2018-07-14T16:19:24+03:00

Валерий Демидецкий: "У меня есть своя версия провала "Меморандума Козака"

Сейчас время не лучше для того, чтобы сдвинуть с места застрявший воз приднестровского урегулирования, чем в 2003 году
Поделиться:
Комментарии: comments44
Дмитрий Козак.Дмитрий Козак.
Изменить размер текста:

Глава ТАСС в Молдове Валерий Демидецкий прокомментировал для "Комсомолки" назначение Дмитрия Козака спецпредставителем президента России по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой.

"Назначение Дмитрия Козака – вполне предсказуемо. После знаменитой истории с меморандумом, вряд ли найдешь кого-то в Кремле, кто лучше разбирается в особенностях молдавской политики. А вопросами экономики, думаю, будет заниматься новый сопредседатель российско-молдавской межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, который сменит ушедшего с поста вице-премьера Дмитрия Рогозина. В Москве говорят, что на эту должность, скорее всего, назначат другого зампреда правительства - Алексея Гордеева.

Напомню, что пятнадцать лет назад Владимир Воронин упросил Владимира Путина прислать Козака в Молдавию, чтобы вывести из тупика переговоры с Игорем Смирновым. С лидером Тирасполя молдавский президент тогда рассорился вдрызг после неудачной попытки сместить его и продвинуть в руководители непризнанной республики "своего человека" – Тому Зеновича.

Козаку удалось растопить лед между берегами Днестра. Хотя подготовленный при его участии документ назвали "меморандумом Козака", писали его наши люди. Начинали Марк Ткачук и Валерий Лицкай. Так случилось, что первая их встреча по этому поводу чисто случайно произошла в моем присутствии. Меня, как журналиста, в их разговоре тогда очень интересовало, как будет обеспечена этому проекту поддержка общественного мнения. Однако из-за сжатых сроков они тогда договорились максимально сузить круг работающих над документом, чтобы не увязнуть на полпути (как говорят два юриста – три мнения, а если их больше, то и не выпутаться). С молдавской стороны там еще был Василий Шова, потом подключился покойный Вадим Николаевич Мишин, когда меморандуму понадобилось придать конституционный блеск. Козак приезжал сюда только для того, чтобы согласовать написанный ими текст меморандума между Смирновым и Ворониным. И был в восторге от работы молдавских специалистов.

План, предусматривавший объединение страны и возвращение в ее состав Приднестровья на правах субъекта федерации, был согласован и парафирован Ворониным и Смирновым, который надо сказать, был не восторге от документа, но вынужден был уступить давлению Москвы.

Но, увы, все сломалось за считанные минуты. Почему и как это случилось, точно знают всего несколько человек. Так опять случилось, что я был первым журналистом, который разговаривал с Козаком утром, после сорванного визита в Кишинев Путина, на приезде которого, кстати, настоял Воронин.

Я шел в российское посольство, по улице, где протестующие против "меморандума Козака" демонстранты жгли российские флаги и портреты российского президента. И думал, как жаль, что общественная поддержка меморандуму так и не была обеспечена. А те, кто протестует, не имеют представления ни о документе, ни о том, кто его писал, а главное - зачем.

Беседа с Козаком и послом Зубаковым была очень откровенной. Потом были разговоры "не для прессы" с Лицкаем, Мишиным, Ткачуком, Шовой, которые играли в этой истории первые роли.

Как говорят, у победы – много родственников, поражение сирота. Теперь, много лет спустя, устоялось мнение, что Воронин пошел на попятную, под давлением Запада. У меня есть своя версия провала меморандума, но озвучивать ее не хочу. В конце концов, в прошлом ничего не изменишь, из него можно только извлечь уроки. А время все расставило и расставляет по местам... Потом в приднестровском урегулировании все пошло не так. В 2005 году в Кишиневе приняли закон о Приднестровье, посоветоваться о котором не захотели ни с Тирасполем, ни с Россией, которая является гарантом на переговорах по урегулированию конфликта. В Приднестровье в ответ в 2006 году провели референдум о независимости от Молдавии. Переговоры зашли в тупик, из которого не могут выбраться уже более десяти лет. Удастся ли сейчас Козаку наладить отношения Москвы и Кишинева, сдвинуть с места застрявший воз приднестровского урегулирования - вопрос непростой. Во всяком случае, время для этого не лучше, чем в 2003 году".

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также