2018-06-04T13:22:10+03:00

Последний «битый» год

Когда началась Великая Отечественная война, большинство советских людей были уверены, что продлится она недолго.
Поделиться:
В госпитали подпадали и солдаты и дети.В госпитали подпадали и солдаты и дети.
Изменить размер текста:

Неделя-другая - и враг будет разгромлен. Илье Зискину в 1941-м было пятнадцать лет, и он даже расстраивался, что не успеет принять участие в сражениях… Никто в те дни не мог представить, что впереди четыре года испытаний, блокада Ленинграда, голод, холод, обстрелы. Но на долю тех, кто выжил в этом аду, выпала почетная миссия: именно мальчишки 1926 года рождения, последнего «битого» года Великой Отечественной войны, как они называли себя сами, брали Кенигсберг и Вену, Будапешт и Берлин, освобождали Европу от фашизма.

«УШЕЛ ДОБРОВОЛЬЦЕМ»

Отец Ильи был специалистом очень мирной профессии - технологом на кондитерской фабрике. Но именно ему поручили в первые дни войны организовать работу мобилизационного пункта у Пяти углов. Почта не справлялась с огромным потоком повесток. Тогда отец поручил Илье собрать друзей и вместе с ними разнести повестки по квартирам. Это была отличная идея. Справились за неделю.

В те дни от призыва никто не бегал. Пока мальчишки ходили по подъездам, на почтовых ящиках квартир стали появляться наклеенные записки: «Повестки не дождался. Ушел добровольцем на мобилизационный пункт». И подпись.

Вскоре немцы окружили Ленинград. Илья решил, что в школу в новом учебном году не пойдет. Какая школа, когда война?! Мама устроилась военфельдшером 2-го ранга в Мариинскую больницу (тогда имени Куйбышева). Илья тоже стал помогать в этом госпитале. Что только не приходилось делать на подхвате. Он помогал переносить раненых, и перестилал кровати, и был истопником. Работа 24 часа в сутки, под бомбежками и обстрелами.

САМОЛЕТЫ БОМБИЛИ ГОСПИТАЛИ

После того как сомкнулось кольцо блокады, приостановилась эвакуация раненых на Большую землю. В городе выхаживали сотни тысяч бойцов, действовали 327 фронтовых госпиталей, под которые были отданы многие школы, вузы, гостиницы «Европейская» и «Англетер».

На крышах госпиталей были обозначения в виде красного креста. Но гитлеровские летчики не обращали на это внимания. Один из самых крупных пожаров в блокадном Ленинграде произошел 19 сентября 1941 года в здании Промакадемии на Советском (ныне Суворовском) проспекте, 50, где с начала войны разместился госпиталь. Фашисты сбросили десятки фугасных бомб, за пятнадцать минут в огне сгорели сотни человек - раненые и медперсонал.

ПИСЬМО С ФРОНТА

Мариинскую больницу тоже обстреливали и бомбили, но ничто не могло нарушить ритм жизни этого госпиталя. Вскоре у Ильи появилось своеобразное хобби. У него всегда был красивый почерк. Однажды раненый с перевязанными кистями рук попросил написать весточку в родную деревню. Не просто пару слов: мол, жив-здоров, скоро снова вернусь в строй, а с особой подачей, чтобы земляки поняли - им пишет настоящий герой. И со всем уважением.

Илья Зискин в годы войны

Илья Зискин в годы войны

Послания солдат из госпиталей времен Великой Отечественной, тем более написанные не собственноручно, имели свою лексику. К адресату, даже если это была мать или жена, автор обязательно обращался по имени-отчеству и на «вы». В первых строках обязательно передавал привет всем родственникам, соседям, знакомым. Их тоже всех называл по имени-отчеству. Отдельный поклон адресовал председателю колхоза, бригадиру или другому начальнику.

В особые детали своего быта и жизни солдаты родных старались не погружать. Важнее любых подробностей была сама весточка, несущая главное: у автора послания все в порядке, их родной человек не сгинул в огне войны.

В то время вся страна писала перьями. В деревянную ручку-вставочку крепилось перо, которое обмакивали в чернила, и на листе бумаге удавалось вывести - не спеша, иначе будет клякса - несколько слов. Затем перо снова приходилось окунать в чернильницу. Делопроизводство шло медленно, чернила и перо требовали аккуратности. Правда, и почерк у большей части населения был отменный.

На Литейном проспекте, напротив госпиталя, всю блокаду работал канцелярский магазин. Илья купил особые перья - для каллиграфии, которые назывались рондо. Если уметь ими пользоваться, можно было вести линию, то утончая, то расширяя ее, создавая из каждой буквы настоящее произведение искусства.

Бывалые бойцы посоветовали: «Чернила не покупай, а сделай сам».

Нужно было извлечь из химического карандаша стержень, настрогать из него стружку и растворить в теплой воде, в которую надо добавить кусочек сахара. Секрет особых чернил в том, что, высыхая, они создавали эффект, словно письмо написано золотом.

Илья написал сотни таких посланий, тщательно выводя каждую букву. Военными письмами-«треуголками» разнеслись они по стране. Интересно, сохранились ли они где-нибудь в семейных архивах?

ШТУРМ КЕНИГСБЕРГА

А в 1944-м Илье исполнилось восемнадцать лет. Он мог продолжить службу в госпитале, но решил, что должен идти на фронт. Окончив ускоренные курсы младших командиров в Архангельске, Илья получил погоны младшего лейтенанта. Его направили в Восточную Пруссию.

Илья Зискин сегодня

Илья Зискин сегодня

Великая Отечественная война заканчивалась. События разворачивались в обратном направлении. От границ Восточной Пруссии в июне 1941 года отступали наши войска до Ленинграда. И вот теперь от Ленинграда они вернулись к стенам Кенигсберга. Нацистской Германии оставались считанные дни.

Это уже была совсем другая Красная армия и другая немецкая. Мы научились воевать и мощно двигались вперед. Немцы отступали в панике.

Младших лейтенантов последнего «битого» года, в общем, война щадила. В 1941-м редко кому из командиров взвода удавалось продержаться на поле боя без ранения больше недели. В середине войны статистика стала чуть более милосердной: «живучесть» продлилась до месяца.

При штурме Кенигсберга каждому командиру роты выдали план города с разбивкой по кварталам. Младшие лейтенанты видели: если обозначен, например, большой дом с магазином, значит, там может быть огневая точка. Наступали не вслепую. Бои вели по графику: день воевали, день отдыхали. Штурм, начатый 5 апреля, завершился 10 апреля 1945 года полной капитуляцией немецких войск.

Кенигсберг лежал в руинах. Но это были не последствия штурма города Красной армией. В августе 1944-го его подвергли сильным бомбардировкам британские ВВС. Союзники в ходе воздушной операции впервые в истории использовали бомбы с напалмом и выжгли весь исторический центр. Военные объекты и форты от британских бомб не пострадали, а гражданские здания немецкого города превратились в руины за считанные минуты, как некогда госпиталь на Советском проспекте в Ленинграде...

Наши солдаты пришли не мстить и не сводить счеты. Напротив, квартируя в Кенигсберге, они старались оказать поддержку оставшимся мирным жителям: продуктами, предметами первой необходимости. Только переживший настоящие лишения и трагедии понимает, что это такое.

.

.

Если у вас есть интересная ин​формация для проекта, свяжитесь с нами: 197136, Гатчинская ули​ца, 35А, тел. 8 (812) 458-90-68, spb-info@phkp.ru

Еще больше материалов по теме: «Непокоренный Ленинград»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также