2018-07-16T08:58:36+03:00

Легендарный «Интурист» в Кишиневе: приемщики стеклотары, Алла Пугачева и Юрий Антонов, космонавты и подпольные миллионеры всегда оставляли «на чай»

А за 30 рублей официант мог отхватить дефицитные шведские туфли на спецскладе гостиницы
Поделиться:
Комментарии: comments27
Посмотреть на заграничный лоск простой советский человек мог только в ресторане «Интурист». Фото: из набора открыток «Кишинев», 1989 г.Посмотреть на заграничный лоск простой советский человек мог только в ресторане «Интурист». Фото: из набора открыток «Кишинев», 1989 г.
Изменить размер текста:

«Интурист» в Кишиневе, гостиница и ресторан, - все это было в советские времена, как маленький островок красивой жизни, этакое отражение заграницы, о которой большинство советских граждан, строящих светлое коммунистическое будущее, и мечтать не могли. Бар с коктейлями, как в кино, иностранная речь людей, одетых в джинсу и в фирменные футболки, отражающие робкие взгляды советских людей и виды Кишинева своими модными солнечными очками. Это была другая жизнь, недосягаемая для простого инженера или работяги. Единственное, где можно было побывать рядовому советскому человеку, - это рестораны «Интуриста», где издалека наши глазели на этого интуриста.

Виктор Митин рассказал «Комсомолке» то, о чем не сообщали советские газеты Фото: Наталья СИНЯВСКАЯ

Виктор Митин рассказал «Комсомолке» то, о чем не сообщали советские газетыФото: Наталья СИНЯВСКАЯ

«Комсомолка» заглянула в то закрытое советское прошлое «Интуриста». А помог нам в этом Виктор Митин, человек в Кишиневе известный. Прежде всего тем, что вел кулинарные телешоу на молдавских каналах и готовил вкусные блюда в одном из ресторанов Кишинева. Виктор жил и работал в России, США, кроме Молдовы, разумеется. А в Нью-Йорке даже окончил кулинарную школу. В 1978-1984 г.г. Виктор Митин работал официантом в «Интуристе», и год из этого срока простоял за стойкой валютного бара. Добился и карьерного роста по советским меркам – его избрали секретарем комсомольской организации «Интуриста». Он один из тех, кто видел ту самую недоступную простому обывателю жизнь.

Партийная элита гуляла везде

С 1970-х и до 1990-х в Кишиневе были две престижные гостиницы с ресторанами – «Интурист» и «Кодру». Позже в эту компанию вошел и «Мотель», но он располагался за городом. Именно в этих отелях останавливались зарубежные и советские знаменитости, приезжавшие в молдавскую столицу.

- Алла Пугачева у нас несколько раз останавливалась! - вспоминает Виктор Митин. – Ее обслуживал в номере мой коллега, большой ее поклонник. Когда она приехала в следующий раз, помнила его имя.

В начале 1980-х в Кишиневе проводилась конференция «Интеркосмос» - была такая программа в советские времена, в которой было задействовано 9 стран. И в молдавскую столицу прибыло только советских космонавтов - больше 30-ти человек! На несколько дней «Интурист» стал «космическим центром» мира – можно было увидеть многих знаменитостей, которых до этого «показывали» для нас только на экранах телевизоров.

Этот снимок сделан во время проведения в Кишиневе уникального конгресса «Интеркосмос». Фото: из архива В.Митина

Этот снимок сделан во время проведения в Кишиневе уникального конгресса «Интеркосмос». Фото: из архива В.Митина

Был у нас и интурист из капиталистических стран. И группы, и отдельные гости, и целые делегации. Виктору Митину выпало в банкетном зале обслуживать американских сенаторов.

Часто приезжали и известные артисты из соцстран, и наши «звезды» - Юрий Антонов, «Песняры» и др. В ресторан, конечно, захаживала публика самая разнообразная. Когда я поинтересовалась «советскими чаевыми», Виктор Митин рассказал:

- Чаевые давали всегда! Если это были работяги с какого-нибудь завода, оставляли 5 рублей. Могли быть чаевые и 50 рублей – от «цеховых» (подпольные торговцы и производители востребованного товара, одежды и обуви, – прим.авт.). «Цеховые» были с Кавказа, приезжали к нам за шкурами. Из Грузии – в основном, «трикотажники» - шили трикотажную одежду. Торговцы мандаринами – из Батуми. Бывали и таксисты, и приемщики стеклотары. Отдыхали они красиво, без пафоса, оставляли по 5-10 рублей «на чай». Устраивали небольшие банкеты отъезжающие евреи – те щедро давали по 25 рублей.

Разные события отмечали в ресторане «Интуриста» и местные партийные боссы.

- Партийная элита «гуляла» везде, только в закрытом режиме, - пояснил Виктор.

