2015-02-04T08:57:35+03:00

Леонид Парфенов «Намедни. Наша эра.1946 - 1960»

«Колибри», 2014
Поделиться:
Комментарии: comments5
Изменить размер текста:

Так уж получилось, что этот том, охватывающий 15 послевоенных лет (это бОльший период, чем в других томах), вышел последним в серии «Намедни». Он седьмой по счету, но нулевой по порядку - именно с него и начинается по-парфеновски «наша эра». Года через два выйдет свежий том «Намедни. 2011 - 2015», будет ли он продолжением или началом новой эры - поглядим.

Поровну разделенные смертью Сталина, эти 15 лет вместили две эпохи: зрелой советской империи и начала ее распада. Потому так ярки и контрастны события-люди-явления. От «заморозков» до «оттепели»: АК-47 и Аденауэр, Берия, Брижит Бардо, «Василий Теркин», Венгерское восстание, габардин, «Голубка» Пикассо, «дело врачей», «Доктор Живаго», Ив Монтан, Иван Бровкин, «Кубанские казаки», совнархозы и стиляги, «Современник» и спутник, Хикмет и Хрущев.

344 феномена послевоенного пятнадцатилетия - политических, общественных, бытовых, культурных, спортивных, технических.

1946 - 1960 годы даже для такого мастера в обращении с информацией, как Леонид Парфенов, конечно, сложны. Сохранилось мало фото, современники путаются в показаниях. Зато автору удалось опубликовать 500 с лишним иллюстраций - кроме фото, это еще и плакаты, карикатуры, картины и рисунки того времени.

Это, конечно, ноу-хау Парфенова, человека-журналиста: иллюстрации (а они великолепны во всей серии «Намедни») несут столько же информации, сколько и слова. А может, даже и больше, если уметь видеть. Ну и что уж говорить о выигрышности «формата феноменов», который, как и свободу изложения, тоже можно считать изобретением Парфенова, отбирающего из всего временного массива вкрапления яркие, интересные, характерные. Даже если они и длились в истории полдня - они наиболее полно передают дух и течение жизни.

Купить в магазине электронных книг «Литрес»

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Татьяна Устинова, писательница:

- Из недавно прочитанного мне очень понравились «Страсти по Максиму» Павла Басинского с подзаголовком «Десять дней после смерти». Это книга про писателя Горького.

А автор, кстати, лауреат премии «Большая книга». Я взяла ее с полки в книжном магазине, несмотря на то, что прочитала вдоль и поперек просто море исследований творчества Горького и его биографий, тем не менее именно эту книжку, написанную как хороший детектив, рекомендую прочитать всем - хотя бы для того, чтобы начать читать самого Горького, забытого сейчас. Он ведь великий писатель, а у многих он ассоциируется только с романом «Мать», который мы проходили в школе и который на самом деле ужасен. После книги Басинского вы захотите прочитать горьковского «Егора Булычева» или «Жизнь Клима Самгина» - это совсем другая проза. А чего стоят его очень смешные «Письма из Америки», где Горький пишет, что Америка состоит сплошь из профессоров психологии, индейцев, которые ни на что не годны, и негров, которые тоже ни на что не годны, но любят сладкое и поэтому могут служить в пекарне.

Вот так-то, а ведь еще ста лет не прошло с тех пор.

Еще приглянулась книга Кристофера Андерсена «Мик Джаггер. Великий и ужасный». Весело написано. Поколение, выросшее на роллингах, очень отличается от всех других. Эти люди никогда не будут «престарелыми», они все носят джинсы и футболки, их очень трудно запихать в какие-то рамки.

Из серьезного - книжка Сьюзен Зонтаг «Против интерпретации». Как многие авторы, пишущие на «умные темы», она немножко злоупотребляет терминологией. Но если продраться сквозь языковые сложности, очень любопытно - особенно тем, кого интересуют соотношения высокой культуры и низкой, то есть массовой. Меня как представителя массовой культуры очень впечатлило!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также