2017-11-20T21:35:30+03:00

НЦБК - фабрика роскоши: Как на зарплату в 20 тысяч леев купить квартиру за миллионы?

Большинство руководителей в рамках учреждения, призванного бороться с коррупцией, управляют роскошными болидами и живут в просторных домах
Виктор МОШНЯГ
Поделиться:
Комментарии: comments4
zdg.mdzdg.md
Изменить размер текста:

В Национальном центре по борьбе с коррупцией живут на широкую ногу. С ежемесячной зарплатой около 20 тысяч леев большинство руководителей в рамках учреждения, призванного бороться с коррупцией, управляют роскошными болидами и живут в просторных домах или квартирах стоимостью в миллионы леев. Хотя в антикоррупционном ролике, выпущенном командой Центра, говорится, что, по сути, «коррупция – это когда дом записан на тещу, машина на кума, когда вынужден скрывать все, что заработал», часть из сотрудников учреждения управляют машинами, не зарегистрированными на их имена, а некоторые из них даже не вносят их в свои декларации об имуществе и интересах.

(часть 1)

ZdG проанализировала декларации об имуществе и интересах, поданные сотрудниками Национального центра по борьбе с коррупцией за последние годы, и представляет имущество, которым они владеют, которое они задекларировали, а также то, которое сотрудники учреждения предпочли не указывать в декларациях.

Дома и автомобили семьи начальника, борющегося с отмыванием денег

Столь же хорошо или даже лучше живут работники и других управлений НЦБК, а не только Главного управления по уголовному преследованию. Например, Василий Шарко возглавляет Службу по предупреждению и борьбе с отмыванием денег. В 2016 году он ежемесячно получал за выполнение служебных обязанностей по 20 тысяч леев. Месячный оклад его супруги Дианы, сотрудницы Юридического управления Национальной компании по медицинскому страхованию, составил 15,6 тысяч леев. Но так было не всегда. Например, в 2012 году супруги Шарко ежемесячно получали зарплату в размере 6 и 7 тысяч леев.

Даже с такой зарплатой, в 2013 году им удалось завершить строительство двух роскошных зданий в Бубуечь, мун. Кишинев, на земельных участках, которые они купили в 2006 году.

zdg.md

zdg.md

Первое двухэтажное здание было построено на земельном участке площадью 8 аров, ставшим собственностью супругов Шарко в 2006 году, в результате договора купли-продажи. В феврале 2013 года построенный там дом был введен в эксплуатацию. Хотя по данным «Cadastru», а также декларации об имуществе и интересах, представленных Василием Шарко в Национальный орган по неподкупности, площадь дома составляет 139 кв.м., в реальности он выглядит намного более просторным.

На соседнем участке супруги Шарко возвели еще один дом, более скромный по размеру, который они продали родителям начальника Управления НЦБК в марте 2013 года, всего через месяц после его ввода в эксплуатацию. Однако, сделка не отражена в декларации о доходах и имуществе, поданной Василием Шарко в 2013 году в Национальную антикоррупционную комиссию. Помимо (объектов) недвижимости, Василий и Диана Шарко управляют, также, роскошными автомобилями: Toyota RAV 4, выпущенным в 2014 году и приобретенным в 2015 году, и Toyota Hilux 2007 выпуска, приобретенным в 2013 году. Как и большинство сотрудников НЦБК, Василий Шарко заявляет, что автомобили не являются собственностью его семьи, находясь в пользовании.

zdg.md

zdg.md

Василий Шарко: «Toyota RAV 4 принадлежит отцу супруги, Василию Волочуку, и зарегистрирован на его имя, а Toyota Hilux принадлежит моему отцу – Владимиру Шарко – и зарегистрирован на его имя. Оба автомобиля не являются собственностью семьи, поскольку у жены две сестры, и, соответственно, у меня есть брат, и они только временно переданы в пользование. Что касается недвижимости в Бубуечь, участок в 11 аров был разделен на две части – один в 8 аров, на котором был построен дом, зарегистрированный на меня и мою супругу, и 3 ара были бесплатно переданы моим родителям, которые, соответственно, строили дом на собственные средства, начиная с 2011 года. Я построил только одно здание на собственные средства и с помощью родителей супруги и близких родственников. Дом, принадлежащий моей семье, строился, начиная с 2006 года, и был завершен и введен в эксплуатацию в январе 2013 года», – объясняет Шарко.

