Происшествия31 января 2017 16:05

Родители жертв дурлештского маньяка просят закрыть уголовное дело

А в полиции говорят, что работают с новыми подозреваемыми
Никита ЗВЕРЕВ
В этой истории до сих пор много белых пятен.

В этой истории до сих пор много белых пятен.

С тех пор, как в Дурлештах появился маньяк, который расправлялся с влюбленными парами, прошло больше 5 лет, но ничего нового пока неизвестно.

На пресс-конференции, которая была посвящена достижениям правоохранительных органов за год, глава Генерального инспектората полиции Александр Пынзарь рассказал, что дело не стоит на месте, разрабатываются «хорошие версии»:

- В расследование этого дела вовлечены лучшие специалисты, мы приглашали даже экспертов из США. У нас есть круг людей, с которыми мы работаем, - объяснил Пынзарь.

В тоже время бывший прокурор Кишинева Ион Дьяков уверяет, что автор жестоких убийств давно отбывает наказание за другое преступление.

- Убийца получил двадцать три года лишения свободы за другое убийство, убийство своей жены на Ботанике! - утверждает Дьяков. - Я и раньше об этом говорил, но меня не слушали. Более того, родители этих детей просили оставить их в покое, они не верят в искренность прокуратуры и МВД. Генпрокуратура, в производстве которой находится дело по двойному убийству в Дурлештах, не заинтересована по определенным мотивам раскрыть эти убийства.

Напомним, что 1 апреля 2011 года в поле в Дурлештах в автомобиле были найдены тела влюбленной пары Ольги и Ильи. Они были расстреляны из охотничьего ружья. Полиция с удвоенной энергией взялась за расследование столь жесткого убийства, были подозреваемые, но все они в итоге отпали.

КОММЕНТАРИЙ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

"Дьяков сам возмущался, что мы хотим повесить преступление на невиновного!"

- Да, мы проверяли человека, о котором говорит Ион Дьяков, на причастность к двойному убийству в Дурлештах, - подтвердил нам начальник отдела по расследованию преступлений особой важности Генпрокуратуры Молдовы Корнелиу Братунов. - На сто процентов подтвердили, что это не он. Дьяков в то время еще сам возмущался, что мы хотим повесить чужое преступление на невиновного. Пробы ДНК преступника, изъятые с места преступления, не совпали с ДНК подозреваемого. Кроме того, у него оказалось железное алиби. Он во время убийства находился совершенно в другом месте.