2018-06-06T12:39:51+03:00

Корреспондент «КП» готов к тому, чтобы его ежедневно обвиняли в пиаре, если это поможет людям

Отвечаем на обвинение МВД Приднестровье в наш адрес
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments3
Мы неоднократно убеждались в том, что это особая каста людей смелых и отважных, чье призвание — спасать людей, жертвуя собой.Мы неоднократно убеждались в том, что это особая каста людей смелых и отважных, чье призвание — спасать людей, жертвуя собой.
Изменить размер текста:

На сайте МВД Приднестровья была опубликована статья «Очередной контрафакт от «Комсомолки», в которой руководство ведомства обвинило нашу газету в публикации непроверенной и искаженной информации.

Почему «очередной»? Да потому что в прошлом году мы много писали о страшной трагедии в Парканах, когда «Лексус» на пешеходном переходе сбил насмерть 15-летнюю школьницу. Эта трагедия осенью 2017-го вызвала большой общественный резонанс. Мы тоже много писали об этом и нас руководство МВД обвинило в излишнем пиаре на трагедии и публикации непроверенной информации. Мы тогда встретились с министром внутренних дел Приднестровья Русланом Мовой, поговорили, расставили точки над «i”, следствием чего стала публикация в нашей газете интервью с министром.

И вот на сайте МВД Приднестровья новое обвинение в наш адрес. В чем суть? Мы опубликовали на kp.md статью о том, что в Днестровске в квартире произошел пожар. Прибывшие пожарные оказались без необходимой амуниции и снаряжения, а в цистерне не оказалось воды. В горящей квартире находились пенсионерка и ее 3-летний правнук. Но их спасли не пожарные, а сосед-алкоголик... Вот вкратце суть.

Так в чем нас обвиняют? «Ссылаясь на слова потерпевшей, автор публикации пишет: «Пожарные приехали только через двадцать минут, хотя пожарная часть находится напротив нашего дома. И пожарные приехали без масок, без шлемов!». Единственный источник информации для журналиста – Олеся Осадчая – мама пострадавшего Артура, женщина, которая находилась в шоковом состоянии и оказалась на месте происшествия намного позже спасателей.

Извините, нас, вернее, меня обвиняют в том, что я сослался на слова матери пострадавшего мальчика! А кто знает о случившемся больше, чем Олеся?!

«Извещение о возгорании поступило в 8:50. Расстояние от пожарной части до этого дома – 200 метров. В 8:52 отделение первого караула в составе трёх человек уже было на месте пожара (время поступления звонка и время прибытия к месту зафиксировано диспетчером ВПЧ-4), - поясняет начальник Управления пожарной охраны ГУпЧС МВД ПМР Валерий Бурыкин. - По прибытии к месту воспламенения увидели густой дым в окнах. Включившись в аппараты сжатого воздуха, в полной экипировке звено ГДЗС поднялось на третий этаж. У дверей горящей квартиры огнеборцы встретили гражданина с ребёнком на руках. Их вывели на улицу, малыша отправили на автомобиле с сотрудниками милиции в приёмный покой Днестровской городской больницы. Спасатели вошли в задымлённую квартиру и вынесли Ольгу Захарову, находившуюся в бессознательном состоянии. Пострадавшая была передана бригаде скорой помощи. Тушение объятого пламенем помещения производилось с балкона».

Все-таки, малыша спас сосед! Мы правы оказались. И еще раз, у меня нет никаких оснований не верить словам матери 3-летнего Артура (запись телефонного разговора с Олесей имеется в редакции). Допустим, она была, как пишется в заметке, «в шоковом состоянии» и ошиблась насчет огнеборцев. А если бы она была права, я позвонил бы в ГУпЧС МВД Приднестровья? Разумеется, мне бы не подтвердили обвинения Олеси Осадчей в адрес пожарных.

Идем дальше. «На месте происшествия действительно работали и пожарные в гражданской одежде – это три сотрудника отдельного военизированного пожарного подразделения города (ОВПП), которые уже сменились с дежурства. Но они не пошли домой, а поспешили на помощь. Учитывая быстрое распространение огня, к месту возгорания был также направлен пожарный автомобиль ВПЧ-4 по охране ЗАО «МГРЭС». К 9 часам воспламенение было локализовано, а в 9:35 полностью ликвидировано». Значит, все-таки были пожарные без спецобмундирования, как нам сообщила, Олеся Осадчая. Честь им и хвала, что они поспешили на помощь! Но, раз к месту возгорания прибыл пожарный автомобиль, наверное, по инструкции они не должны были участвовать в тушении пожара.

Во всей этой истории главное — это то, что удалось спасти жизни 3-летнего Артура и его прабабушки. В связи с этим меня даже не очень трогает обвинение в том, что я пытаюсь «на чужом несчастье построить рейтинг». Я эту статью написал не только для того, чтобы рассказать о ЧП, но и для того, чтобы помочь собрать средства для малыша и его прабабушки, которые находятся в больнице в тяжелом состоянии. Под статьей был опубликован счет для сбора средств. Если удастся (в том числе и с помощью «Комсомолки») собрать необходимые деньги и спасти жизни пенсионерки и ребенка, я готов к тому, чтобы меня хоть ежедневно обвиняли в таком вот пиаре!

Мы всегда открыты для сотрудничества (глава МВД Приднестровья Руслан Мова это знает) и готовы на страницах «Комсомолки» рассказать о буднях сложной и опасной работы приднестровских пожарных. На примере их молдавских коллег мы неоднократно убеждались в том, что это особая каста людей смелых и отважных, чье призвание — спасать людей, жертвуя собой.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также