Дом начальника Службы внутренней безопасности

Василий Шарко живет по соседству со своим коллегой, Штефаном Тулбуре, который с октября 2016 года возглавляет Управление внутренней безопасности НЦБК. Ранее Тулбуре возглавлял Главное территориальное управление НЦБК «ЮГ» и был старшим следователем учреждения. В 2016 году его зарплата составляла 20,8 тысяч леев в месяц, в то время, как его супруга, Стелла Тулбуре, сотрудница «Registru», получала ежемесячный оклад в размере 7,4 тысячи леев. Хотя оба являются бюджетниками, они управляют роскошными автомобилями: Mercedes и Mitsubishi, выпущенными в 2008 году и приобретенными в 2015 году. Mitsubishi управляет Штефан Тулбуре, который владеет им по доверенности.

zdg.md

zdg.md

Супруги Тулбуре владеют квартирой площадью 50 кв.м. в Кишиневе, но живут они в частном доме в Бубуечь, мун. Кишинев, забор к забору с собственностью семьи Шарко. Недвижимость семьи Тулбуре была построена в 2004-2010 годах. Хотя, согласно данным «Cadastru», его площадь составляет 133 кв.м., Тулбуре пишет в своей декларации об имуществе и интересах за 2016 год, что площадь недвижимости в два раза больше – 259 кв.м. На самом деле, дом выглядит еще больше и защищен частным охранным агентством.

Штефан Тулбуре: «Автомобиль Mitsubishi принадлежит моему тестю с 2008 года. Начиная с 2015 года, для семейных нужд, я пользуюсь им по доверенности. Автомобиль Mercedes 2008 года выпуска был приобретен для супруги, в рамках договора мены, на деньги, сэкономленные женой (в обмен на BMW X3, выпущенный в 2004 году) в 2014 году. Дом в Бубуечь был построен на участке, купленном в 2004 году, и завершен в 2010 году на деньги, полученные на свадьбе, и семейные сбережения. Вся собственность была задекларирована, в соответствии с действующим законодательством», – говорит Тулбуре.

Роскошный дом и пожертвования в размере сотен тысяч леев для начальника обеспечения неподкупности

Марчел Табарча является начальником Главного управления по обеспечению неподкупности. В 2016 году Табарча получал ежемесячный оклад почти в 26 тысяч леев (309 тысяч в год). От родственников начальник Главного управления по обеспечению неподкупности НЦБК получил пожертвование в сумме 3,5 тысяч евро, а его супруга, Феличия Табарча, получила пожертвования на общую сумму в 2,7 тысячи евро и 1000 долларов США. 2016 год – не первый, когда супруги Табарча получали пожертвования от родственников. В 2015 году, например, Марчел Табарча получил пожертвования от «родственников» в размере 5,7 тысяч евро, а его супруга, так же, от родственников получила 3000 евро и 1500 долларов США. Годом ранее, в 2014 году, сотрудник НЦБК получил пожертвования на сумму 3 тысячи евро, а его супруга – пожертвования в сумме 2700 евро и 1000 долларов США – от родителей. В 2013 году Марчел Табарча получил в виде пожертвований 3 тысячи евро, а его супруга – от своих родителей – 4 тысячи евро. Всего, за последние четыре года, супруги Табарча задекларировали пожертвования на сумму почти 28 тысяч евро и 3,5 тысячи долларов США. В 2016 году Марчел Табарча также получал пенсию в размере почти 8 тысяч леев в месяц.

