Общество6 февраля 2017 1:00

Молдавские националисты прозрели и просят русских не бросать страну

Время стирает грани между теми, кто говорит на разных языках, потому что сейчас назрели куда более важные проблемы
Елка СОЛНЫШКИНА
Народ начинает думать не о геополитике, а о том, что дома творится.

Народ начинает думать не о геополитике, а о том, что дома творится.

Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Когда-то, как и у каждого русскоязычного в Молдавии у меня была туча друзей националистов. Лет 20 назад нас было много и таких, и таких - русофобы и русофилы, румынофобы и румынофилы - этакий микс дружбы-ненависти.

Все дружили между собой, пока не затрагивали язык и национальность. Мы разругивались вдрызг, расплевывались, потом встречались, целовались и опять ругались.

Со временем самые активные сторонники Румынии и России навсегда покинули нашу страну. Нас становилось все меньше и меньше. Население уменьшалось, отношения стабилизировались, разделяясь на группы не знающих румынский язык, не знающих русский язык, и группы, знающих оба языка.

Люди стали меньше конфликтовать и находить удобоваримые формулы общения между собой

А ещё конфликтующие стороны перестали пересекаться, выбрав параллельное сосуществование.

Сегодня поговорила по душам с соседкой - моим антиподом по языковому и национальному признаку - тысячу лет с ней не разговаривала. Первые полчаса она кривлялась и корчила из себя румынку. Потом устала и стала сама собой, той молдаванкой, которых я любила в 80-е годы.

Интересны её поменявшиеся суждения.

Хорошо относится к Нэстасе, но проголосовала за Санду назло тем, кто голосовал за Додона. Против Нэстасе настроились все его партийцы, потому, что оказался слабаком. Считает, что на политическом поле нет ни одного приличного политика. Из всех политиков, которые были, считает единственно позитивным Воронина, а раньше говорила, что коммунистов ненавидит во главе с Владимиром Николаевичем.

По поводу языка сказала со вздохом, что русские не знают и не будут знать румынского, а молдаванам всё равно придется учить русский, так как на этом языке в мире много кто говорит. Знаешь русский - получаешь возможностей больше. Она поняла, что за границей очень мало кто знает по два языка, найти человека знающего английский в Европейских странах сложно. Италия, Испания, Германия и другие не англоговорящие страны моноязычны.

Также рассказывает о том, что все националисты (наши) сталкивались с унизительным отношением в Румынии к молдаванам. Оттого многие дети, которые там учились, не остались в Романия маре.

Сказала, что уже не хочет, чтобы Молдова была Румынией, и все чаще встречает тех, кто был за унионизм, которые её попрекают, что внучка говорит на чистом румынском. Делают замечания, что ребенок должен говорить на языке матери, молдавском.

Еще сказала, что дети, разъехавшиеся по заграницам, не останутся молдаванами. И их дети не будут говорить на родном языке, так как уже приняли ментальность страны, в которой проживают. Очень хочет (как и все мы), чтобы у нас заработали заводы, фабрики, были фермы и колхозы...

Короче, националисты пришли к обратному истоку. А копий мы сломали в свое время будь здоров, чуть не дрались. Соседка с завидным постоянством кричала мне через забор:

- Спуне пе лимба де стат. Чемодан-вокзал-Россия. Уезжайте, мы вас ненавидим!

А вчера просила меня:

- Хоть вы не уезжайте, а то совсем никого не останется. Каждый день из страны уезжает навсегда 16 человек. Это ужасно.

Вот так времена меняются, если бы 20 лет назад, мне бы кто-то сказал, что между мной и ней произойдет такой разговор, ни за что бы не поверила.

Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.