2018-05-09T16:10:45+03:00

Чего на самом деле требует Евросоюз от Молдовы

Премьер-министр снова подчеркнул «необратимость европейского пути», а «Комсомолка» узнавала, что из европейского появилось в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments14
Премьер-министр подчеркнул «необратимость европейского пути Молдовы»Премьер-министр подчеркнул «необратимость европейского пути Молдовы»Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ
Изменить размер текста:

В минувшую пятницу в Брюсселе прошло IV заседание Совета по Ассоциации Республика Молдова – Европейский союз под председательством Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини.

Премьер-министр Молдовы Павел Филип, который возглавлял нашу делегацию, снова говорил об интеграции в ЕС.

- Несмотря на все проблемы, с которыми сталкивается наша страна и наше общество, мы продолжаем твердо двигаться вперед на пути политической ассоциации и экономической интеграции в ЕС. Хотя этот год – год выборов, мы намерены продвигать реформы в более ускоренном темпе, - вот главный посыл премьера на заседании

Федерика Могерини сказала, что Молдова добилась ряда достижений, а далее указала на «ключевые области, где необходимо приложить больше усилий», Конечно, речь шла, в том числе, о коррупции. Еврокомиссар по политике соседства и переговорам по расширению Йоханнес Хан заявил, что для того чтобы получить первый транш макрофинансовой помощи, Молдова должна выполнить еще два условия – Национальный орган по неподкупности должен стать полностью функциональным, а также должен быть принят дополнительный бюджет, чтобы учреждения по борьбе с коррупцией могли работать.

То есть в ранее обещанных 100 миллионах евро Молдове было отказано по причине невыполнения важнейших требований ЕС.

- Если эти два условия будут выполнены до конца мая, то я думаю, что при положительной оценке МВФ выдача первого транша будет возможна в июле. В противном случае, деньги могут поступить в Молдову только осенью, что будет означать возврат к ситуации прошлого года, - заявил Йоханнес Хан.

Кстати, спикер парламента Андриан Канду считает, что Молдова все условия уже выполнила.

- Давайте подождем, когда коллеги приедут из Брюсселя и дадут нам больше информации, потому что они сейчас ведут переговоры. Насколько мне известно, все условия выполнены. Это чисто технический вопрос, касающийся сбора информации и обсуждения выдачи первого транша в ближайшем будущем, - отметил Андриан Канду.

Европейцы помогли, а что сделала Молдова — большой вопрос

И все же, учитывая вновь заявленную молдавским премьером «необратимость европейского курса Молдовы», какого прогресса на этом пути добилась наша страна? Об этом мы говорили с экспертами.

Экономический эксперт Вячеслав Ионицэ, который ранее занимал должность председателя парламентской Комиссии по экономике, бюджету и финансам, считает, что прогресса Молдова добилась ранее, а сейчас можно говорить скорее о регрессе.

- Несколько лет назад мы нормально начали внедрять меры по регулированию монопольных рынков. Тогдашний председатель НАРЭ Виктор Парликов даже удостоился чести быть председателем регуляторов Европы. Тогда говорили, что у Молдовы нормальный рынок. Действительно, у нас были более справедливые тарифы, - отметил Ионицэ.

Он также напомнил, что в 2013 году благодаря Евросоюзу были изменены десятки законов, что улучшило законодательное поле для бизнеса и сделало его более цивилизованным.

- Мы перестали завозить польские яблоки в Россию под видом молдавских. Перестали продавать контрафактные коньяки и шампанское, узнали, что такое бренды, - сказал эксперт.

Из достижений последних лет он отметил рост экспорта и европейские инвестиции в автомобилестроение.

- Было создано более 10 тысяч рабочих мест в этой сфере, это увеличивает наш экспорт. Но это то, что сделали европейцы, а то, что сделали мы — тут уже вопрос, - отметил Вячеслав Ионицэ.