zdg.md

zdg.md

Вместе с супругой, глава Управления НЦБК владеет домом с прилегающим участком, расположенным в г. Кодру, мун. Кишинев. Двухуровневое здание строилось семьей Табарча с 2007 года. У супругов Табарча «в пользовании» также роскошные болиды, они управляют Kia Sportage, выпущенным и приобретенным в 2013 году, и Audi Q7, выпущенным в 2010 году и приобретенным в 2015 году. Обе машины не зарегистрированы на супругов Табарча, а лишь находятся в их пользовании. Тем не менее, соседи начальника Управления НЦБК сообщили нам, что видели его за рулем автомобилей, отличных от тех, которые указаны в его декларации об имуществе и интересах.

Табарча о доме, пожертвованиях и автомобилях

Марчел Табарча: «Незавершенный дом был приобретен в 2007 году на средства, полученные от продажи трехкомнатной квартиры в столичном секторе Рышкановка, которую мы купили на деньги, подаренные на свадьбу в 1999 году. Впоследствии, на протяжении последних лет, дом был практически завершен, на данный момент работы завершены на 95%. Автомобиль KIA принадлежит супруге, а автомобиль Audi принадлежит брату, который уехал на заработки и более 10 лет вместе с матерью живет в Италии. Автомобили были приобретены на законные средства.

В последнее время, в определенных обстоятельствах, связанных со спецификой осуществляемой деятельности, я управляю несколькими автомобилями, абсолютно всеми – на условиях, не выходящих за законные рамки. Лицо, у которого я позаимствовал 300 тысяч леев в 2011 году, а затем 300 тысяч леев в 2013 году, приходится родственником, а процентная ставка составляет 0%. Пожертвования, полученные в последние годы, были предоставлены родителями и близкими родственниками, в виде регулярных финансовых взносов, в некоторых случаях в связи с различными семейными событиями», – говорит Табарча.

Двухуровневая квартира на земле

В 2016 году Тудор Габура, начальник Главного управления безопасности и кадров, получал месячный оклад в размере 21 тысячи леев и пенсию около 6 тысячи леев, хотя ему 47 лет. Большую часть денег в семью Габуры принесла, однако, его супруга, Ольга Андроник-Габура, работающая публичным нотариусом в Кишиневе. Она задекларировала доходы в 1,4 миллиона за 2016 год (116 тысяч леев в месяц), после того, как задекларированные доходы за 2015 год превысили 1,5 миллиона леев. 106 тысяч леев попали на счета семьи Габура в виде дивидендов, выплаченных Moldova-Agroindbank, финансового учреждения, 706 акциями которого владеет сотрудник НЦБК, с общей покупной стоимостью 141,2 тысяч леев, и еще 310 тысяч леев поступили на счета семьи после продажи доли в квартире.

В собственности супругов Тудора и Ольги Габура находится один автомобиль, Toyota RAV 4, изготовленный и купленный в 2011 году, и живут в многоэтажном дуплексе в жилом микрорайоне в Кишиневе. Хотя это указано в декларации об имуществе и интересах, представленной должностным лицом в графе «квартиры», на месте, а также в базе данных «Cadastru», мы, по факту, нашли жилой дом. Площадь недвижимости, в которой живут супруги Габура, составляет 224,9 кв.м., и она была куплена ими в июне 2012 года. Тудор Габура заявляет, что его семья владеет еще 3 квартирами, две из которых были приобретены в 2016 году, а также жилым домом в сельской местности, унаследованным сотрудником НЦБК в 2013 году. Хотя супруги Габура владеют настоящей империей недвижимости, в своей декларации об имуществе и интересах за 2016 год он не задекларировал тот факт, что его супруге также принадлежит доля в квартире площадью 95 кв.м., расположенной на бул. Штефана чел Маре ши Сфынт. Собственниками этого жилья являются родители Ольги Андроник-Габура и ее брат. В прошлом году по этому адресу было зарегистрировано ООО «Food Lab».

