2018-07-18T16:00:12+03:00

«В советское время мы в Ленинграде только мечтать могли о такой жизни, как в Кишиневе!»

По приглашению общественной организации Dialogum и при содействии международного медиаклуба Format-A3 в Кишинев приехала киновед и кинокритик, художественный руководитель российских программ Московского международного кинофестиваля Ирина Павлова.
Поделиться:
Комментарии: comments4
Ирина Павлова: «Что такое город Бельцы? На карте иголкой ткни. А там появился гениальный актер!»Ирина Павлова: «Что такое город Бельцы? На карте иголкой ткни. А там появился гениальный актер!»Фото: Леонид РЯБКОВ
Изменить размер текста:

- Последний раз в Молдавии я была 22 года назад, - признается Ирина Васильевна. - В те времена я ездила очень часто, очень любила Кишинев. Ездила с лекциями о кино, и аудитория всегда была битком! Была такая организация — Бюро кинопропаганды. Мы показывали кино, обсуждали его со зрителями... Мне мой друг Коля Лебедев (режиссер фильмов «Легенда №17» и «Экипаж», - прим. авт.) сказал: «А я тебя знаю давно! Я был мальчиком и был у тебя в Кишиневе на лекции об Иоселиани!» Люди ходили, им было интересно! Аудитория хотела контактов, хотела обсуждать фильмы и хотела их смотреть. Потому меня в Кишиневе было очень много друзей, я со Светой Томой здесь познакомилась, с Эмилем Лотяну и Николаем Гибу было выпито, не скажу сколько...

- В советское время, помню по своему детству, актеры часто приезжали на премьеры своих картин в Кишинев. Почему эта связь сегодня утеряна?

- Например, картина «Движение вверх». Если бы Владимира Машкова пригласили на встречу со зрителями, я совершенно уверена, что он приехал бы. Да им самим интересно! Такое возможно, если бы кто-то взялся за организацию, все получилось бы! Между художником и зрителем должна быть связь. Художники любят, когда им говорят комплименты, когда битковый зал...

- Наверняка у вас есть свое мнение о молдавском кинематографе...

- О сегодняшнем у меня представления крайне мало. Что касается старого славного молдавского кино, у меня были огромные впечатления от некоторых фильмов. Мне очень нравился «Последний месяц осени», из лотяновского кино очень любила «Красные поляны» и обожала «Лэутаров». Потом посмотрела «Это сладкое слово свобода», фильм — пятое-десятое, Альенде-шмальенде... Но там появился для меня Актер. Это был Волонтир. Эта панцирная спина, я ее до сих пор помню... Он плохо говорил по-русски, с каким-то странным акцентом... Но для меня появился актер огромного масштаба. Что такое город Бельцы? На карте иголкой ткни. А в городе Бельцы появился гениальный актер! Мы все были связаны этими культурными связями и мы помогали друг другу.

- А с развалом Союза Волонтир стал ярым националистом и негативно отзывался о России...

- Одной из самых ярких деятельниц Народного фронта Латвии была Вия Артмане. Освободились от нас... И ее освободили от жилплощади, от славы, от статуса. И тут о ней опять вспомнили «проклятые русские». Ее пригласил сниматься в фильме «Катафалк» Валера Тодоровский, ее стали приглашать на наши фестивали, она крестилась в православной церкви... Она была убита добротой. Я с ней познакомилась очень поздно, на фестивале «Киношок». Я просто любила ходить вдоль кромки берега и думать. Она тоже смот­рела под ноги, и так друг в друга воткнулись. И мы стали вместе гулять. И эта женщина чужой девчонке рассказала столько такого, чего она не могла рассказать никому из близких. «Я считала, что русские - корень наших бед! - говорила она мне. - И когда они, единственные, были ко мне так доб­ры, и когда увидела, что я для них не враг, я была потрясена! Я решила, что этому их научил Бог. И я пошла к православному священнику не просто принять православие, а учиться быть доб­рой»... Я знаю только одно, как мы жили в Ленинграде и как жил в это время Кишинев, мы только мечтать о таком могли! Что же это за странные такие оккупанты, у которых оккупированные живут лучше, чем сами оккупанты?!

- Как же убедить нашу творческую интеллигенцию в том, что Россия — это не корень зла?

- Не знаю... Не знаю, нужно ли кого-то убеждать. Уже разбежались... Нам от этого легче не стало, вам стало труднее. Потому что Россия культивировала вашу культуру.Не нашу! Она культивировала вас! Человек склонен делать ошибки и всегда ищет врага. Отделились, и что? Это как в «Тарасе Бульбе»: «Ну что, сынок, помогли тебе твои ляхи?!»

- Лет десять назад российские кинематографисты часто приезжали снимать свои фильмы в Молдову. Анд­рей Звягинцев снимал у нас свое «Изгнание» и говорил мне, что у нас прекрасная природа, отличные пейзажи и снимать кино намного дешевле, чем в России. Но что-то давно российские режиссеры у нас ничего не снимают...

- У вас база уничтожена, надо с собой везти много «железа». Лет десять назад еще «железо» было у вас, а сейчас его нет. А, во-вторых, у вас подросли цены на проживание. А это самый большой расход. Сейчас умер экспедиционный способ киносъемок. Если бы это было совместное производство, если бы молдавское правительство вложило бы в картину хоть немного денег, пообещало бы местный прокат – всего ничего, тогда бы появился смысл снимать в Молдавии. Да, это будет фильм про Россию, потому что российская сторона вкладывает больше средств, но, во-первых, вы причастны к кинопроизводству, а, во-вторых, чем ваша жизнь отличается от моей, чем вы отличаетесь от меня? Ничем! У нас общие проблемы. У вас есть своя проблема — опустение страны. Кстати, об этом тоже можно снять фильм! О том, как пустеет страна...

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также