2017-06-09T12:08:27+03:00

Уникальный случай спасения в Молдове: Врачи РКБ спасли 19-летнего больного с редчайшим заболеванием, который должен был давно умереть

Западные коллеги не могут поверить в случившееся, потому что в медицине это практически беспрецедентный случай.
Поделиться:
Комментарии: comments11
Три дня назад Алекс впервые сел в кресло после месяца постельного режима. Рядом - профессор Виктор Кожокару.Три дня назад Алекс впервые сел в кресло после месяца постельного режима. Рядом - профессор Виктор Кожокару.
Изменить размер текста:

На неделю в отпуск я ехала с мыслями о мальчике, которого никогда не видела вживую. Я, честно говоря, только из-за него и взяла с собой телефон. В Фейсбуке его мама ежедневно писала о состоянии сына, я следила за ее публикациями и переживала. Телефон я на отдыхе потеряла. В нем остались все пугающие, тяжелые посты Валерии Бобочел об Алексе. Интересное совпадение, но с потерей телефона закончились и тревожные новости об Алексе. Началась новая, обнадеживающая полоса в его жизни.

Алекс Бобок страдает тяжелейшим и редчайшим заболеванием — мышечной дистрофией Дюшенна. При нем происходит быстрое прогрессирование мышечной дистрофии, которая в конечном итоге приводит к полной потере способности двигаться и смерти. Лечения, позволяющего искоренить болезнь, пока нет. Обычно больные этим страшным забелеванием не доживают до 20 лет.

Алексу — 19. Для него каждый день его жизни — борьба за нее. Но 9 мая этого года она стала кровавой. Алекс упал с коляски из-за отсутствия в Кишиневе пандусов. Это падение повлекло за собой целый ряд ужасных последствий. У него начались осложнения с легкими. Бактерицидная пневмония развилась молниеносно из-за сильнейшего стресса организма. Поэтому из реанимации на ул. Короленко 2, его доставили в реанимацию номер 1 в Республиканскую клиническую больницу (РКБ). При этом транспортировка в такой момент была для него смертельно опасной. Его мама Валерия металась в поисках лучших врачей. В это же время она молилась сама, просила молиться всех, даже смогла съездить в монастырь. Надо сказать, молитвы всех людей, который переживали за парня, оказались сильными.

- Так мы еще не боролись! Всерьез. С черными силами. За жизнь. Мы очень любим ЖИЗНЬ! Благодарим всех, кто нас понимает и в нас верит. Пожалуйста, поставьте в церкви свечу за Алекса или здесь, пусть Господь поможет, и всегда горит огонь веры, - писала в те трудные дни Валерия.

Врачи от прогнозов воздерживались

Врачи в это время от прогнозов воздерживались. Забегая вперед, скажу, что, как они потом признались, настроены они были скептически. Больше всех верила в победу Валерия.

Из первой реанимации Алекса перевели в реанимацию трансплантологии на третий этаж нового корпуса РКБ. И тут Алекс родился снова. Очень тяжелыми, порой невыносимыми шагами шел его путь спасения.

- Сегодня борьба была особенно сильна, - писала на своей странице Валерия. - Заведующая реанимацией Корина Гутюм и дежурный врач Ион Нефит не ослабляли ни на секунду свое внимание от Алекса. Идет борьба за его жизнь. Проблема сейчас в легких. Что я сделала. Начала говорить с каждой клеточкой его легких. Я молилась Богу, чтоб он исцелил каждую клеточку, чтоб все у него было в гармонии. Профессор Виктор Иванович Кожокару держит на контроле ситуацию, общалась с ним. Нет прогноза ситуации, хотя действительно делается все возможное для спасения Алекса, но все же один маленький шажок мы сделали точно. А именно: в самих клетках показатели калия, натрия и так далее наконец-то в норме. То есть с клетками мы общий язык нашли! К сожалению, по поводу самочувствия Алекса пока сложно что-то сказать конкретно. Еще неясно состояние его дыхательной функции, аппарат пока присутствует. Но я пишу большими буквами «ПОКА». Даст Бог, завтра лучший день! - написала Валерия.