Сваты начальника Управления НЦБК также ведут роскошную жизнь. Несмотря на то, что на их имена не зарегистрировано прибыльных предприятий, с 2011 года они живут в доме, стоимостью в миллионы, расположенном в том же районе, что и дом Тудора и Ольги Габура, где они являются соседями председателя Высшей судебной палаты Михая Поалелунжь, депутата Артура Решетникова или бывшего члена Высшего совета магистратуры Теодора Кырнаца.

Как объясняет свое богатство начальник Главного управления безопасности и кадров

Тудор Габур: «Недвижимость, в которой в настоящее время я живу вместе с семьей, в соответствии с кадастровыми документами, обладает статусом квартиры на земле. Она была приобретена на финансовые средства, полученные в результате наследования и от продажи квартиры, так же, унаследованной в 2004 году. Отмечу, что в 2014 году, по запросу Национальной антикоррупционной комиссии, мы представили все документы, в том числе банковские документы, обосновывающие законность происхождения средств, уплаченных за данное имущество, соответственно, НЦБК не выявил каких-либо нарушений в этом смысле. Эти подтверждающие документы могут быть представлены по первому требованию.

Что касается квоты в квартире на бул. Штефана чел Маре ши Сфынт, зарегистрированной в кадарстровом органе на имя моей жены, информирую вас о том, что данная недвижимость принадлежит родителям жены, последняя жила вместе с ними и своим братом до 2001 года, и происходит она из совместного участия в приватизации, наряду с другими членами семьи. Право собственности на эту квоту было зарегистрировано недавно в реестре недвижимого имущества и, вскоре после того, ее возмездно уступили ее родителям, ввиду того, что моя жена не владеет и не претендует на это недвижимое имущество. Как следствие, эта информация будет отражена в моей декларации об имуществе и личных интересах за 2017 год, которая будет подана в установленный законом срок. По поводу компании «Food Lab» могу сообщить, что ни я, ни моя жена, не имеем никаких полномочий или интересов в отношении нее, все личные интересы были задекларированы в установленном порядке. Что касается жилого дома, принадлежащего родителям моей жены, заявляю, что моя семья никоим образом не способствовала его приобретению», – объяснил начальник Главного управления безопасности и кадров НЦБК.

Заместитель начальника управления с 4 автомобилями

Юрий Чорбэ, заместитель начальника Главного управления по борьбе с коррупцией, в 2016 году получал месячный оклад в сумме 21 тысячи леев. 15 тысяч евро (300 тысяч леев) поступили на счета семьи Чорбэ вследствие продажи земельного участка площадью 7 гектаров в Бубуечь, мун. Кишинев. Чорбэ указывает в декларации об имуществе и интересах за 2016 год четыре автомобиля, из которых только два находятся в его собственности: Land Rover Defender 110, произведенный в 2000 году и купленный в 2010 году всего за 9 тысячи леев, ставший объектом ДТП, и Toyota Hilux, произведенный в 2005 году и купленный в 2011 году.

Хотя НЦБК объявляет в антикоррупционном ролике, что, по сути, «коррупция – это когда дом записан на тещу, машина на кума, когда вынужден скрывать все, что заработал», заместитель начальника Главного управления по борьбе с коррупцией декларирует два люксовых автомобиля, управляемых по доверенности: Toyota RAV 4, произведенный в 2012 году, и Toyota Land Cruiser, произведенный в 2011 году и купленный в 2013 году. И жилье супругов Чорба официально не принадлежит им, они живут в квартире площадью 103 кв.м. приобретенной в 2013 году «с правом проживания». В 2012 году Юрий Чорбэ взял взаймы 19 950 евро у двух лиц: Дорина Мунтяну и Ирины Острицкой. На счету, открытому в Mobiasbancă, супруги Чорбэ хранят 300 тысяч леев. Луминица Чорба-Мельник, супруга сотрудника НЦБК, работает в медицинском центре «Extramed», где в прошлом году она получала доход в сумме почти 5 тысяч леев в месяц.

