2016-08-24T02:00:22+03:00

Наследники румынских помещиков могут отобрать у жителей Молдовы дома и все пахотные земли

Законопроект о реституции, принятый молдавским парламентом, ставит под угрозу суверенитет и экономику страны
Поделиться:
Комментарии: comments70
Фото: кадр с видео
Изменить размер текста:

Воспользовавшись сложной политической и экономической ситуацией в стране, в ноябре 2014 года в Молдове парламентарии зарегистрировали законопроект о реституции. Документ подразумевает, что прежние владельцы земель Молдовы до 1940 года могут предъявить свои претензии на них и вправе требовать их возвращения, вне зависимости от того, что на них находится сегодня. Если в большинстве стран, встающих на путь евроинтеграции, можно обойтись малой кровью, то в Молдове ситуация несколько иная. Наша страна рискует лишиться всех пахотных земель, часть жителей — своих сельскохозяйственных угодий и домов, экономические агенты — заводов и фабрик.

Политик и предприниматель, лидер Социал-демократической партии Молдовы Виктор Шелин рассказал «Комсомольской правде», как стал возможен такой правовой произвол и чем европейские нормы грозят Молдове.

- Откуда возникла идея законопроекта о реституции?

- Подписав Соглашение об Ассоциации с ЕС мы автоматически подписали и обязательство принять закон о реституции, такой пункт был во всех договорах в аналогичных ситуациях. Соответствующие законопроекты, к примеру, уже подготовила и Украина. У нас законопроект о реституции зарегистрировали в парламенте в ноябре 2014 года, во время предвыборной гонки. В контексте общеполитической ситуации о нем стараются говорить как можно меньше. Скрывать его существование. Хотя он входит в пакет соглашения с ЕС, и должен будет впоследствии пройти все процедуры, включая публичное обсуждение.

Реституция подразумевает возврат собственности тем, кто ею владел до 1940 года или их наследникам. В большинстве постсоветских стран земля была общественной и до и после 1940 года, и перешла в частную собственность только в 1990 году, поэтому никаких особенных споров там не возникло. В случае с Молдовой ситуация иная. До 1940 года эта территория была оккупирована румынскими войсками и ее владельцем стало не другое государство, а отдельные румынские помещики. Именно через них и выстраивались отношения с бессарабцами. То есть до 1918 на территории была сначала царская власть, потом — ею владели румынские помещики, а у молдаван на нее никаких прав не было.

- Чем это грозит Молдове сегодня?

- В нашем случае реституция означает, что все заинтересованные лица — дети и внуки румынских помещиков — могут предъявить свои претензии на земли Молдовы. Все архивные записи хранятся в Бухаресте. Согласно законопроекту, они просто могут взять из архива соответствующую справку, через посольство в Молдове пройти через упрощенную судебную процедуру и кадастр переоформит земли на них. В этом процессе не будет участвовать нынешний собственник, гражданин Молдовы. Максимум, что он получит, если у него отберут землю вместе с домом, - это компенсацию от государства, которая составляет порядка 800 евро. Но у него отберут его средство производства, его фактически лишат всего.

- Можно ли предположить, какое количество земель может оказаться в собственности граждан Румынии?

- Передать в собственность румынским гражданам могут до 100% пахотных земель Молдовы. Сложно подсчитать точно, может быть и не все предъявят свои претензии на земли — если люди уехали за границу, или какой-то род оборвался.

- А можно ли попробовать откупиться? На государственном уровне выплатить компенсации потомкам помещиков вместо возвращения им земель?

- Никаких изменений в закон о реституции внести нельзя. Это международный договор, который всегда находится выше по статусу, чем местное законодательство. Молдова не может просто так взять и поменять формулировку. Уже десятки стран ратифицировали Соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС — любая правка означает проведение этой процедуры полностью заново, на это никто не пойдет. Мы подписали кабальный договор, который даже не дает гарантий вступления Молдовы в ЕС. Евросоюз нам фактически ничего не должен давать, только оказывать консультативную и нормативную поддержку. Мы же должны обеспечить очень конкретные вещи, которые могут полностью изменить жизнь в стране.

- Почему на это пошли молдавские политики и почему об это так мало говорят?

- Когда мы подписывали Соглашение об ассоциации с ЕС, этот документ существовал только на английском языке. Наши депутаты, которые не очень хорошо его знают, подписывали документ, которые даже не могли нормально прочитать. Им никто ничего не переводил. То, что произошло — настоящее преступление, нарушение всех процессуальных норм. Соглашение об ассоциации — это порядка 200 страниц печатного текста, который состоит в основном из ссылок на другие договора, европейские хартии и т.д. Для того, чтобы его полностью понять нужно прочитать порядка 2,5 тысяч страниц текста. Кто это сделал? Кроме того, те, кто сейчас находятся у власти, могут оставаться там же только при условии полной покорности ЕС.

- А как сами европейцы это допустили, зная ситуацию в Молдове? Это же создает неприятный прецедент — практически исчезновение европейского государства из-за договора с ЕС.

- По мнению европейцев, страна не исчезнет, не перестанет существовать. Для них все выглядит так - в Молдове просто появятся новые собственники. То, что экс-собственник, гражданин этой страны, станет просто работником на этой земле, их не волнует — у него же не отбирают возможность работать и зарабатывать.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также