Молдова
+21°
Boom metrics
Общество4 августа 2017 21:00

Тюремные хроники-5: тюремный «интернет» и бутерброд с котлетой вместо воли

Продолжаем публиковать воспоминания молдавского политического заключенного
Виталий КАРАСЕНИ
Несмотря на изолированность от внешнего мира,а также кажущуюся изолированность одной камеры от другой, существует несколько способов пообщаться

Несмотря на изолированность от внешнего мира,а также кажущуюся изолированность одной камеры от другой, существует несколько способов пообщаться

Продолжение. Начало, 2-ая часть, 3-ая часть, 4-ая часть.

Зарисовка тринадцатая. Связь.

Несмотря на изолированность от внешнего мира,а также кажущуюся изолированность одной камеры от другой, существует несколько способов пообщаться. Самый простой – это «кричать на решку» («Решка» - решётка).

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

Подходишь к зарешёченному окну и выкрикиваешь номер камеры, с обитателем или обитателями которой хочешь пообщаться. Для удобства называешь цифры по одной, например: «Два Три»(если номер камеры 23) и так далее. Когда тебя услышали, следует отзыв: «Говори!» Если это тот самый человек, с кем хочешь пообщаться (узнаёшь по голосу), здороваешься и при помощи перекрикивания общаешься. Если нет, просишь: «подтяни такого-то». Конечно же, это не самый удобный и конфиденциальный способ, к тому же это запрещено и, хотя в администрации и смотрят на это сквозь пальцы, тем не менее риск штрафных санкций есть.

Ещё один способ – «ноги». Тоже довольно рискованно, но тем не менее… Это когда устанавливаешь достаточно мирные отношения с коридорным дежурным, который за умеренную «плату» в виде пачки сигарет, пригоршни кофе,шоколадки может передать из одной камеры в другую те же сигареты, книги и прочие предметы, не запрещённые администрацией. Это своеобразная взаимовыгодная сделка, которая устраивает обе стороны. Конечно же, такие отношения установить получается далеко не со всеми, да и злоупотреблять не стоит.

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

Ещё один способ – «дорога». Своеобразный тюремный интернет. При помощи «дороги» можно связываться практически с любой камерой любого корпуса. Для этого между каждой камерой по вечерам происходит «наладка». Из одной камеры в соседнюю кидается конец самодельного каната(сплетённого преимущественно из простыни),с привязанным куском мыла или чего-то тяжёлого(так легче ловить.) Из окна той камеры, где ловят этот канат,высовывается веник, чтобы летящий конец каната попал на него. Далеко не всегда это получается с первого раза и приходится бросать снова и снова. При удачной попытке, пресловутый конец каната привязывается к решётке. «Дорога налажена». Примерно то же самое происходит по всей территории СИЗО. К канату привязана самодельная сумочка,(мешочек, барсетка, их называют по-разному), проходящая через прутья решётки.

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

С помощью «дороги» можно написать кому-нибудь записку(«маляву» или «малёк»). Для этого пишется, собственно,записка, складывается в несколько частей, на внешней части указывается «адрес»(номер камеры адресата и его имя или прозвище), запечатывается в целлофан(чтобы не прочитали,пока она будет проходить через несколько камер до адресата). Затем записка кладётся в мешочек и передаётся дальше, в следующую камеру и так далее, до адресата.

Таким же путём из камеры в камеру приходят «курсовки» - поясняющие записки, в которых говорится о том или ином событии, например о том, что такой-то был понижен в своём социальном статусе и так далее. Также существуют т.н. «поисковики» или «поисковые» - записка с просьбой сообщить, где находится тот или иной заключённый или информация о нём.

Помимо записок – «мальков», в мешочке можно передать из камеры в камеру сигареты, консервы, какие-нибудь другие мелкие предметы, чтобы мешочек не застрял между прутьями решётки.

«Дорога» работает только ночью, поэтому в каждой камере есть ответственный за приём и передачу записок и предметов – «дорожник». Он ведёт ночной образ жизни, в его обязанности входит услышать номер камеры, быстро принять и передать мешочек дальше.

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

Конечно же, «дорога» тоже запрещена, но и на это смотрят сквозь пальцы.

При соблюдении известной осторожности это достаточно удобный способ коммуникации, учитывая режимные условия СИЗО.

