2018-04-18T11:19:23+03:00

Робинзоны с острова Сескар

Как невероятно подчас складывался боевой путь солдат Великой Отечественной войны.
Поделиться:
Комментарии: comments2
Остров Сескар стал базой для «морских охотников», сопровождавших наши подводные лодки в Балтику.Остров Сескар стал базой для «морских охотников», сопровождавших наши подводные лодки в Балтику.
Изменить размер текста:

Об этом еще раз свидетельствуют воспоминания старшего краснофлотца Виктора Ивановича Берзина, записанные его сыном Геннадием Викторовичем.

ПУСТЬ ЛУЧШЕ ИДЕТ ДОЖДЬ…

Виктора Берзина призвали на Балтийский флот в 1940 году. Он служил в артиллерийском дивизионе под Таллином. С начала войны наша береговая артиллерия стреляла беспрерывно, отражая воздушные и наземные удары. Начальство хвалило: хорошо стреляете! Но, как бы отважно ни сражались наши бойцы, немцев остановить не удавалось. Когда возникла угроза окружения, поступила команда отступать.

Виктор Берзин в годы войны и через полвека после победы.

Виктор Берзин в годы войны и через полвека после победы.

Сначала бойцы шли пешком. Беспрерывно лил дождь. Все промокли до нитки и проклинали непогоду. Но позже поняли, какая благодать - затянувшееся облаками небо! Через двое суток солдат погрузили на баржи, чтобы плыть в Кронштадт. Когда вышли в море, дождь прекратился. И тут же налетели вражеские бомбардировщики. Старенькие баржи получили пробоины. Одна - с пушками и снарядами - села на мель…

Взрывоопасный груз нужно было срочно укрыть на берегу. Ящики со снарядами - а каждый весил под 90 килограммов - разгружали на руках по двое. Лишь немногие могли таскать их в одиночку. Среди таких силачей был и Берзин, хотя вроде никогда не отличался богатырским телосложением: весил 20-летний ленинградец меньше, чем ящики, - всего 60 килограммов.

Артиллеристов прибило к острову Сескар. Так, волею случая Берзин и его товарищи очутились на крошечном кусочке суши посреди Финского залива. Тогда никто из них не знал, что провести им здесь придется почти всю войну.

Остров Сескар - чуть больше трех километров в длину и километр в ширину. До Кронштадта - 78 километров. До финского северного берега - 38, а до захваченного немцами южного - и вовсе 19…

С финского Сескар переводится как «семь камней». Но на самом деле остров довольно плоский - песок да сосны. Домов тут было немного. Чтобы обустроиться, бойцы вырыли землянки, которые позже на флотский манер называли кубриками. Жили по четыре - шесть человек.

Немцы беспрерывно стреляли со своего берега. К счастью, их снаряды до острова долетали редко. А вот вражеская авиация наносила ощутимый урон. Правда, в непогоду немцы не летали, дождливые дни были относительно спокойными.

Защитники острова Сескар в конце войны. Берзин – крайний справа в первом ряду.

Защитники острова Сескар в конце войны. Берзин – крайний справа в первом ряду.

Под Ленинградом ситуация складывалась не лучшим образом. Осенью 1941-го никто не знал, выстоит ли город. До бойцов на Сескаре доходили слухи, что наши покидают острова в заливе. Начали с эвакуации гарнизонов с Гогланда, Большого Тютерса, Соммерса. «Наверное, и нам скоро в путь», - думал Берзин. Но война распорядилась иначе.

КРЕПОСТЬ В МОРЕ

Ленинград выстоял. Балтийскому флоту нужен был простор для боевых действий. И непокинутый Сескар очень пригодился как база для «морских охотников» и катеров, сопровождавших подводные лодки в открытую Балтику. Командование решило превратить остров в неприступную крепость в море.

Для укрепления обороны на остров прибыли зенитки и дальнобойные пушки. Берзина, как опытного артиллериста, назначили стереоскопистом на дальномере, он корректировал огонь наших батарей. Виктор, по сути, стал глазами острова. От него во многом теперь зависела судьба его товарищей.

В первые месяцы войны снарядов не хватало. Чуть ли не каждый выстрел согласовывали с Кронштадтом.

