдовы и не только. Много где Кишинев известен именно как родина оперной примадонны.

Константин Константинов

Пожалуй, это один из самых трогательных памятников на всем кладбище. Старики сидят рядом, обнявшись, а у их ног устроилась собачонка. И не догадаешься сразу, что это – Народный артист МССР с женой. На счету Константина Константинова – более 100 ролей в театре, более 50 – в кино. Земляника из гоголевского «Ревизора», Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке» пользовались неизменным успехом. Сегодня его памятник ютится в отдалении от главной аллеи кладбища.

Могила Михая Долгана

Могила Михая Долгана скромна и незаметна. Только лира на памятнике напоминает о том, что здесь лежит человек творческой профессии. А когда-то созданный Михаем ансамбль «Норок» гремел по всему Союзу. «О чем плачут гитары» до сих пор наверняка помнят все страны СНГ.

Николай Сулак

Николай Сулак - поистине народный артист, которого обожала публика. Не только был великим исполнителем народных песен, но и человеком с потрясающим чувством юмора: чего только стоит его  перепевка знаменитых "Шаланд, полных кефали", где он после кажой строки добавлял "Мэй, Костикэ, мэй"...

Елена Степановна Лазо

Среди могил есть и те, которые не забылись буквально чудом. Мало кто знает о том, что на Армянском кладбище покоится мать знаменитого революционера Сергея Лазо, в честь которого названа одна из кишиневских улиц. Елена Степановна Лазо, в отличие от своего сына, отличалась миролюбивым нравом. Ее усилиями в нашем городе содержалось несколько богаделен, где могли найти себе приют и поесть бездомные, больные и неимущие.

Елена Степановна Лазо

Сейчас за могилой Елены Степановны Лазо ухаживает по доброй воле одна пожилая пара. Они – не родственники знаменитых Лазо, а просто люди, умеющие хранить память и очень любящие родной город.

Кирилл Михайлович Сапежко

Кирилл Михайлович Сапежко

Кирилла Михайловича Сапежко по памятным датам еще вспоминают в российских медицинских ВУЗах. В Кишиневе же ученый, мыслитель и хирург, разработавший новые методы лечения глазных болезней, грыж и других недугов оказался забыт. Сегодня на его могиле у стен кладбища – толстый слой пыли и кучи мусора.

«Здесь был Леня»

На Армянском кладбище похоронены не только богатые и знаменитые, но и… когда-то богатые, ныне забытые. Леденящее душу зрелище. Говорят, эта пожилая дама была местной фабриканткой. Сегодня мы точно знаем об этом памятнике только одно: «Здесь был Леня».

Склеп – склад досок и инструментов

Небольшой архитектурный ансамбль превратился в хозяйственную постройку. В склепе с могилой чьего-то «любимого мужа и доброго нежного отца», как написано на памятнике, сейчас – склад досок и инструментов.

Новые склепы

Армянское кладбище уже очень давно не увеличивается в размерах, а новые могилы все же возникают. Само собой, это происходит в основном за счет расчищения территории от предыдущих захоронений. Возникающие же новые склепы своей пышностью и монументальностью сбивают с толку. Невольно задумываешься – а действительно ли перед лицом смерти все равны?

Про Оксану, Ферзя, Гуся, Саню и их друзей

Про Оксану, Ферзя, Гуся, Саню и их друзей

За сохранение памяти о себе каждый борется по-разному. Для кого-то самым надежным способом оказалось собственноручно вписать себя в историю. А что? Часовня уже закрыта наглухо, зато про Оксану, Ферзя, Гуся, Саню и их друзей мы можем вспомнить до сих пор.

Надгробие стало частью кладбищенской стены

Надгробие стало частью кладбищенской стены

За годы своего существования Армянское кладбище часто стихийно уменьшалось. Жертвой такого сокращения территории стала, к примеру, могила Карла-Фердинанда Шмидта. На месте упокоения городского головы Кишинева, впервые введшего здесь канализацию, водопровод, освящение улиц, трамваи и многое другое, сегодня стоит кинотеатр «Гаудеамус». Сейчас могилы все еще уничтожаются, хоть и не так стремительно, как при советской власти. Но и работники кладбища становятся все более изобретательными. Что делать с разрушенными могильными плитами? Правильно, в дело их! Старинное армянское надгробие стало частью кладбищенской стены.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также