Ситуация продолжала быть патовой еще много дней.

- Он не может откашливать мокроту, вследствие этого дышит хуже и нуждается в кислороде и бронхоскопии. Алекс борется из всех сил. Но силы эти, неподкрепленные мышцами, слабы, только дух остался прежним. Сегодня снова две бронхоскопии. Все пытаются вытянуть Алекса. Проблема в том, что он не может отхаркивать все, кашлять, только хрипит, и клокочет все внутри, и он задыхается, - снова пишет в своем «фейсбучном» дневнике Валерия.

Команда медиков отделения интенсивной терапии трансплантологии РКБ. Виктор Кожокару - в центре. Валерия Бобочел, мама Алекса - блондинка справа.

Команда медиков отделения интенсивной терапии трансплантологии РКБ. Виктор Кожокару - в центре. Валерия Бобочел, мама Алекса - блондинка справа.

Ангел-хранитель по имени Виктор Иванович Кожокару

В реанимации трансплантологии произошла судьбоносная встреча Алекса, Валерии с профессором Кожокару и его командой. Так ее называет Валерия. Она уверена, что именно им Алекс обязан жизнью. По ее словам, к Алексу применимо только нестандартное лечение, не по протоколу. Не все врачи это могут, утверждает Валерия. А профессор Кожокару это сделал и тем самым спас парню жизнь.

- Господин Кожокару — боец, и Алекс тоже. Они единомышленники. Мне не надо было ничего объяснять. Я всю жизнь для Алекса сочиняю систему, потому что для больных мышечной дистрофией Дюшенна ничего не пре-дусмотрено. Мы оказались на одной волне с профессором Кожокару, - рассказывает мне Валерия.

- У Алекса болезнь Дюшенна, она вызывает слабость мышц, которая идет от периферии к центру. Сначала ноги, руки, потом поднимается до диафрагмы, и тогда ему очень сложно дышать, - рассказывает мне сам профессор Виктор Кожокару. - Кроме этой болезни Алекс получил травму — сотрясение мозга. В таком случае применяются препараты, которые отягощают болезнь Дюшенна. Поэтому Алекс не мог дышать, его перевели на искусственную вентиляцию легких. Перевести — не проблема, а отключить — огромная проблема. Мы применили оригинальную схему и процедуры респираторной поддержки. Нам удалось. Два отделения интенсивной терапии принимали участие: пульмонологи, хирурги, эндокринологи и так далее, я не назвал всех. Особую благодарность хочу выразить медсестрам.

Виктор Иванович никогда не говорит «я». На протяжении всей нашей беседы он говорил «мы, команда, больница».

- Подчеркну, что главную роль в ведении таких больных играет не профессор, в выхаживании таких больных играет роль коллектив, слаженность коллектива. Профессор может дать гениальные указания, а они могут быть выполнены не на «отлично». Каждый занимается своим вопросом. Профессор — стратегией, врачи — лечением, заведующий департаментом, директор, вице-директор — обеспечением всех условий для ведения таких больных. Ведь интенсивная терапия - это очень привередливая дама, она любит очень дорогие «цацки», потому что вся аппаратура и медикаменты тут очень дорогостоящие. Дежурные врачи решают тактические вопросы — доведение до больного той стратегии, которая была принята на консилиуме профессорами. И так далее.

При этом профессор Кожокару подчеркнул, что одну из ключевых ролей в спасении Алекса сыграла его мама.

- Алекс - уникальный пациент не только по диагнозу. У него ясный разум, много увлечений. Его маме нужно ставить памятник! Своей заботой она довела его до такого возраста. Она нам очень помогла, - отметил доктор.

Корина Гутюм - зав.отеделением реанимации трансплантологии.

Корина Гутюм - зав.отеделением реанимации трансплантологии.