Он также напомнил о 28 пунктах — условиях, которые поставил ЕС для выдачи нам гранта. Один из них касался таможни, которая из-за коррупции вместо того, чтобы стимулировать экспорт, тормозит его.

- А потом говорят, что соглашение о свободной торговле с ЕС заключили, а экспорта нет. Но экспорта нет не потому, что Евросоюз плохой, а потому что есть проблемы с молдавской таможней, в которой много коррупции.

Эксперт подчеркнул, что те позитивные изменения, которые произошли в Молдове, были сделаны не благодаря правительству, а, скорее, вопреки.

- Приведу вам показательный пример того, как под нажимом Евросоюза и вопреки желанию правительства у нас появилось что-то хорошее. До 2012 года у нас были самые дорогие билеты на самолеты, потому что был закрытый рынок, монополия, над нашими пассажирами просто издевались. Я тогда был в парламенте. Это было одно из жестких условий ЕС - Open Sky («Открытое небо»). Его сделали не потому, что этого хотело профильное министерство, а вопреки. Сейчас у нас много иностранных компаний, более дешевые билеты, - рассказал Вячеслав Ионицэ.

Среди европейских достижений эксперт также отметил определенное развитие у нас гражданского общества.

- Про свободу слова мне как-то неудобно говорить, потому что большинство СМИ у нас куплены, но отмечу гражданское общество. Я считаю, что оно довольно сильное. Люди участвуют в процессах. Власть хоть и старается зажать в кулак, но все равно прислушивается к мнению общества. Я бы сказал, что это только зародыш, но он есть, - отметил Ионицэ.

То, что требует Евросоюз, — выстрел в висок молдавским чиновникам

Политолог Алексей Тулбуре отметил, что главное хорошее, что у нас случилось на пути к Европе, это подаренный ею безвизовый режим. Кроме того, ЕС продолжает нас поддерживать. Есть масса проектов, которые реализуются на деньги Евросоюза, в том числе проекты ремонта дорог, обеспечения водой.

- Этого нельзя отрицать, реализуют проекты на европейские деньги, - отметил Тулбуре.

Однако он разделяет мнение Вячеслава Ионицэ. А именно, Алексей Тулбуре отмечает, что об усилиях молдавского правительства в европейских делах сложно говорить. У нас деградирует ситуация с главной европейской ценностью — правосудием. У нас сокращается число рабочих мест, не развивается экономика.

- Я помню, что еще несколько лет назад в промышленности было свыше 100 тысяч рабочих мест, сейчас это около 90 тысяч. Ситуация аховая — если несколько лет назад соотношение числа работающих граждан и пенсионеров было полтора работающих человека на одного пенсионера (что тоже плохо, потому что для нормальной экономики нужны 4-5 работающих на одного пенсионера), то сейчас у нас пенсионеров больше, чем работающих! Вопрос развала нашей социальной и пенсионной систем — вопрос времени, - считает политолог.

Он также отметил отсутствие расследования кражи миллиарда, что, по его словам, понятно, потому что «те, кто украл, не будут вести расследование в отношении себя». Коррупция у нас на уровне пандемии.

- Она подменила писаные законы, у нас все держится на коррупции, все вопросы решаются через коррупцию. Чтобы открыть серьезный бизнес, надо поцеловать ботинки олигарху. Филип поехал в Брюссель за деньгами, а ему сказали «нет», пока не будет работать Агентство по неподкупности, но не просто создавать видимость работы, а реально работать. А что это значит? Это значит, что депутатов, министров, судей, прокуроров, полицейских и так далее надо спросить, откуда у тебя, работавшего всю жизнь на государство, трехэтажные дома, машины, банковские счета в Швейцарии и 5 каникул в год? Европейцы сказали: «Сделайте это и увеличьте расходы на борьбу с коррупцией, тогда подумаем по поводу денег. А это означает, что им предложили выстрелить себе в висок, - считает Алексей Тулбуре.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также