Зарисовка четырнадцатая. Выезд на суд.

Раз в месяц вывозят в суд для рассмотрения ходатайства прокурора о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей.

Каждый раз ты надеешься, что ходатайство не будет удовлетворено либо будет удовлетворено прошение адвоката об изменении меры пресечения и ты больше не вернёшься в застенки СИЗО.

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

Ты прекрасно знаешь дату заседания, волнуешься, переживаешь, не находишь себе места, готовишься заранее – чистишь обувь, бреешься, приводишь себя в порядок – ведь на суде ты должен выглядеть как образцовый законопослушный гражданин. Втайне теплится надежда, что судья увидит тебя такого опрятного,случайно попавшего в СИЗО человека и, конечно же, вынесет решение об отказе прокурорам в их бредовом ходатайстве. Вечером ты долго не можешь уснуть. И хотя ты прекрасно знаешь, что суд – завтра, ты прислушиваешься к шагам в коридоре за дверью тюремной камеры. Ждёшь не зря – согласно распорядку, поздно вечером дежурный сотрудник обходит камеры и называет фамилии тех, кого завтра повезут на суд. И вот дежурный подходит к двери твоей камеры и называет твою фамилию. Всё, теперь немного спокойнее. Хотя и не сразу, засыпаешь. Рано утром просыпаешься взбудораженный, ведь сегодня – день, когда ты, возможно, поедешь домой, к маме, отцу, родным, подальше от опостылевших тюремных стен.

Ровно в 8-00 за тобой приходит дежурный конвоир и ведёт тебя на «привратку» - своеобразную точку сбора для этапа на суд и обратно. Приехал спецтранспорт – оснащённый решётками микроавтобус. Тебя и твоих товарищей по одному загружают в автозак и в сопровождении микроавтобуса с ОМОНом и душераздирающими звуками сирены вы едете через весь город в суд. Это какое-то дежа вю, повторяющееся один раз в месяц, по накатанной схеме.

Привезли в суд, завели в уже описанный ранее боксик. С той лишь разницей, что поднимают в зал заседаний уже не по одному, а всех вместе, сковывая наручниками по двое. Родные,близкие и неравнодушные сначала стоят на улице, встречая вас словами поддержки, затем поднимаются в зал заседаний. В зале – несколько бойцов ОМОНа в масках и с автоматами… Пускают не всех – не хватает места. Приоритет для родственников – родителей и жён.

Пользуясь случаем, перекидываешься парой слов с родителями, утешаешь маму, жмёшь руку отцу. Не положено, но конвойный делает вид, что не видит.

Фото: Из архива Александра Рошко

Фото: Из архива Александра Рошко

Входят судьи. Надо встать. Прокурор зачитывает своё ходатайство, составленное из набора бреда сумасшедшего – «опасные для общества», «экстремисты», «могут совершить новое преступление», «могут скрыться» и тому подобную ахинею. Адвокат разносит это ходатайство в пух и прах, приводя действительно весомые контраргументы и казалось бы, что тут решать? Отпускать домой, на волю, к родным… Суд удаляется на совещание, вас ведут опять в боксик.. Через час – опять поднимают наверх. Преисполненные надежды вы заходите в зал.

Судья-докладчик произносит – «судейская коллегия постановляет – полностью удовлетворить ходатайство прокуроров и продлить меру пресечения в виде содержания под стражей ещё на 30 суток……» Дальше ты уже даже не слушаешь.. Это решение означает, что сейчас оденут наручники и уведут в боксик, оттуда – в автозак и в тюрьму… До следующего раза.. И так – полгода… Ты об этом ещё не знаешь..

Конечно же, адвокат обжалует решение и через неделю вновь вывозят в суд, на этот раз – апелляционный. Схема та же, с той лишь разницей, что на выезде из СИЗО под роспись выдают бутерброд с рыбной котлетой(какая забота) – передавать еду в апелляционном суде категорически запрещено. Почему – никто не знает. Да боксик находится в подвале. Где вы и ждёте, пока придут конвоиры и поведут в зал заседаний. Дальше – знакомая песня – отказать адвокату в обжаловании, оставить без изменения решение о продлении меры пресечения в виде ареста. Всё. Боксик-автозак-СИЗО.

Через месяц всё повторится….

Продолжение следует.