-1°
Boom metrics
Общество3 февраля 2015 22:00

Как Дорин Киртоакэ лично разрушал каскадную лестницу у Комсомольского озера

Корреспондент «Комсомолки» побывал на демонтаже лестницы в парке Валя Морилор в Кишиневе и посмотрел на новые подвиги столичного мэра
Дорин Киртоакэ закатав рукава, ринулся в бой.

Дорин Киртоакэ закатав рукава, ринулся в бой.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

В минувший понедельник начался демонтаж каскадной лестницы в кишиневском парке Валя Морилор. Проект этот задумывался довольно давно, но по разным причинам неоднократно откладывался на дальнюю полку. У озера, которое большинство горожан все еще помнит под названием Комсомольское, вообще непростая судьба. Сначала — экологическая катастрофа 2006 года, потом — пять лет без воды, с 2011-го — еще несколько лет строительных работ. Озеро кое-как привели в порядок, и теперь очередь дошла до знаменитой, но уже почти разрушенной каскадной лестницы.

На проект выделили порядка 12 миллионов леев из городского бюджета, а проектом занялась компания «Кишинев-проект». Власти города решили даже не пытаться восстанавливать старую постройку: слишком хлопотно и не очень надежно.

- Сейчас мы полностью демонтируем старую лестницу. У нас есть уже утвержденный проект, прошедший все экспертизы., - рассказал Роман Софрони, глава управления капитального строительства. - Лестница будет выглядеть также, как предыдущая, но в основе ее будет металлическая конструкция. Мы надеемся, что это продлит жизнь новой постройки. Все декоративные элементы и ротонда будут отреставрированы. Старая лестница была установлена прямо на землю, в таком виде она не протянула бы долго.

Убедиться в том, что под старой лестницей не было никакого фундамента мы смогли воочию. Уже на следующий день после начала демонтажа каскадная лестница до середины превратилась в руины.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Когда-то парк Валя Морилор (тогдашнее Комсомольское озеро) был одним из самых оживленных мест в городе. Теперь его самыми частыми гостями стали владельцы собак и редкие любители спорта и утренних пробежек. Оживление, подобное тому, что возникло здесь с появлением тракторов и Дорина Киртоакэ, - уже давно не типичное событие в Валя Морилор.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Демонтаж оказался действительно грандиозным зрелищем: происходящее напоминало кадры из какого-то фильма. Классическая ротонда, экскаваторы, рабочие, мэр пробегает мимо...

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Дорин Киртоакэ и Роман Софрони в два голоса уверяли: новая лестница будет закончена через год, восстановят и подачу воды, и многоцветное освещение. План, что сказать, замечательный. Но один раз в своей истории Комсомольское озеро уже простояло пять лет без воды, что мешает ему обойтись пять-десять лет и без каскадной лестницы?

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Не смотря на явную торжественность происходящего (не каждый же день в городе разрушают постройки такого масштаба!) рабочие не слишком церемонились со старой лестницей. Ее элементы демонтировались экскаватором и сваливались в кучи бетона неподалеку. Присутствие начальства никого не смущало — видимо, так и было задумано.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

… но Дорина Киртоакэ вряд ли можно чем-то напугать: закатав рукава, он ринется в бой и примет на себя любые тяготы по долгу службы. Так случилось и на этот раз. Едва появившись на месте демонтажа, господин Киртоакэ решил принять в нем самое активное участие. Вы думаете, что не мэрское это дело, лестницы рушить? Нет, вполне себе мэрское, решил легендарный кишиневский градоначальник Киртоакэ и принялся демонтировать бордюр голыми руками.

После сбрасывания нескольких кирпичей с того, что когда-то было лестничным бордюром, энтузиазм Дорина Киртоакэ несколько утих. Предоставив дальнейшие работы профессионалам, он отправился дальше изучать масштаб им же предпринятой затеи.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Как и большинство строек, демонтаж лестницы оказался делом довольно грязным. Прилегающие к ней территории уже исполосованы гусеницами экскаваторов, а у прохожих есть все шансы застрять в очередном грязевом болоте. Остается надеяться только на то, что стройка действительно продлится всего год, как и предусмотрено проектом.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Мэр Кишинева стал одним из последних людей, которые смогли прогуляться по старой каскадной лестнице. Но не стоит думать, что столичный градоначальник пал жертвой ностальгии! Отнюдь. Европейское будущее, как известно, строится если не на костях, то хотя бы на развалах.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Лестница, которая будет построена на месте старой, по замыслу должна стать органичной частью старого парка. Но как раз на этот счет возникают сомнения: уже сейчас строительство потребовало сруба многолетних деревьев. Новый каскад, видимо, будут окружать одни пеньки.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Лестницу, когда-то — гордость города, разбирают сейчас по ступеньке. И, что не удивительно, делают это довольно быстро. Ну что же, ломать, как известно, - не строить.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Уже после начала демонтажа Дорин Киртоакэ решил поинтересоваться — а как же раньше выглядела лестница? Ведь, по задумке градостроителей, новодел должен быть точной копией своей предшественницы.

фото: apdance1.livejournal.com/

фото: apdance1.livejournal.com/

Господину мэру принесли целую папку фотографий, подобных этой. Снимок был сделан в конце 50-х годов, всего через несколько лет после окончания строительства лестницы. Тогда она действительно создавала ощущение величественности и легкости одновременно: каскад и ротонда делали этот уголок города похожим на курорт. Удастся ли новым архитекторам воссоздать тот же образ?

Фото: Ольга ГНАТКОВА

В ближайшие дни лестница в том виде, в каком мы все ее помним, исчезнет с лица земли. Остатки былого величия будут либо полностью разрушены, либо увезены в мастерские, где их отреставрируют. Хотя что-то подсказывает, что реставрация будет чем-то напоминать наш любимый «евроремонт» - побольше штукатурки и никакой аутентичности.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Зиму в Молдове и без того не назовешь радостным временем года, не смотря на теплую погоду. Но если вам всерьез захочется погрустить — обязательно приходите к каскадной лестнице. Сейчас с нее открывается вид, вполне достойный самой трагичной лирики. А европейским будущим, знаете ли, и не пахнет.