Ресторан «Интурист» располагался в отдельном двухэтажном здании с полукруглым фасадом. Фото: из комплекта открыток «Кишинев», 1987 г.

Ресторан «Интурист» располагался в отдельном двухэтажном здании с полукруглым фасадом. Фото: из комплекта открыток «Кишинев», 1987 г.

Шаг влево – расстрел!

Попасть на работу в «Интурист» было не так уж и легко. Персонал проверяли на благонадежность, потому что «продать Родину» соблазнов было много. И требования к работникам были строже, чем в других местах.

- Прежде, чем приступить к работе в валютном баре, давали подписать «бумажку», на которой была изложена статья о валютных махинациях из уголовного кодекса и наказания за это – вплоть до расстрела, - рассказал Виктор.

Форма для работников общепита была обязательна для всех заведений СССР. В «Интуристе» в национальном зале ресторана официанты были в молдавских рубашках с вышивкой, а в европейском – в строгих темных костюмах. Выдавали одежду и обувь и переводчикам, которые обслуживали иностранные делегации.

В национальном зале ресторана «Интурист» форма официантов была в молдавском стиле. Фото: из архива В.Митина

В национальном зале ресторана «Интурист» форма официантов была в молдавском стиле. Фото: из архива В.Митина

В «Интуристе» существовал специальный склад, где было много отличной импортной одежды и обуви. Конечно, попасть в этот клондайк с дефицитом мог далеко не каждый работник гостиницы и ресторана.

- Костюмы выдавали на два года. Помню, шведские туфли мужские были очень классные, - вспоминает Виктор Митин. – За обувь с нас взимали 50 процентов ее цены, это где-то 30 рублей всего. Так что за тридцатку можно было обзавестись импортными туфлями.

Переводчики писали в КГБ «релизы»

Интересной была работа у переводчиков. Они получали мелкие презенты от иностранцев. Но после работы с делегациями или группами туристов должны были составлять отчеты – так называемые «релизы» для КГБ. Это – в обязательном порядке.

Особенно ценными кадрами были личные переводчики: за них иностранец вносил в советскую казну по 100 долларов США в день.

Кстати, о долларах.

- Курс доллара колебался. Его публиковали регулярно в газете «Известия», - продолжает Виктор. – Поэтому я покупал это издание, когда работал в валютном баре.

Долгое время доллар стоил 63 копейки. Но связываться с валютой – себе дороже, действительно могли приговорить к смерти, если что не так. Да и работа с иностранными дензнаками требовала самого строгого подхода. Поэтому год в валютном баре Виктор не считает особой удачей.

Виктор Митин год проработал в единственном валютном баре Кишинева. Фото: из архива В.Митина

Виктор Митин год проработал в единственном валютном баре Кишинева. Фото: из архива В.Митина

В валютном баре продавали только напитки, никаких закусок. Правда, это было единственное место в городе, где можно было попробовать кока-колу. А вот пепси-кола была и в валютном баре «Интуриста», и в гостинице «Кодру».

Посетители были из самых разных стран: группы туристов и делегаций с загнивающего запада, югославы, венгры – в основном, дальнобойщики, иностранные специалисты, которые приезжали к нам работать или в командировки. Многие предпочитали пить в ресторане – там дешевле, но там принимали только рубли.

Если давали чаевые валютой, надо было безоговорочно сдавать ее. Бармен получал 50 процентов в виде надбавок от сданной суммы чаевых.

«Получки», как говорили тогда в Союзе, у работников «Интуриста» были очень даже неплохие. Плюс возможность достать дефицит, плюс – увидеть роскошную, по советским понятиям, жизнь. О том, сколько зарабатывали в ресторане «Интурист», читайте в следующем номере нашей газеты.

Продолжение следует...

ДОСЬЕ «КП»

«Интурист» в Кишиневе – это гостиница, ресторан и бары с буфетами

На 1-м этаже отдельно стоящего здания, соединенного с гостиницей коридором, располагался национальный зал ресторана на 160 мест. 2-й этаж – европейский зал на 200 мест. К европейскому залу примыкал банкетный зал на 100 мест.

На 14-м этаже гостиницы располагался единственный на весь Кишинев валютный бар, где принимали 14 валют.

В гостинице были бары на 3-м этаже, на 17-м – Седьмое небо, знаменитый «Лидо» на 1-м этаже.

На тот момент – в 1970-х – начале 1980-х самые престижные гостиницы-рестораны (и для иностранцев, и для высоких гостей) – «Кодру», «Интурист», «Мотель».

Первым директором «Интуриста» был Валентин Бублей. Затем – Михаил Павлович Бабаков, далее – Николай Дмитриевич Хынку - до начала 1990-х.

Затем директора очень быстро сменяли друг друга. А «Интурист» переименовали в «Националь».

Еще больше материалов по теме: ««Прогулки по Кишиневу»»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также