Юрий Чорбэ: «Toyota Land Cruiser был приобретен моим отцом, Георгием, и до сих пор находится в его пользовании. Также, Toyota Rav 4 был куплен моим отцом на деньги моего брата, Александра. До 2014 года он использовался моим отцом и братом Александром. После того, как брат уехал на постоянное проживание в Российскую Федерацию, автомобиль периодически используется моим отцом и моей семьей. В будущем я намерен купить этот автомобиль у своего брата. Квартира площадью 103 кв.м. с «правом проживания» была приобретена моей тещей, которая восемь лет проработала в Италии (у нее есть все документы о зарплате и социальных взносах). Небольшую часть денег внесла и моя семья. Аналогичным образом, я намерен, со временем, выкупить эту квартиру», – говорит Юрий Чорбэ для ZdG.

Миллионы начальника, отстраненного от должности, но восстановленного в ней после расследования ZdG

Об имуществе Игоря Карлашука, начальника Главного управления оперативного обеспечения НЦБК, ZdG писала в мае 2017 года. Тогда мы отмечали, что фирма «Tuleibici» с юридическим адресом в жилом доме, построенном его семьей, основанная сестрой начальника из НЦБК, управляемая его венчальным крестником, а ранее – его супругой, выиграла в начале 2017 года аукционов на сумму более 1,2 миллиона леев, поставляя продукты питания в детские сады, вскоре после того, как учреждение, которое представляет Карлашкук, провела обыски у целого ряда экономических агентов, поставлявших некачественные продукты в дошкольные учреждения. Вскоре после этого Карлашук был отстранен от должности, но полтора месяца спустя было вынесено постановление об отказе в начале уголовного преследования, после того, как прокуроры не смогли доказать, что Игорь Карлашук оказывал влияние на деятельность этого экономического агента. Тогда же Карлашук вернулся на работу. С тех пор компания больше не выигрывала никаких аукционов, а в сентябре сестра Игоря Карлашука была заменена в списке учредителей Марией Красовской, матерью Александруа Красовского. Тогда же фирма сменила и юридический адрес, переехав из квартиры семьи Карлашуков в дом семьи Красовских в г. Кодру, мун. Кишинева.

В 2016 году месячный оклад Игоря Карлашука в НЦБК составлял 20 тысяч леев. В прошлом году он продал за 150 тысяч леев недвижимость в Липканах. Супруги Карлашуки владеют двумя автомобилями одной модели – Mitsubishi Galant, произведенными в разные годы, в 2001 и 2008 гг., и купленными в 2009 и 2010 годах. Маргарита Карлашук, супруга Игоря Карлашука, владеет 50% компании ООО «Asistență Psihologică», которая управляет «Clinica Psihologică» и сайтом с похожим названием, предоставляющей психологическое консультирование и организующей различные курсы по «тимбилдингу», «коучингу» или «личному развитию». В 2012 и 2013 годах супруги Карлашуки взяли взаймы у двух лиц (Житарь и Гуцу) 150 тысяч евро (!), что эквивалентно примерно 3 миллионам леев и 157,5 тысячам леев. Суммы подлежат погашению до 2022 года.

Супруги Игорь и Маргарита Карлашуки живут в четырехэтажном доме на Малой Малине. Дом возведен, только вот не зарегистрирован в «Cadastru». В своей декларации об имуществе и интересах за 2016 год Игорь Карлашук отмечает, что является собственником 600 кв.м. «Моя семья предложила земельный участок, а инвестор снес дома, которые были на нем, и построил новый. Нам достался один этаж, где мы живем. Новое здание еще не зарегистрировано в «Cadastru», потому что еще не завершено», – отметил Карлашук.

Источник: Zdg.md

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также