2017-04-05T12:59:01+03:00

Исповедь молдавского националиста: В 90-х мы выгоняли русских из страны, а сами остались без родных. Простите нас!

Не допустив цветную революцию в 2009 году, мы могли все исправить - вне зависимости от национальной принадлежности
Елка СОЛНЫШКИНАtrue_kpru
Поделиться:
Комментарии: comments83
Скоро годовщина событий 7- го апреля 2009 года.Скоро годовщина событий 7- го апреля 2009 года.Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ
Изменить размер текста:

Принято считать, что таксисты — глас народа. В Молдове это люди чрезвычайной открытости, изливающие душу своим пассажирам. Таким пассажиром стала и пользователь соцсетей Елка Солнышкина. Ее история — удивительна и крайне актуальна.

«Водитель 57-ми лет. Словоохотливый. Отчего-то обрадовался тому, что села в его машину. Даже исхитрился пококетничать - если так можно выразить любопытство.

Сначала поговорили о погоде. Потом о дорогах. Потом - откуда я еду и кем работаю..

Потом завел речь отчего- то о рыбалке .

Его быстрая речь с выраженным молдавским акцентом , чересчур быстрая и нарочитая , меня беспокоила ...Внезапно, прервав его, задала вопрос в лоб:

- Вам сейчас тяжело? Да? Что, совсем плохо ?

Мужчина погрустнел . Глаза повлажнели .. Вцепился в руль, так что костяшки пальцев стали совсем белыми .

- Да ,плохо, - хрипло ответил он. - Сын у меня уезжает в Канаду на днях. Насовсем... Старший в Америке. Теперь вот младший. Одни мы останемся с матерью... Впереди одна тоска.

Резко затормозив , машина дернулась

Я молчала...

Он продолжил.

- Нет больше страны. Нет земли, которую я так любил. Потому, что если на моей земле не остаются дети, значит, она мне чужая.

Остановившись на светофоре, мужчина обхватил голову руками.

- Как же мне теперь жить?.. Все уехали: братья, сестры, племянники, друзья...

- Уехать тоже. - посоветовала я, прервав свое молчание.

- Куда, к кому ? Все в разных местах. Их уже никогда не соберешь , - почти шепотом возразил водитель.

Я не знала, что сказать этому человеку.

- Но ведь они живы и здоровы - Ваши дети . Это главное,- попытавшись успокоить, сказала я.

- Да , согласился он, - живы и здоровы... Только очень- очень далеко. Там, где с каждым годом наши лица будут стираться, пока совсем не забудутся. Там все другое. Даже память

Я, внимательно посмотрев на него, решила задать еще один вопрос - неудобный.

- А ведь Вы выходили на площадь с Юрием Рошкой? С Гимпу ? Кричали: «Чемодан- вокзал - Россия»? Вы ведь радовались тому, что русские тысячами уезжают из Молдавии, испугавшись за свое и детей будущее?

- Да , - с удивлением и напряжением , ответил человек, - Вы разве меня знаете ?

- Догадалась, - вздохнула я..

- Вот как получилось: выгоняли одних, а сами остались без родных, - безжизненно пробормотал он .

Я ничего не ответила . Мы уже подъехали к пункту назначения. Рассчитавшись и поблагодарив за поездку, вышла из машины.

Пройдя несколько метров, почувствовала, что кто - то тронул меня за плечо.

Обернулась, на меня смотрел запыхавшийся водитель.

- Простите нас, - вдруг, улыбнувшись, попросил он , - Знаете, а мне ведь стало легче. Словно после исповеди. Спасибо Вам..

«А вдруг его сын останется?» - подумала я, улыбнувшись в ответ.

Светило солнце. Скоро годовщина событий 7- го апреля 2009 года. Не допустив оранжевой революции,тогда, мы еще все могли исправить. И молдавские русские и молдавские молдаване.

Сегодня для многих уже поздно. Сюда больше не вернутся сотни тысяч наших граждан».

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также