Врачи начали верить в чудо

Корина Гутюм — зав. отделением реанимации трансплантологии РКБ. Она признается, что случай с Алексом в какой-то степени изменил ее отношение ко многим вещам.

- Когда Алекс поступил к нам, все были настроены скептически. Мы знаем, что с такой патологией пациенты так долго не живут. Мы взялись за дело, но все мы сдержанно относились к прогнозам. Никогда не знаешь, какая будет реакция пациента на определенные процедуры, маневры, медикаменты. Весь персонал был вовлечен в случай Алекса, и каждый дежурный доктор сталкивался с определенными трудностями во время лечения. Я лично была скептически настроена еще 10 дней назад, - признается Корина Гутюм, еще совсем молодая и очень красивая женщина и очень сильный врач.

- Насколько я знаю, врачи не сильно склонны к романтике и размышлениям о чуде и вере, - говорю я Корине.

- Мы как раз верим во все, во что верит пациент. Мы говорим и пациентам, и родственникам, что если верите в церковь - идите в церковь, если в космос - обращайтесь к космосу, если в вас - разговаривайте с вами. Но надо сотрудничать с нами, делать общее дело. Наши формулы, расчеты, а также вовлеченность каждого, энергия всех направлены на результат, и тогда он будет хорошим, - говорит доктор.

Доктор Гутюм рассказала, что порой было очень трудно.

- Были ночи, когда мы обсуждали стратегии лечения, все думали, что делать. Звонили посреди ночи, в два, три часа. А наши медсестры — это наши глаза и колокольчики, у них вообще нет времени расслабиться. Вообще я считаю себя удачливой, что я в таком коллективе, каждый член которого самоотверженно работает, - говорит доктор.

Отвечая на вопрос о том, хватает ли для тяжелых больных необходимых медикаментов, Корина Гутюм сказала, что в последнее время ситуация улучшилась.

- У нас появились медикаменты, которые 2-3 года назад были в дефиците. Не скажу, что больница обеспечена на 100%, но для тяжелых случаев есть все, что нужно.

Алекса выписали домой

- До 4-ой реанимации трансплантологии не особо доверяла врачам. В Молдове человеческий фактор (кумэтризм и пафос, подковерные игры маленькой страны, где все друг друга знают) вместе с бедностью и кучей законов на бумаге превращают жизнь людей с редкими болезнями в рулетку, практически без шансов. Редкие болезни не входят в систему. А значит, приходится бороться и с болезнью, и с системой. Честно говоря, лично я знаю, что это бесполезно. Но Алекс очень хочет жить! И мы продолжаем жить благодаря таким людям, врачам от бога. Теперь я доверяю врачам. Конечно, не всем. Но этим- да! - написала Валерия Бобочел.

А в среду утром Алекса выписали. Его с цветами и шарами встречали друзья, знакомые журналисты, а также министр здравоохранения Руксанда Главан.

- Я познакомилась с Алексом в реанимации. Видела его впервые, а казалось, что мы давно знакомы. Думаю, дело в нем — в его силе, доброте, уме и прочих качествах, которые ему помогали и помогают. Я передала ему привет от нашей редакции, которая давно за него переживает. От своей семьи, которая ждет встречи с ним, когда он совсем поправится.

На выписку Алекса из больницы приехало много друзей и знакомых. Мама Валерия держит цветы.

На выписку Алекса из больницы приехало много друзей и знакомых. Мама Валерия держит цветы.

Теперь Алексу нужно долгая реабилитация. На случай желания перечислить деньги на реабилитацию Алекса - леевая карточка МАСТЕР КАРД 5574 8400 5934 1945 долларовая ВИЗА 4028 1100 3076 0489

Алексу можно помочь.

Алексу можно помочь.

Алексу можно помочь.

Алексу можно помочь.

Читайте также:

Профессор Виктор Кожокару: О том, что вернулся в Молдову, жалею только на международных семинарах

Как рассказала Валерия Бобочел, она побывала в одном из госпиталей в США и увидела на дверях таблички с фамилиями молдавских врачей. (далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также