2018-03-30T14:25:13+03:00

Неизвестная война: «Мой папа должен был взорвать Кировский завод»

Много лет отец петербурженки хранил эту тайну и открыл ее только за год до смерти
Поделиться:
Непокоренный Ленинград.Непокоренный Ленинград.
Изменить размер текста:

В конце лета 1941 года, когда появилась реальная угроза, что фашистские войска могут войти в Ленинград, обком партии издал распоряжение подготовить к взрыву все ведущие предприятия города. Руководить минированием Кировского завода поручили Степану Иосифовичу Грико. Задание было особо секретным.

ЗАПИСЫВАЛИСЬ В ДОБРОВОЛЬЦЫ

Кировский завод - гордость и слава Ленинграда. До войны на нем работали тридцать тысяч человек. Среди продукции - тяжелые танки КВ-1, одни из лучших в мире.

В первые дни войны тысячи рабочих записались в добровольцы. На Кировском заводе в июле была сформирована целая дивизия, в которую вошли 11 589 человек. Многие из них погибли на Лужском рубеже, защищая подступы к Ленинграду.

Начальник монтажного цеха Степан Грико, отправив жену и детей в эвакуацию, тоже записался в ополчение.

- Помню, как мы собирались в эвакуацию, - рассказывает Лидия Степановна, дочь Степана Иосифовича. - Родители спорили. Папа пытался засунуть в чемоданы зимние вещи, а мама их вынимала: «Куда такая тяжесть! Сам же говоришь, это ненадолго…» Как мы потом жалели, что не послушали папу.

Мама, Зинаида Матвеевна, работала воспитательницей самой младшей группы заводского детсада, поэтому тоже поехала в эвакуацию. Но дочь видела редко, потому что должна была быть со своими подопечными.

В эвакуацию отправили 800 детей работников Кировского. Провожали с оркестром, торжественно. Снарядили, как подобает элитному заводу, всем самым лучшим: постельное белье, посуда, конфеты. Даже столовые приборы были из мельхиора.

Диорама в музее Кировского завода изображает предприятие в годы блокады.

Диорама в музее Кировского завода изображает предприятие в годы блокады.

- Ленинградцев всюду отличали от представителей других городов, к нам хорошо относились, - говорит Лидия Степановна. - Но и мы были всегда открыты, в любой момент готовы при- йти на помощь. Запомнился эпизод. На одной из станций наш состав оказался окно в окно с вагонами беженцев из Прибалтики. Их война застигла врасплох. В Риге они вскакивали в вагоны, когда немцы уже ворвались в город. Было не до сборов. И мы им из своего окна передавали продукты и что-то из одежды.

Эвакуировали в поселок Стрелы Ярославской области. Там жили небогато. Ленинградцы рассчитывали на посылки с завода. Почта работала, но ничего не приходило - ни письма, ни денежные переводы. Это молчание продолжалось долго. Мама Лидии Степановны - женщина не верующая, пошла в храм, свечку поставила.

В начале 1943 года пришли стопки писем, деньги за многие месяцы и, главное, посылка. Тяжеленный ящик с трудом дотащили с почты. Открыли, а там… кирпичи. Кто-то успел распотрошить… По-разному люди вели себя в годы войны.

ДАН ПРИКАЗ

Степан Грико до поступления на Кировский завод окончил высшее военно-инженерное училище и был уверен, что его первая специальность - сапер - пригодится дивизии ополченцев. Но его вернули на завод.

Перед Грико поставили задачу, которая его огорошила: подготовить предприятие к взрыву. У довоенного поколения в голове не укладывалось: как это - уничтожить Кировский завод?! Да и зачем? Неужели так плохи наши дела?

Работа не останавливалась даже в самые опасные дни.

Работа не останавливалась даже в самые опасные дни.

Срок определили десять дней. А Кировский завод - город в городе: по его территории рейсовые автобусы ходят, а до войны курсировал поезд, иначе от ворот иных цехов до проходной шагать не менее получаса.

