Звезды

Николай Лебедев: Мог ли я, гуляя ребенком по Кишиневу, предположить, что сниму в «Экипаже» Яковлеву и Митту?!

Знаменитый режиссер рассказал в интервью «Комсомольской правде» о том, как воплотились в жизнь его детские мечты о собственных фильмах
Николай Лебедев приехал в Кишинев поклониться могилам близких

Николай Лебедев приехал в Кишинев поклониться могилам близких

- После ваших фильмов я плачу. Что со мной не так, доктор Лебедев?

- Это называется так: «Какой ужас испытал Хичкок, посмотрев первый попавшийся советский фильм».

- Если серьезно, вы как считаете, тяжело ли в современном зрителе разбудить эмоции? Циниками мы стали.

- Не думаю, что вы правы. Я показываю истории, которые вызывают у меня сильнейший отклик, иногда эта эмоция передается в зал, иногда – нет. Я не могу это рассчитать, да и не хочу. Но я точно знаю, что когда в картине пульсирует эмоция, так или иначе она способна тронуть другого человека. Когда я писал «Звезду», у меня лились слезы, был горловой спазм, это мне показалось странным. Я дал почитать сценарий жене, она все бросила и убежала. Она разрыдалась. Во время показа «Звезды» Артем Семакин и Леша Панин, увидев в зале девушку, которая очень сильно плакала, хотели даже выйти к ней и сказать, что все в порядке, дескать, мы живы. Я им сказал – оставьте человека, оставьте ей пережить.

«Это здорово, когда человек испытывает в кинозале сильные эмоции»

- Слезы – мерило успешной картины?

- Люди ведь не плачут просто так, они сопереживают героям. Это здорово, когда человек в кинозале сильные эмоции испытывает. Я знаю, что и на «Экипаже» люди плачут. Эмоция может быть разной. Я, например, довольно редко испытываю такие чувства в кинозале, да и вообще это не обязательно. Но некий катарсис мне помогает жить, как сказал поэт, «душу омывает слеза». Во время показа «Легенды № 17» в Женеве французский режиссер и актер Роббер Оссейн бросился ко мне, обнял, говорил теплые слова, при этом лет за 10 до этого премировал «Звезду», а лично мы даже не были знакомы.

- Вы смотрите русское современное кино, сериалы, например?

- Нет времени, хотя недавно я посмотрел «Оттепель» Валерия Тодоровского. Живу, видимо, в другом мире. Мои современники – Это Микеланджело, Эдит Пиаф, Эльдар Рязанов, чьи фильмы, может, для кого-то вчерашний день. Я просто выбираю хорошее кино, которое мне близко.

"Возвращение к прежним местам – штука очень сложная"

- А с некоммерческим показом с любимым фильмом «Экипаж» вы приехали в Кишинев, потому что это родной для вас город? Это ли истинная причина?

- Я приехал поклониться могилам близких, просто так совпало, что вышел «Экипаж». Я считаю, что возвращение к прежним местам – штука очень сложная. Это всегда болезненно и трогательно, возникают щемящие чувства. Я провел все детство на улице Пирогова, между Армянской и Котовского, дом есть и сейчас, там жила моя бабушка. Я понимаю, что это был мой маленький рай. Это чудесное место! Но вот, я зашел в этот двор, все перестроили. Я встретил девочку, с которой дружил. Место так перестроили, что это уже совсем не мой мир. Стоял и пытался понять, что тут были мои первые фильмы. Это жизнь, никуда не денешься.

- А центр города?

- Вот старый фонтан в парке Пушкина, я помню его ребенком, он не изменился, работает, Слава Богу! Елочки рядом, помню, маленькие, деревья невысокие. Интересно все это. Понимаю, что могу уже сравнивать эпохи.

Последний раз давно были в Кишиневе?

- В 2010-ом на похоронах Евгении Тодорашко, но это был скоротечный приезд. Последний раз, чтобы именно прошелся по городу, было это в 99-ом. Тяжелое было время. Больше 20 лет всерьез не был. Мне сейчас город понравился - в отличие от эпизодических приездов, я сейчас вижу прежний уют, цветущие каштаны.

Николай Лебедев: Мне сейчас Кишинев понравился - в отличие от эпизодических приездов

Николай Лебедев: Мне сейчас Кишинев понравился - в отличие от эпизодических приездов

"Для меня «Звезда» - это очень личная история"

- Не могу не спросить, как режиссера «Звезды», как вы относитесь к тому, что в странах бывшего СССР власти переписывают историю?

- У меня на войне погиб дед Николай Лебедев, ему было 40 лет, погиб дядя, которому было 19 лет, тоже Николай Лебедев. Для меня «Звезда» - это очень личная история. Но я замечаю, как политтехнологи придумали какие-то инструменты, чтобы разлучить народы, они разрушают те духовные скрепы, на которых строилось самосознание народа. Я, конечно, понимаю, что были отрицательные моменты, но ведь было и уйма положительного! Стараюсь не поддаваться на провокации, меня никто не убедит в том, что украинский народ стал чужим. Украина вольна выбирать любой путь, но мне горько понимать, что возникло такое поле непаханое негатива. Я почему заговорил об Украине, потому что у меня тесть с тещей - украинцы, я к ним не могу приехать. Теща приехала сюда из Одессы.

- Следите за баталиями в социальных сетях?