Однажды Берзин обнаружил на берегу залива большое скопление немцев. Доложил командованию, и дивизион получил приказ дать залп из двух орудий. Позже зенитчики сбили немецкий «Юнкерс-88», пилот и штурман попали в плен. Из их показаний выяснили, что гитлеровцы планировали напротив Сескара установить дальнобойную пушку, а артиллерия острова ее уничтожила.

Для всех блокадников самой ценной наградой была медаль «За оборону Ленинграда

Для всех блокадников самой ценной наградой была медаль «За оборону Ленинграда

Но жизнь на острове не стала спокойнее. Как только залив покрылся прочным льдом, появилась опасность нападения вражеского десанта. Островитяне регулярно ходили в разведку: нет ли на льду свежих лыжных следов? Однажды отряд, в котором был Берзин, наткнулся на большую группу немецких автоматчиков. Фашисты начали оттеснять краснофлотцев к своему берегу. Командир решил прорываться. Но наши были вооружены винтовками, только у командира был ППШ, а у Берзина - пулемет. Шансов противостоять автоматчикам в такой ситуации мало - наших вскоре перестреляли бы. Тут Берзин увидели у берега ледяные глыбы. «В торосы!» - спонтанно крикнул он. Отряд последовал его призыву. На какое-то время фашисты потеряли наших бойцов из виду. И в самый неожиданный момент Виктор ударил по ним из пулемета. Немцы залегли, и разведчики под прикрытием торосов смогли уйти к острову.

Первое время немецкая авиация доминировала. Но постепенно ситуация менялась. На Сескаре построили аэродром для истребителей. Его назначение - не столько защищать остров, сколько обеспечивать проводку боевых кораблей в Балтику и пресекать попытки вражеских бомбардировщиков прорваться к Ленинграду. К 1943 году ситуация в небе изменилась - теперь уже преимущество оказалось на нашей стороне.

В ДВОЙНОМ КОЛЬЦЕ

Маленький остров держался и наносил врагу ощутимые потери. Но обеспечивать снабжение Сескара было непросто. Уже после войны Берзин узнал подробности.

Адмирал Гордей Левченко, командовавший в годы блокады Ленинградской военно-морской базой, подчеркивал в своих мемуарах, что каждая перевозка грузов на острова готовилась как боевая операция. В караван судов для охраны включались «морские охотники» и торпедные катера. В момент перевозки береговая артиллерия Ораниенбаумского плацдарма приводилась в боевую готовность. Авиация флота поднималась в воздух и прикрывала переход кораблей и судов.

Благодарность от Главнокомандующего за оборону острова Сескар.

Благодарность от Главнокомандующего за оборону острова Сескар.

Еще сложнее было обеспечивать острова зимой. Грузовые машины из Лисьего Носа ехали по Малой дороге жизни на Ораниенбаумский плацдарм. А затем с плацдарма - от Шепелевского маяка - отправлялись к островам. Впереди шли лыжники, за ними - аэросанный отряд, а следом - машины. В направлении островов прокладывали несколько зимних дорог, чтобы противник не мог определить, по которой из них повезут грузы. И все равно столкновения с гитлеровцами и финнами случались…

Острова, отрезанные морем от Ленинграда и оказавшиеся в двойной блокаде, испытывали те же невзгоды, что и осажденный город. Прежде всего не хватало еды. Ленинградцы держались стойко, а вот выходцы из деревень, особенно украинцы, пухли от голода. Командование по-своему решило эту проблему. В столовой за стол к ленинградцам подсаживали украинцев. Что же, товарищ товарища не поддержит?..

Берзин хорошо пел. В молодости мечтал об оперной сцене. На Сескаре в той же столовой нередко выступал перед бойцами в минуты затишья.

Героическая эпопея Сескара завершилась в 1944 году, когда Финляндия вышла из войны. Наши вой-ска вернули все острова залива, а корабли Балтийского флота снова пошли с походами в открытое море.

Берзин продолжал службу на флоте и после победы, но судьбу свою с ним не связал. Не стал он и оперным певцом. Демобилизовавшись, он пошел работать на хлебозавод. Более мирной профессии и не придумаешь.

.

.

Еще больше материалов по теме: «Путь на острова»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также