2017-12-18T18:40:10+03:00

Унионистам не хватает массовки: они за деньги вербуют нищих с кладбища «Дойна»

Цена участия в унионистской акции — максимум пятьдесят леев
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments12
Наш герой преуспевает в двух ипостасях: нищего и ярого униониста (Фото: автор и diez).Наш герой преуспевает в двух ипостасях: нищего и ярого униониста (Фото: автор и diez).
Изменить размер текста:

Этого персонажа я увидел на кладбище святого Лазаря, когда приехал навестить могилы родных. Он сидел на скамейке из черного мрамора у богатой могилы под навесом, в пятидесяти метрах от входа, чуть поодаль от склепов, место выбрал себе «козырное». Тут бойко, по-любому все пути ведут мимо, хорошо подают. В руках — зимняя шапка, куда собирал пожертвования, крестясь при этом, в ногах — объемный кулек, куда складывал вспомоществование в виде продуктов.

Почему я его приметил? Да потому что по своей профессии ни одного митинга унионистов не пропускаю, лица некоторых участников примелькались, стали почти родными. Это лицо я тоже видел на каждой уионистской акции. Мужичок всегда шел впереди колонны, первым, гордо неся румынский триколор и победно вздымая вверх кулачок.

Подошел к нему, дал несколько леев, напомнил о том, где мы сталкивались.

- А униря все равно будет! - у мужичка было хорошее настроение, имя свое он отказался назвать. - Но при Союзе мы все хорошо жили!...

Он мечтательно вздохнул и продолжил:

- Правда, и тогда воровали, и сейчас воруют...

- Сейчас больше воруют, вон миллиард пропал...

- А ведь могли бы хорошо жить сейчас! - еще мечтательнее протянул он. Его можно понять, ниже чем он пал, просто некуда.

- А вы по убеждению участвуете в унионистских акциях? - спросил я его.

- Платят, но немного. Примерно столько же, сколько вы дали мне. Нет, побольше, конечно! - он заметил мое недоверчивое лицо.

- Сколько? Леев 50-100?

- Что-то около этого...

Метрах в десяти просил милостыню его «коллега», ни слова из нашего диалога мимо него не прошло, потому что мой собеседник плохо слышит, приходилось разговаривать громко. Подошел:

- Вы извините, что вмешиваюсь, - изысканно начал он. - Я невольно услышал ваш разговор...

И между нищими начался яростный политический спор. Я им, разумеется, мешать не стал, пусть спорят. Политика — такое дело, она всех касается, даже тех, кто чрезвычайно далек от нее.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также