2016-08-24T02:28:04+03:00

Ужасы дефолта 1998 года в Молдове: Никаких зарплат и пенсий, потеря сбережений и безработица

Кризис в России может отбросить нашу страну на 10 лет назад
Поделиться:
Комментарии: comments14
Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ
Изменить размер текста:

Пока кто-то злорадствует по поводу того, что происходит с рублем в России, сознательная часть населения Молдовы начинает паниковать. Ведь ужасы дефолта 1998 года еще не забыты. «Комсомолка» собрала воспоминания представителей разных профессий об экономическом кризисе того времени.

«В 1998 году кризис в России обесценил молдавский лей в 4 раза за один день»

Блогер frumich — Сергей Узун на своей страничке в социальной сети вспомнил, что предшествовало экономической катастрофе 1998 года и какие у нее были последствия:

В феврале 1994 года, в Молдове ставка рефинансирования составляла 377%. Курс - 3,665 мдл за 1 доллар США.

Официальный курс устанавливался на сессиях Молдавской Межбанковской Валютной Биржи. Для того, чтобы устранить разницу между наличным и безналичным курсом НБМ в декабре 1993 несколько раз скупал доллары у обменных касс и потом продавал их обратно.

Свободная конвертация молдавского лея была разрешена 30 июня 1995 года. До этого периода действовали законы обязывающие экономических агентов продавать сначала 50% валютных поступлений (в случае с посредниками - 60%). Затем остановились на норме 35%. в ноябре 1994 эту норму отменили.

В1993 году ставка инфляции была - 2000%. В 1997 - 11,2%.

При всей этой истории успеха - в 1998 году, кризис в РФ обесценил молдавский лей в 4 раза за один день.

Стурза, тогдашний премьер, надо признать справедливости ради, поступил достаточно разумно, но бесчеловечно.

Были остановлены все выплаты зарплат и пенсий. Средства все перенаправлялись на выкуп ГКО, хранящихся у банков.

Все резервы нацбанка были потрачены на поддержание курса, несмотря на твердые указания МВФ опускать лей. По расчетам, если бы не потратили резервы - лей обесценивался бы примерно в 48-50 раз.

То есть, удалось за счет резервов сохранить банковскую систему страны и зафиксировать лей на падении всего в 2 раза.

Вымерло всего 2 или 3 банка. В одном из которых я и работал.

«Когда зарплату не платили по полгода, люди хватались за любой шанс заработать»

В 1998 году многим пришлось очень не просто. Повезло только тем, кто хранил свои сбережения в валюте, они почти все сохранили. А вот остальным было несладко. Многие из тех, кто работал в частных фирмах сразу лишились работы. На госпредприятиях сотрудников особо не сокращали, но от этого не легче — зарплату не платили месяцами (некоторые вместо денег получали то, что производили). Люди хватались за любую возможность заработать — на рынке торговали, фасоль перебирали, бутылки сдавали.

Цены моментально взлетели до небес. Если кому-то удавалось найти магазин со старыми ценниками, то товар скупался мешками и ящиками — люди даже не задумывались, что берут. Если потом окажется, что это не нужно — значит, можно будет обменять или продать. Продукты часто покупали в складчину — у соседок была одна банка томата на 3 квартиры.

В больницы лучше было не попадать, ситуация с лекарствами была почти катастрофической — контракты заключались по старым ценам, поставки постоянно срывались. Тогда выручал только бартер - «вы мне находите окситоцин, а я вам магнезию принесу». Знакомую из роддома отказывались выписывать пока она не принесет кусок мыла, пачку порошка и шесть пеленок, - рассказывает филолог Ольга Погодаева.

«В больницах зарплаты не платили по три-четыре месяца»

- Помню все достаточно смутно. Но то, что в больнице нам вообще не платили зарплаты по три-четыре месяца — это точно. Какие там сгоревшие сбережения! Всей семье приходилось выживать за счет того, что удавалось заработать моему мужу. Он тогда работал в частной конторе, которая занималась переделкой телевизоров «Альфа». Мы, наверное, раз в неделю покупали колбасу или что-то мясное, и даже на сливочном масле экономили. Приходилось покупать так называемое «бутербродное масло», по сути — маргарин. Цены были на все какие-то астрономические, - вспоминает врач Елена Коваленко.

«Наши дети не нуждались, всем всего хватало»

- Мы не пострадали, когда случился дефолт в 98-ом году. Мы ведь не занимались каким-либо бизнесом, это бизнесмены пострадали. Были те, кто даже обогатился в это время за чужой счет, кого-то увольняли. Мне кажется, тогда вообще пострадали люди, которые были изначально не приспособлены, не готовы освоить другую профессию. Если мы, например, покупали 3 кило мяса, то стали покупать меньше. Если нужна была вода — шли на родник. Но наши дети не нуждались, всем всего хватало, мы смогли пройти через это без каких-либо потрясений. Всё, что касается оплаты коммунальных услуг или продуктов — мы справлялись, и дефолт не был для нас серьезным стрессом, - говорит кассир Светлана Авдиевская.

А вы каким запомнили дефолт 1998 года? Как вы его пережили?

Еще больше материалов по теме: «Хроники пикирующего лея»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также