Молдова
+20°
Boom metrics
Кишинев4 марта 2017 6:57

Кишинев, у которого было будущее: почему планы по развитию столицы оказались забыты

“Комсомолка” решила узнать, что сегодня стало с теми зданиями, которые в советское время олицетворяли собой прогрессивность и современность молдавской столицы

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Кишинев уже давно превратился в город, говорить о котором как-то неловко. Хвастаться, кажется, совершенно нечем: ни старинной архитектуры, ни современного комфорта. Но когда-то у градоначальников были нешуточные планы на эту провинциальную столицу СССР: в 70-80-х город застраивали с размахом, желая показать и его потенциал, и достижения.

Нельзя сказать, что это было совсем уж ложью и проектировщики всего лишь пускали пыль в глаза приезжим. Тогда у Кишинева еще и правда была надежда, было... большое и светлое будущее.

Мы решили совершить небольшое путешествие к тем зданиям, которые сегодня принято не замечать. Шедевры советского конструктивизма, эти футуристичные постройки когда-то должны были убедить каждого, что он – в одной из главных столиц большого государства.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Как и во всяком крупном городе Советского союза, а уж тем более – провинциальной столице, в Кишиневе ежедневно принимали гостей и делали это с размахом. В столице построили несколько больших гостиниц, но «Космос», пожалуй, - самая известная из них.

Завоевывать свой собственный космос и воображение приезжих этот отель начал в 1983 году: по меркам того времени эта гостиница отличалась отличным сервисом, современным внешним видом и обещала большое будущее молдавскому туризму.

Большинство россиян, приезжающих в Кишинев, по старинке все еще часто селятся именно тут.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

На то, что сегодня у гостиницы все не так здорово, как было десятилетия назад, отчасти намекает стоящий перед ней памятник. Конь Котовского льет пыльные «слезы» по былой славе гостиничного комплекса. Появился он тут, кстати, раньше самого отеля (в 1954 году, как сувенир на 36-летие Советской армии).

Фото: Ольга ГНАТКОВА

То, что лучшие годы «Космоса» остались позади, становится понятно уже снаружи здания. Потертые при ближайшем рассмотрении балкончики, не первой свежести ковер перед входными дверями. Но двери, кстати, автоматические.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Все российские туристы, которые до сих пор настойчиво селятся в «Космосе», хвалят и ругают это место за одно и то же: гостиница почти не изменилась с советского времени. Кто-то считает ее ретроградство и несовременность – признаками явного мельчания вкусов и беспросветной бедности, а кто-то, напротив, смакует ретро-находки. Даже в фойе кажется, что где-то тут должен, сгорбившись, сидеть гастролирующий советский писатель и мирно тянуть водочку со случайным собеседником.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Конфузы, впрочем, в этой гостинице до сих пор случаются. От величественности и монументальности явно пришлось отказаться, а заодно и переименоваться то ли в «Козвоз», то ли в «Зомзок». Инопланетный монстр захватил «Космос», не иначе.

Попробуйте и вы прочесть эту надпись, красующуюся на ковре прямо у выхода из главных дверей гостиницы. Может, у вас получится лучше.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Не самую обычную поликлинику построили на перекрестке улиц 31 августа 1989 и Влайку Пыркэлаб в 70-х годах. Изначально рассчитанная на прием и обслуживание 500 пациентов ежедневно, она вполне себе отвечала масштабным запросам советского здравоохранения.

Место для нее было выбрано, однако, специфическое: поликлиника располагается прямо за храмом Святого Пантелеймона, очередным детищем гения Бернардацци. Советские архитекторы, судя по всему, были людьми скромными: в строительном проекте написано черным по белому - «здание поликлиники, огибающее церковь, является для нее фоном».

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Забавно, что величественное строение с характерными резкими очертаниями, обрело свою статусность уже после развала СССР. Сегодня в этой поликлинике, подведомственной Ассоциации санитарно-курортного лечения, обслуживаются только сотрудники государственных служб, дипломаты, все, кто занимает ответственные должности, а также участники двух событий – Второй Мировой войны и ликвидации последствий Чернобыльской аварии.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Немного прогулявшись вокруг поликлиники, можно обнаружить, что и здесь социальное равновесие все же восторжествовало. Женщины в халатах аккуратно подкрашивают бордюры при поликлинике, куда приходят с головными болями чиновники. Семейство бездомных тут же пытается помочь друг другу справиться с головными болями наверняка совершенно иного рода.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Дом мод на бульваре Штефана чел Маре появился там в конце 70-х. Тогда он был домом мод без преувеличения – и пошивочные ателье тут были, и платья на заказ шились и даже костюмы для местных театров. В причудливом на взгляд нынешнего горожанина здании даже проходили самые настоящие показы мод.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Видимо, в память о былом или еще из каких соображений, но название за этим зданием осталось прежнее и даже надпись на латинице при входе имеется – Centrul de moda (Центр моды). Вот только от моды там ничего не осталось: аптека, казино, кафе, библиотека – неполный список того, что разместилось сегодня в отдельных корпусах этого строения.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Внутри основного здания – скучные, узнаваемые советские коридоры, глухие и неприветливые. За многочисленными дверями прячутся нотариусы, ремонтники по компьютерам, юристы, туристические бюро. Может быть не повезло или сказалось желание поскорее оттуда сбежать, но ни одной швейной мастерской или даже ремонта обуви там найти не удалось.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Место, когда бывшее пристанищем советского гламура, сегодня навевает только тоску. Интересный фасад с безумным повторяющимся узором это впечатление ничуть не скрашивает.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Дворец культуры Железнодорожников сегодня привлекает к себе довольно мало внимания. В районе он находится крайне непримечательном – где-то между крупным торговым центром и ж/д вокзалом - и особой популярностью вроде как и не пользуется. Хотя в 1970-х годах, наряду с прочими постройками этого времени, он задумывался как часть совершенно нового города, гордого и устремленного в будущее.

