2018-07-10T18:12:44+03:00

"За 27 лет молдавской независимости гагаузы стали ближе к молдаванам, чем за всю свою историю"

рассказываем об автономии в деталях
Адриан ЧУБОТАРУ
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото: geo.ruФото: geo.ru
Изменить размер текста:

В сознании типичного европейца (как, впрочем, и россиянина) Гагаузия — настоящая «терра инкогнита». Единственное, что может возникнуть в памяти далеким отголоском, — это развал СССР, парад суверенитетов, этнические конфликты конца 1980-х и начала 1990-х, столкновение между гагаузами и молдавскими властями, едва не переросшее в полноценную войну осенью 1990 года, передает geo.ru

Если судить по современным стереотипам, Гагаузия — очередной «тлеющий» конфликт на территории бывшего СССР, источник нестабильности в регионе, место противостояния Запада и Востока, Европы и России. За пугающими формулировками, однако, кроется неожиданная реальность.

Гагаузия — живописный, хотя и не до конца обустроенный край на юге Молдавии. Летом поля и виноградники напомнят бывалому туристу итальянскую Тоскану. Зимой Буджакская степь ворошит в памяти легенды и мифы о скифской равнине. Гагаузы совсем не суровы. Это спокойный, гостеприимный и предприимчивый народ, который не желает сдаваться под натиском экономических и социальных проблем, характерных для сегодняшней Молдавии.

Гагаузская автономия старается не отдаляться от страны, а интегрироваться в ее экономику. За 27 лет молдавской независимости гагаузы стали ближе к молдаванам, чем за всю предыдущую полуторавековую историю сосуществования на бессарабской земле. Разногласия подтолкнули к диалогу, осознание последствий политической изоляции заставило считаться друг с другом. Пусть не все проблемы решены — главное, удалось предотвратить «приднестровский» сценарий развития событий.

Что представляет собой сегодня Гагауз Ери — так по-гагаузски называется автономное территориальное образование, созданное на юге Молдавии в 1994 году? Это три района — Комратский, Чадыр-Лунгский и Вулканештский, — где на территории площадью 1848,46 квадратных километра живут около 130 тысяч человек, из которых 82 процента —этнические гагаузы. Важно отметить, что не все гагаузы проживают в Молдавии: после территориального передела бывшей Бессарабии по итогам Второй мировой войны около 30 тысяч их оказались в Одесской области Украины. Незначительные гагаузские диаспоры есть в Турции, Румынии и Болгарии. Около 14 тысяч гагаузов официально проживают в России.

Как и вся Молдавия, переживающая экономический кризис, Гагаузия живет преимущественно сельским хозяйством и денежными переводами от гастарбайтеров. Большинство гагаузов предпочитают отправляться на заработки в Россию. Многие не возвращаются.

Местный бизнес тяжело отвоевывает российский рынок (последствия российского эмбарго 2013 года чувствуются до сих пор).

С тем же трудом он проникает и на европейские рынки. Гагаузские виноделы — едва ли не лучшие в стране — потеряли больше всех. Но потеряли и российские ценители настоящих молдавских южных вин.

Столица автономии — город Комрат, наиболее оживленный и экономически развитый населенный пункт Гагаузии. Все контрасты Гагаузии, переплетение прошлого и настоящего можно увидеть в главном городе автономии: здесь соседствуют памятник Ленину, современные здания и дома сельского типа.

Внешне гагаузов трудно отличить от молдаван или русских — тюркские черты заметны не сразу. Другой, конечно, язык, другая манера общения — неторопливая, размеренная, испытующая. Но иногда и язык не помогает: большинство гагаузов предпочитают разговаривать на русском, которым владеют лучше, чем молдаване. Однако при приближении «чужака», которого по-восточному примечают сразу, или просто незнакомого человека могут перейти на родной язык, чтобы скрыть предмет беседы.

Гагаузы оберегают свою частную жизнь. Но если кому-то требуется их содействие или помощь, они открыты и отзывчивы. От племенного строя остались общинность, чувство единения и уважение к старшим. Особенно заметны признаки традиционного уклада жизни в селах. Часть тюркских традиций сохранилась в национальной одежде, в обустройстве домов, в ритуалах.

Но опытный этнограф без промедления отметит не тюркские, а балканские корни большинства обычаев и обрядов. Трудно отличить молдавскую свадьбу от гагаузской. И мало кто возьмется описать разницу между внешним видом молдавского села и гагаузского.

Гагауз обидится, если его назовут турком. Или спутают с болгарином. Даже если он плохо знает родной язык, он горд принадлежностью к своему народу и не считает нужным выдавать себя за другого. Гагаузы полагают, что, кроме России, у них мало друзей за границей автономии, хотя в последние годы заметна поддержка Гагаузии Евросоюзом — в частности, Румынией — и другими западными странами. Традиционно много помогают гагаузам страны тюркского мира — Турция, Туркмения. Финансируют в основном инфраструктурные проекты. С начала 1990-х Турция постоянно вливает деньги в систему образования, она один из главных инвесторов в местную экономику. Но вся эта помощь не меняет недоверчивого отношения самих гагаузов к «не своим». Принимают они всех, но не оставляют в своем сердце никого. С другой стороны, кто захочет новых друзей и новых перемен после такой истории, как у гагаузов? Тихая стабильность даже в условиях относительной изоляции предпочтительней любых перемен. Так что советская модель общественной жизни вперемежку с патриархальным укладом жизни гагаузам и ближе, и понятнее.

Вообще Гагаузия сегодня — это скорее маршрут для пытливого путешественника, нежели для праздного туриста. Пусть он не найдет тут роскошных замков и многоярусных садов, зато откроет для себя дикую красоту буджакских степей, живописность заповедников, мир интересных людей, сохранивших свою идентичность. Посетит старинные винные «подвалы», сооруженные бывшими немецкими колонистами, и попробует молдавское южное вино, во вкусе которого, как в судьбе гагаузов и их родного края, смешаны радость и печаль, легенды и повседневность, вчерашний день и сегодняшний.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также