В распоряжение Грико поступила истребительная команда из 90 кировцев. Всех их освободили от основной работы на производстве и перевели на казарменное положение. На заводе появились тонны взрывчатки, километры бикфордова шнура. Но никто не должен был знать, что предприятие может однажды взлететь на воздух. Каждый из подрывников знал свой участок и по команде был готов нажать на кнопку.

ЧЕТЫРЕ КИЛОМЕТРА ДО ЛИНИИ ФРОНТА

Сколько раз Грико ждал команды: «Взрывать!»? Бои под Ленинградом шли ожесточенные. Немцев удалось остановить в четырех километрах от проходной. Это всего семь трамвайных остановок. Поврежденные танки прямо с передовой пригоняли в цеха. Их тут же ремонтировали, и они снова шли в бой.

Запросто, по-соседски приходили солдаты с просьбой починить то автомат, то пулемет…

Проспект Стачек перегородили колесами железнодорожных составов, которые откатывали, если нужно было пропустить своих. Но они намертво блокировали проход в случае появления вражеских танков.

В первые дни сентября 1941 года на завод сбросили несколько бомб весом по тонне каждая. Ветеран-кировец Константин Говорушин в своей книге воспоминаний написал, как рабочие увидели спускающиеся с самолетов парашюты и подумали, что это десант, - побежали задерживать…

Степан Грико в 1941 году.

Степан Грико в 1941 году.

Как только установилась линия фронта, завод стал подвергаться регулярным артобстрелам. Если к воздушному налету можно было подготовиться, то пушки могли заговорить в любое время. Самый страшный артобстрел зафиксирован 3 июня 1942 года, когда в течение получаса взорвался 171 снаряд.

Грико стал одним из руководителей штаба противовоздушной обороны завода. Его команда обезвреживала неразорвавшиеся бомбы и снаряды, тушила пожары, вызванные обстрелами, вела восстановление цехов.

НЕВЫПОЛНЕННОЕ ОСОБО ВАЖНОЕ ЗАДАНИЕ

Еще до войны началось создание филиала Кировского в Челябинске. С началом войны туда командировали специалистов, но никто уезжать из Ленинграда не хотел. Искали различные поводы, чтобы остаться. Но все же в Челябинск перевели 6,5 тысячи рабочих с семьями.

С началом блокады и обстрелов выполнять серьезную работу в нескольких километрах от фронта было сложно. Основные производства перевели на Выборгскую сторону. В исторических стенах Кировского точили снаряды, выпускали штыки, занимались ремонтом. Зима сто- яла лютая, а в крыше и стенах зияли дыры от взрывов.

Лидия Степановна.

Лидия Степановна.

Ветеран-кировец Константин Говорушин в своей книге воспоминаний писал: «Руки пристывали к металлу. А попробуйте-ка сделать что-либо точное в рукавицах или перчатках! Приходилось идти на всякие ухищрения. То за пазуху деталь положишь, то посидишь на ней, то над коптилкой подержишь… Но работа не останавливалась».

В 1944 году после полного освобождения от вражеской блокады ленинградцы начали возвращаться в родной город. Из 800 эвакуированных в Ярославскую область детей вернулись все. Только их часто некому было встречать...

- Папа, к счастью, выжил! Он был худой и незнакомый, - вспоминает Лидия Степановна. - Я узнавала его по походке. От пережитого у него началась сильная экзема. Он, как и до войны, приезжал с завода поздно. Мама разматывала его бинты, и потом наматывала новые. Моя обязанность была бинты стирать.

На Кировском заводе Степан Иосифович Грико проработал всю оставшуюся жизнь. В его трудовой книжке отмечено множество поощрений, наград и премий с формулировками: «За выполнение особо важного задания». Наверное, не раз пересекая проходную, Степан Иосифович вспоминал о задании особой важности, полученном в 1941 году. Задании, которое, к счастью, ему не пришлось исполнить до конца.

Если у вас есть интересная ин​формация для проекта, свяжитесь с нами: 197136, Гатчинская ули​ца, 35А, тел. 8 (812) 458-90-68, spb-info@phkp.ru

Еще больше материалов по теме: «Непокоренный Ленинград»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также