- Раньше писали на стенах туалета, сейчас пишут в Интернете. Если людям нравится выплескивать агрессию, и при этом они не берут арматуру и не идут морду бить друг другу, тогда все в порядке. Это некая, детская болезнь новизны. Ни один умный и взрослый человек не будет себя так вести – я про хамство в Интернете, например. И я тоже, к сожалению, сталкиваюсь с подобной белибердой. Но я никого не сужу.

"Первую режиссерскую школу я прошел в Кишиневе"

- Вы ведь работали в газете «Молодежь Молдавии»: вам нравилось быть журналистом?

- Да, было интересно собирать материалы, общаться. Я работал и на ТВ, были свои программы молодежные, о кино. Мне это помогло в работе. Кстати, журналист Юлия Семенова пряталась в шкаф от меня, я был студентом-внештатником, приходил и приносил статьи, писал много, и этим ее доставал. Позже мы вместе написали сценарий «Змеиного источника», она моя крестная мама. Юля, кстати, не единственная из Молдовы, с кем я работаю и поддерживаю хорошие отношения. Со Светланой Тома я познакомился в университете, мне было лет 17, так подружились с ней, что семьями дружим, Ира Лачина близка мне. Я первую свою режиссерскую школу прошел в Кишиневе, я учился во втором классе, и написал сценарий, и мне именно здесь, дома, Артур Загорский объяснял, как вообще надо работать. Он всерьез со мной это проходил, шаг за шагом, это был настоящий героизм, он так искренно включался. Известный оператор «Молдова-филм» Валерий Чуря возился со мной, объяснял, как правильно снимать. В школе меня поддерживал классный руководитель, и в 9 классе нас отпустили с ребятами с уроков, в Вадул-луй-Водэ снимать фильм «Репортаж» (созвучно названию «Экипаж»). В детстве важно не погубить, а расширить горизонты, поддержать, не мешать, ведь в самом начале каждый шаг - он ведь такой хрупкий. Мне их всегда расширяли. И я благодарен судьбе за встречи с людьми, которые оказали на меня огромное влияние.

- Читала, как Владимир Машков, рассказывая об «Экипаже», говорил об спецэффектах, в которых в основном принимали участие сами актеры. Были курьезы на съемочной площадке?

Звездный по статусу и совсем не звездный по поведению Владимир Машков мне рассказывал, что испытал во время съемок в павильоне. В общем, Машков должен был ползти по канату. Снимали долго, его подвесили на канат к потолку, использовали сложные приспособления. Как только зазвучало: «Внимание! Снимаем!» Мы спустили ветродуй, и вдруг он сломался. Машков кричит нам, мол, ничего я повишу. Вцепился в канат, пять минут прошло, семь минут, говорит, ничего-ничего, все в порядке. Потом кричит: «Все! Снимайте!» А мы решили, что надо включать камеру. На самом деле он уже из последних сил держался за канат. Когда Владимир спустился, он мне говорит: даже если ты меня расстреляешь, я не смогу сняться лучше. Я говорю ему: «Дружище! Все отлично!» Вот такая была история с Машковым. Он вообще надежный друг, трудяга, в работе безупречный актер.

- У вас ведь уже появились свои любимые актеры: Данила Козловский, например, второй раз его снимаете — сначала в «Легенде № 17» , потом в «Экипаже».

- Я знал, что вы спросите! На самом деле мы не хотели снова работать вместе. Он отказался. И я отказался от этой идеи, потому что мы так превосходно работали в «Легенде», что Данила боялся: это никогда не повторится. А я боялся, что мы будем пытаться это повторить, а мне нужен был новый герой в новой картине. Мы заново искали взаимопонимание, репетировали долго. Очень интересный опыт, когда все закончилось, Даня мне сказал: «Я так боялся, что это не повторится». Я ему ответил: «Это не повторилось, это стало еще лучше». Мне вообще со многими актерами очень комфортно работать, я периодически снимаю их в своих картинах. Например, Нина Гребешкова всегда снимается у меня в небольших ролях и откликается на это, Нина Усатова на «Экипаж» прилетела в свой день рождения, не спала ночь. Да, у меня есть такие люди. И с оператором тоже я уже подряд пятую картину делаю. Дружим.

- «Экипаж» ваш любимый фильм, вы неоднократно говорили об этом.

Мне Александр Наумович Митта говорил: «Коля, не вздумай отказываться от этой идеи. Ты все равно сделаешь-по своему! Ты не будешь повторять». И это случилось. Я его и Александру Яковлеву, которая снялась в «Экипаже» 79 года, в своем фильме задействовал. Мог ли я, гуляя по Кишиневу и мечтая о собственных фильмах, предположить, что сниму в своем «Экипаже» Яковлеву и Митту?! Да ни за что бы не поверил!

ДОСЬЕ КП

Николай Лебедев родился в1966 года в Кишинёве.

Окончил журфак Молдавского Госуниверситета. В 1993 году окончил отделение сценарно-киноведческого факультета ВГИКа.

Обучался в Киношколе Александра Митты. Дважды лауреат Государственной премии РФ, Член Союза кинематографистов России, академик Российской Академии киноискусств «Ника». В этом году возглавит жюри "Кинотавра".

Работы

1991 — Ночлег. Пятница

1997 — Змеиный источник

1999 — Поклонник

2002 — Звезда

2004 — Изгнанник

2006 — Волкодав из рода Серых Псов

2007 — Апостол (совместно с Г. Сидоровым и Ю. Морозом)

2010 — Фонограмма страсти

2013 — Легенда № 17

2016 — Экипаж

Благодарим Международный медиаклуб «Формат-А3» за помощь, оказанную при подготовке интервью.