2016-08-24T02:02:48+03:00

Из 114 тонн санкционного мяса в Самаре сделали 25 тонн костной муки для птицефабрик

Во что превращаются запрещенные продукты и о чем «вздыхают» утильзаводы, на которые легло бремя их уничтожения [видео, фото]
Поделиться:
Комментарии: comments48
В Самаре продукты, попавшие под санкции, перерабатывают на утильзаводе в муку, а не сжигают.В Самаре продукты, попавшие под санкции, перерабатывают на утильзаводе в муку, а не сжигают.
Изменить размер текста:

- Отгружай, Иваныч! – мешок, полный серо-коричневой трухи ловко подхватывают, завязывают, укладывают штабелем в углу. Здесь их уже штук сто – туго-набитых, готовых к отправке.

- Мясокостная мука – отличная кормовая добавка для животных и домашней птицы, - объясняет директор ветсанутильзавода ЗАО «Дубово-Уметский» Павел Барабанщиков.

Выходит «мука» не из мельницы, а из гигантских «скороварок», температура в которых до 140 градусов! Полчаса такой «варки», шесть часов сушки – вот вам и мука. В июле именно таким образом на корм свиньям отправили 114 тонн мяса предположительно европейского происхождения. Эта утилизация стала «первой ласточкой» тотальной охоты за продуктами, попавшими в список «антисанкционных». Указ об уничтожении продуктов вышел 29 июля, с тех пор по всей стране запылали костры. Но в Самарской области придумали, как извлечь хоть какую-то выгоду из запрещенных продуктов.

Все это предстоит утилизовать.

Все это предстоит утилизовать.

Из 114 тонн подозрительной свинины получилось 25 тонн мясокостной муки, которая уже отправилась на птицефабрики и подсобные хозяйства. Конечно, согласно рецепту в состав добавили измельченную кость. Ее на Дубово-Уметский завод тоже везут тоннами: с мясокомбинатов, совхозов.

- Региону повезло – три действующих утильзавода, когда по всей стране их всего с десяток, - рассказывает Павел Барабанщиков. – Раньше такие предприятия жили на дотации государства, но когда нас отправили в свободное плавание, пришлось туго - из-за огромных энергозатрат прибыль почти нулевая. Посчитайте сами: летом наше предприятие тратит почти 300 тыс. рублей за газ и еще 150 тыс. р. за электричество. Плюс налоги и зарплата рабочим (их у нас порядка 30-ти). Оборот чуть больше миллиона рублей, о каком развитии может идти речь?

Дубово-Уметскому утильзаводу 36 лет, оборудование еще советских времен – износ до 70%. Как ни билось руководство – выпросить дотации от правительства области не получается. Зато запретные продукты привозят уничтожать за «спасибо».

В гигантской "скороварке" вся органика перерабатывается в гранулы.

В гигантской "скороварке" вся органика перерабатывается в гранулы.

- Отказать мы не можем, - вздыхает Павел Барабанщиков. - Ветеринарные службы привозят туши животных, бродячих собак – утилизуем. Доставили антисанкционные продукты – тоже переработаем. Свинину сожгли за свой счет, недавно привозили нектарины – около центнера. Сгорели они быстро, вышло чуть-чуть золы, которую и на удобрения не пристроишь. А знаете, во сколько нам это обошлось? 30 тысяч рублей. И никто пока ничего о возмещении затрат не говорит.

Между тем объемы биоотходов в области такие, что вполне могли ввести предприятие в прибыльные: тысячи тонн испорченных продуктов из супермаркетов отправляется ... на свалки.

- По нормативам лишь 10% пищевых отходов можно закапывать в землю и то при определенных условиях на полигонах. У нас таких условий нет, а хоронят отходов гораздо больше. Это экологическая катастрофа, - возмущается Барабанщиков. – Владельцы супермаркетов отмахиваются: есть договор с предприятиями. Но они по сути лишь перевозчики – уберут с глаз долой и все.

И загружается в мешки.

И загружается в мешки.

Еще одна беда – падеж скота. Скотомогильники запрещены, но сельчанам по-прежнему проще закопать умершее животное в лесопосадке, чем платить за утилизацию. А потом вспышки бруцеллеза, бешенства… На днях Россельхознадзор предупредил о вспышках бешенства в Большеглушицком и Шенталинском районах.

Утильзаводы Самарской области необходимы, как санитары. Но поддержать их не спешат ни районные власти, ни региональные. «Комсомолка» отправила запросы в Правительство области, но на момент печати номера, ответа не пришло. Как говорит директор ЗАО «Дубово-Уметский», его письмо губернатору гуляло по кабинетам несколько месяцев и в итоге вернулось в Волжский район. Замкнутый круг?

Мясокостная мука – отличная кормовая добавка для животных и домашней птицы.

Мясокостная мука – отличная кормовая добавка для животных и домашней птицы.

ВОПРОС ДНЯ

Генпрокуратура открыла «горячую линию» по выявлению продуктов, запрещенных к ввозу в Россию (кому интересно: 8 (985) 169-75-74; 8 (985) 169-75-77 - с 9.00 до 18.00). У нас вопросик:

А вы сообщите прокурорам, если наткнетесь на санкционные продукты в магазине?

Александр ЛАЗУТКИН, летчик-космонавт, Герой России:

- Уж точно не простые граждане должны сообщать о нарушениях и выполнять работу чиновников. Ведь почему открыли такую «горячую линию»? Чиновники сами не справляются? Значит, нужно жестче контролировать все этапы ввоза товаров.

Андрей ПИЛИПЧУК, экс-глава управления МВД России по связям с общественностью и СМИ:

- Это не стукачество. Стукачество - это когда втихаря говорят про другого человека. Здесь предлагают сделать заявление по телефону и на сайт, где все звонки и письма фиксируются, и так помочь государству, выразить свой гражданский долг.

Андрей ТУМАНОВ, депутат Госдумы, эксперт по дачному хозяйству:

- У меня старая крестьянская позиция - все выращенное нужно съесть. Где бы оно ни было выращено. У нас слишком много голодных, экономика не в порядке, чтобы уничтожать продукцию. Поэтому звонить я не буду.

Олег СИРОТА, фермер-сыровар, Подмосковье:

- Конечно, позвонил бы! Санкционная продукция - контрабанда, а люди, которые ее ввезли, ограбили государство, не заплатив пошлины. Мне как фермеру продуктовое эмбарго на руку, я бы сам пошел в рейд.

Илья СВИРИДОВ, глава муниципального округа Таганский:

- Не уверен, что буду звонить. И наши люди, наверное, не будут жаловаться, если увидят в продаже моцареллу или итальянскую колбасу. Ведь ее запросто могли сделать в той же Тверской области, по загрантехнологиям. И как отличить?

Алексей ТРЕТЬЯКОВ, председатель петербургской Ассоциации малого бизнеса:

- Я бы позвонил. Санкции - не столько наказание Запада, сколько расчистка рынка для отечественных производителей. Звонок - это защита российской экономики от западного нашествия. И закон есть закон, его надо исполнять.

Мария СЕМЕНОВА, писатель, автор цикла фэнтези-романов «Волкодав»:

- Зависит от конкретной ситуации. Позвонила бы, но только если бы я или родственники чем-нибудь отравились.

Антон, слушатель Радио «КП» (97,2 FM):

- Честно говоря, даже не замечаю. Я люблю гречку, картошечку, макарошки. До пармезана дела не было и нет.

Директор ветсанутильзавода ЗАО «Дубово-Уметский» Павел Барабанщиков об утилизации санкционных продуктов и не только.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также