Автор этого проекта построил, среди прочего, Мемориал «Вечность», здания нескольких крупных министерств и Кишиневский цирк.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Собственное ДК, которое в СССР должно было быть у каждой уважающей себя организации, в Кишиневе всегда заменяло концертные залы. В молдавской столице действительно нет ни одного всерьез запланированного концертного зала с хорошей акустикой. Зато в ДК было удобно проводить и партсобрания, и капустники.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

В 90-е, да и в 00-е ДК железнодорожников обзавелось совершенно неожиданной для себя репутацией. Одна из жемчужин конструктивизма, культурный центр при крупной организации стал тем местом, где проходили самые отвязные концерты и встречались самые сомнительные персонажи. Именно здесь выступали молдавские и приезжие рокеры, реками лилось пиво, по углам валялись накаченные чем-то любители расслабиться, а в концертном зале невозможно было продохнуть от дыма.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Теперь администрация ДК явно взяла дело в свои руки: в холлах появились благообразные горшки с цветами, при входе – флаги и официальные таблички, потрескавшиеся стекла стыдливо заклеиваются скотчем, а в залах в основном проводятся сборы профсоюзных организаций и безобидные фестивали. Масштаб и размах этого удивительного места, кажется, навеки утерян.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Чье назначение практически не изменилось со времени застройки, так это здания министерства сельского хозяйства. Бывший агропром – самое высокое административное здание в Кишиневе и оно действительно поражает своей монументальностью. Сложно поверить в то, что именно здесь проходят обсуждения тракторов, сгнивших яблок и восточной плодожорки. 18 грандиозных этажей зовут нас вверх, к звездам, а реальность все еще тянет к земле…

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Модная по всему миру идея – расставлять по городу разукрашенных коров – добралась и до нашего Минсельхоза. При взгляде на это расписанное гипсовое животное даже возникает надежда на то, что если у наших чиновников хоть с чувством юмора нет проблем. Надеемся, что их соседи по зданию – министерства транспорта, молодежи и спорта – не против такого украшения при входе.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Не смотря на необычность этого здания, вполне вероятно, что многие кишиневцы до сих пор о нем не знают.  Малая Малина — не то место, куда можно попасть случайно. Вопреки сегодняшней заброшенности, в 1980-х годах так называемая «Ромашка» была одним из самых амбициозных жилищных проектов города. Странная вытянутая форма, футуристическая «летающая тарелка» на крыше, винтовая лестница внутри и квартиры, расположенные по кругу: это здание должно было стать одним из самых впечатляющих

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Сегодня в этом 22-этажном здании живут около 340 человек: еще в 90-х годах его статус «общежития» сменился на обычный «жилой дом». По правде сказать, обычным его по-прежнему можно назвать с натяжкой, а вот заброшенным — вполне.

Изначально здесь планировалась постройка целого комплекса: к Ромашке должны были примыкать спортзал, столовая, кинотеатр и т. д., но сегодня рядом с ним находятся только импровизированная стоянка и небольшая детская площадка.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Холл на первом этаже Ромашки сегодня выглядит именно так: местные жители вспоминают, что когда-то здесь было гораздо уютней, они справляли здесь вместе свадьбы и дни рождения. Сегодня на холл и первые этажи дома регулярно совершают набеги блохи, крысы и мыши.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Гениальная задумка архитекторов, по некоторым городским легендам планировавших построить дом, похожий на початок кукурузы, потерпела фиаско. Ромашка сегодня обдувается всеми ветрами и ее жильцам не остается ничего, кроме как цементировать и закладывать открытые фигурные балконы. В ход идет все: от кирпичей и цемента до листов железа и кусков фанеры. От идеальной формы не осталось почти ничего.

Кстати, про форму: по разным версиям свое название «Ромашка» здание получило благодаря форме основания постройки или же из-за смотровой площадки на крыше, кое-кому напоминающую цветок.

Фото: Ольга ГНАТКОВА

Жизнь, конечно, возможна везде и всюду, было бы желание. Но что-то подсказывает, что мало кто из жителей Кишинева еще клюнет на обещания светлого будущего и больших побед.