2018-06-04T17:46:15+03:00

Семье из Бельц пришлось все продать и уехать в Россию, что спасти от смерти маленькую дочку

А старший сын Никита, который родился слепым, теперь может читать
Поделиться:
Комментарии: comments9
фото: novayagazeta.ruфото: novayagazeta.ru
Изменить размер текста:

Маша и Руслан Шокины жили в Бельцах, дом был — полная чаша, неплохо зарабатывали. Но все в один момент пришлось продать и покинуть Родину, чтобы спасти дочку Соню, которая в любой момент могла умереть. Старший сын у четы Шокиных Никита родился слепым, у дочери Софии нашли серьезный порок сердца, сообщает novayagazeta.ru. Продали квартиру, машину, перебрались из Молдовы в подмосковную деревню — решили спасаться, а не страдать. Никита теперь учится в хорошей московской спецшколе для слепых, Соню с помощью Русфонда прооперировали в Филатовской больнице. И вот деревня, куры, кролики, огурцы. Никита читает, Соня проснулась, съела кашу и учится говорить слово «смородина», а мы с Русланом и Машей говорим о том, как им живется вдали от человеческой жалости.

Руслан: «Скажу честно: я за всю свою жизнь никогда никого ни о чем не просил. Да я вообще и не думал, что кто-нибудь в принципе может нам помочь. Считал, что людям не до нас. Поэтому вся эта история с Соней и с тем, что нам собрали деньги на операцию — сумму, которую мы никогда бы сами не нашли, для меня это открытие.

Мы с женой родились, выросли, встретились и поженились в городе Бельцы в Молдове. До отъезда, до того как вся наша жизнь изменилась, я работал в продажах заместителем директора магазина электроники. Зарабатывал неплохо, квартира у нас была, машина, свадебные деньги еще оставались. Мы были еще и экономные. И все это мы оставили, продали и потратили до копейки».

Маша: «Нас с Русланом познакомил общий знакомый. Получилось так, что прямо перед свадьбой я забеременела, поэтому мы повеселились, сколько смогли, а потом сразу стали заниматься ребенком. В четыре месяца мы узнали, что Никита у нас не видит. Получилось это случайно. Он заболел, были проблемы с легкими. Мы проходили обследование в больнице, и вот только там нам сказали: ребенок слепой. Почему — непонятно. Ну и пошло-поехало. Стрессы, больницы, врачи. Ездили сначала в Кишинев, потом в Москву. Выяснили только то, что шансов нет. Недоразвит зрительный нерв, восстановить его невозможно. Когда Никите было полтора года, мы решили переехать в Россию. Для его будущего».

Руслан: «Мы все решили в одночасье, буквально за неделю. Все продали, купили в России дом. Речь шла о ребенке, поэтому мы не сомневались. Я еще из Молдовы отправлял в московские магазины резюме, и меня вроде бы брали на руководящие должности: опыт у меня большой. Но когда я приехал и тут увидели мой паспорт — все изменилось. Никто меня брать не хотел. Но Бог мне дал язык — я умею разговаривать, умею продавать. Так что постепенно, постепенно, с проблемами, но все наладилось: работу я нашел, устроился в магазин торговым представителем крупной международной компании.

Сейчас с Никитой, я считаю, все в порядке. Он ходит в Москве в школу-интернат для слабовидящих детей №1 — это самая лучшая школа, какая тут есть. Закончил первый класс. Отлично учится, читает, записали его на музыку, на плавание, в секцию оригами — насколько хватит ему желания и фантазии».

Маша: «Наверное, год прожили мы в России, и я забеременела Софией. Мы хотели именно девочку — помощницу Никите. Мы, конечно, очень сильно боялись. Анализы показали, что все хорошо. Вернулись мы сюда из роддома радостные все, здоровые, не могли поверить счастью. Ну а потом в полгода проходили проверку в поликлинике, нам говорят: шум какой-то в сердце непонятный, вы лучше проверьтесь. Поехали в частную клинику. И вот там нам такой диагноз поставили, что наступил конец света: чуть ли не со дня на день ребенок умрет.

Через знакомых нам подсказали обратиться в Филатовскую больницу в Москве. Мы пошли. Нас там успокоили. Сказали: «Ситуация не такая критичная. Но есть большое отверстие в межпредсердной перегородке. Его надо зашивать».

Руслан: «Нам дали отсрочку. Сказали приезжать через каждые три месяца и проверяться. И тут мы попали. Раз заболели — температура сорок два. Два заболели — пришлось вызывать «скорую». И когда мы приехали на осмотр, стало ясно, что все очень плохо. Правое предсердие опухло, врачи сказали: медлить больше нельзя. И Русфонд нас спас. После операции врачи сказали: предсердие так растянулось, что стало тонким, как воздушный шарик. Еще бы немного — и все. Повезло. Но, конечно, не дай бог никому такую удачу. Это трудная судьба. Выдержать это можно, только если забыть о жалости и закалиться».

Маша: «Нас дети спасают. Умницы. Никита молодец. София нас радует. Ради них мы держимся. А они очень понимающие, всегда стараются помочь. Так что вот это и есть наше успокоительное: дети подойдут, обнимут — и все становится хорошо. А другое ничего не помогает. Не работает, и все».

Источник: novayagazeta.ru

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также