2018-05-16T12:57:01+03:00

«Я знаю Кишинев, как свои... два пальца»: Парень из Молдовы в детстве лишился руки, но стал одним из самых жизнерадостных людей в стране!

Анатолий Скутарь рассказал, как переживал личную трагедию, смирился с произошедшим и превратился в пример для подражания
Поделиться:
Комментарии: comments1
Жизнерадостный студент поражает самоиронией, доказывая, что физические недостатки – не повод для унынияЖизнерадостный студент поражает самоиронией, доказывая, что физические недостатки – не повод для унынияФото: Соцсети
Изменить размер текста:

Совсем недавно всю Молдову поразила и тронула история Анатолия Скутарь – парня, который в детстве лишился правой руки и трех пальцев на левой. Тронула она еще и потому, что благодаря донору из Турции Толя получил современный механический протез. Сейчас он – жизнерадостный студент, который поражает самоиронией и, конечно, мотивирует, доказывая, что физические недостатки – не повод для уныния, и покорить любую вершину под силу каждому.

- Я из села Пражила Флорештского района, - рассказывает Толя корреспонденту «Комсомолки». - Там провел все детство, потом уехал в Кишинев учиться (Толя учится на факультете психологии). В семье я не один ребенок, у меня есть брат Александр – он старше на два года. Он интроверт, приятный малый, а я – сангвиник, открытый и общительный.

- Опиши мне тот день, когда…

- Когда со мной случилась эта неприятность? Не подбирай слова, все нормально! Мне было шесть лет. У нас была ферма, но после развала Советского союза оттуда все украли, даже дверь! Многие говорили, что нужно ее установить, потому что может случиться что-то нехорошее. Но другие этого не понимали и ничего не сделали. Я часто гулял, увидел, как блестит алюминий… Зашел на электростанцию. Помню, было что-то вроде колодца… Потянул за какой-то рычаг. После этого ничего не помню. Помню только, что очнулся в машине «скорой помощи», помню лицо мамы – она была испугана. Но я даже тогда был позитивен, командовал там, чтобы, например, капельница не болталась! Помню, моя рука была черной, как пережаренный шашлык. Кто-то в капельницу залил какой-то препарат – может быть, морфий, – и я отключился.

- Где ты очнулся снова?

- В больнице. В первые минуты я не понимал, что с моей рукой. Я не думал, что мне ее ампутировали– я ощущал все иначе: будто ее завязали у меня за спиной. Я еще подумал: «Зачем?» Мама не говорила, что произошло. Я видел ее блестящие от слез глаза, но уверял ее, что все будет нормально. Даже, помню, шутил, что, если мне ампутировали правую руку, значит, левая станет сильнее.

- То есть никакого эмоционального подавления не случилось?

- Тогда – нет. Но когда мне было лет 12-14, было очень трудно. Переходный возраст… Из-за того, что я выделялся, мне было неприятно. Мне казалось, что все смотрят на меня с жалостью. Кто-то действительно ее испытывал, кто-то любопытствовал, задавая себе вопрос: «А что с ним случилось?» Кто-то сконфужен. И мне все это не нравилось. От этого, кстати, я избавился на первом курсе, моя новая знакомая сказала мне: «Не важно, что думают о тебе люди, проблема у тебя в голове». И во мне в этот момент что-то переключилось. И после я стал более открытым, начал смеяться над собой. У меня даже список шуток подготовлен!

- Ну-ка!

- Ну, например, я знаю Кишинев, как свои два пальца… По пальцам могу пересчитать всех тех, кто смеется над моими шутками. Или вот ты задумывался о том, что в кинотеатрах на одного человека один подлокотник, а не два? Может быть, именно я нормальный?! Я часто шучу над собой вместе с друзьями – это очень помогает.

- Почему так тяжело было в 12-14 лет?

- С точки зрения психологии, человек в переходном возрасте нуждается в одобрении окружающих. В те годы я просто хотел раствориться в массе, потому что было больно от того, что ты отличаешься. Мне нравилась одна девочка, но из-за того, что не было взаимности, я думал, что это из-за того, что я инвалид. Был ребенком и не понимал, что чаще всего этой взаимности нет не из-за физического состояния человека, а потому, что они друг другу просто-напросто не подходят. Но я отличаюсь и понимаю это. Были моменты, когда на меня смотрели с отвращением, но проблема, наверное, все-таки не во мне: я чувствую себя нормально и к телу своему привык!

- С отвращением?

- Да, всякое бывает. Но вообще люди за последние годы стали более толерантными, что ли. Да и я сам стал более терпелив в любым вопросам. Если бы меня четыре года назад начали допытывать о том, что со мной произошло, – меня бы это задело. Сейчас нет – потому что это моя история: хотите ее узнать – я ее расскажу.

- Недавно тебе подарили протез- расскажи об этом.

- Это Bebionic. Но сразу скажу, что это не рука! Меня сразу предупредили, что ее не надо воспринимать как руку – она мой помощник. И очень классный! Благодаря ей я впервые за долгие годы смог поднять листок бумаги – а я не дружу с мелкими предметами, сам понимаешь. Но, кстати, мелкая моторика в ней не проработана. Зато я могу вертеть ладонью, сжимать объекты, поднимать большой палец и здороваться за руку с людьми.

- На нее, помню, собирались пожертвования.

- Да, так и было. Но сбор шел очень медленно, буквально за сутки все изменилось. Мне позвонили, сказали, что нашелся донор, который готов сделать пожертвование. Я летал за «рукой» в Стамбул.

- Ты знаешь человека, который помог тебе?

- К сожалению, нет, мы общались через посредника. Но я ему очень благодарен! И он знает, что я ему признателен. Насколько мне известно, он из Италии.

- Как много времени ты с ней проводишь?

- О, я бы носил ее каждый день! Но не могу… Дело в том, что она крепится ремнями, сама по себе она тяжелая и сжимает грудную клетку – иногда становится тяжеловато дышать. Но жизнь моя с ней изменилась. Помню, даже в Турции меня назвали «роботом». Круто!

- Что ты планируешь делать дальше?

- Хочу поехать на третьем курсе, в следующем году, в Европу студентом по обмену. И буду продолжать заниматься спортом! Я люблю бегать. Играл в футбол, плавал – кстати, плавать учился два раза - ходил в тренажерный зал. Три –четыре года назад переплыл Днестр. Я люблю быть активным, хочу знакомиться с новыми людьми, изучать новые страны. И у меня получится!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также