2018-08-05T17:13:47+03:00

Бывший солист «АукцЫона» и «Форума»: если бы я не уехал из Молдавии, то стал бы артистом уровня Марии Биешу!

Сергей Рогожин, который родился в Молдове, рассказал о том, как его творческая карьера началась с... воровства
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments1
Сергей Рогожин — человек известный и популярныйСергей Рогожин — человек известный и популярный
Изменить размер текста:

Сергей Рогожин — человек известный и популярный. Был солистом таких культовых в 80-90-х групп как «АукцЫон» и «Форум», снимался в фильме «Взломщик», сериалах «Улица разбитых фонарей», «Литейный, 4»... Затем заслуженный артист России вдруг стал финансовым консультантом, дает советы членам правительства РФ и звездам российской эстрады, куда лучше вкладывать деньги. Но начали мы разговор с Сергеем с самого его детства, ведь родился он в небольшом поселке под Бельцами.

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Я родился в Лазовске, пошел там в первый класс, отучился четверть, потом мы переехали на Украину, - говорит Сергей. - Мама моя — наполовину молдаванка, из под Одессы, работала учителем французского языка. Папа — русский, москвич коренной. Он закончил МГУ, юрист, его хотели оставить в Москве, но он был очень патриотично настроен и попросил, чтобы его послали туда, где он будет нужнее всего. Его и заперли в глухом молдавском селе с сотней нераскрытых преступлений. Он работал следователем прокуратуры.

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Наверное, давно не были на Родине?

- Очень давно. Достаточно давно был в последний раз в Приднестровье. И меня очень поразила бедность, которая там была. Из детских воспоминаний остались солнце, виноград... Долгое время в Кишиневе жила моя бабушка, потом она переехала, мамина родная сестра до сих пор живет в Кишиневе, мы с ней периодически общаемся.

- По вашим словам, все, что происходит, заранее предопределено. Может, если бы вы родились не в Молдавии, а в другом месте, то не стали бы артистом?

- Думаю, что стал бы... Если бы я остался в Молдавии, если бы я никуда не переехал, ни в Россию, ни в Украину, то я бы, наверное, стоял бы рядом с Марией Биешу и был бы народным артистом Молдавии!

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Это круче?

- Не знаю. Молдавия — очень маленькая страна, каких-то больших и очень известных артистов мало.

- Ваша певческая карьера началась оригинально...

- Журналисты очень любят брать у меня интервью, а потом выходит статья, в принципе, нормальное интервью, но заголовок такой - «Певческая карьера началась с воровства». Ловят хайп с такими заголовками. Понимаю, что газетам надо выживать, но я не очень такое приветствую.

- Обещаю, что в моей статье такого заголовка не будет!

- Во времена моего детства очень популярна была грузинская певица Ирма Сохадзе, которая исполняла оранжевую песенку: «Оранжевое небо, оранжевая мама, оранжевые дети оранжевые песни оранжево поют». И, видимо, «наверху» было принято решение, что в каждом регионе должен быть свой поющий ребёнок. Мы жили тогда еще в Молдавии. И по детским садикам ходила приёмная комиссия, которая набирала детей под этот проект... Выбрали меня. Разучили песню, придумали, что я буду выступать в национальном костюме – в шароварчиках, рубашке, в расшитой жилетке, в сапожках и папахе. Но вот закавыка – нигде не могли найти шапки такого маленького размера…И сшить не успевали – концерт на носу. А какое для артиста выступление без костюма?! Мне было лет пять-шесть, я не понимал, что такое воровство. Я тогда не украл, а взял с осознанием того, что верну! Я просто понимал, что мне тогда это нужнее. Я думаю, что мне тогда эту шапку-молдаванку Бог послал. У меня был молдавский костюм, я был ребенком и было крайне сложно найти каракулевую шапку такого маленького размера. Невозможно было найти, мои родители убегались и не нашли. И, когда уже надо было идти на концерт, буквально бежать, не знаю, как так получилось... У нас в доме было два крыльца — наше и соседей. Я забежал на крыльцо к соседям. В доме у них никого не было. Но на столе лежала эта шапка. Вот откуда она взялась там?! Почему?! Почему в этот день?! Почему я забежал к ним?! Считаю, что я так сильно эту шапку хотел, что Бог мне ее послал! Просто квартиры перепутал...

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Вы всегда участвовали в «песне года», мешки писем за «Форум» и «АукцЫон» приходили. Но вас же давно нет в телевизоре...

- Раньше это называлась советская, потом российская эстрада. Потом появился шоу-бизнес. Я участвовал в программах «Песня года» тогда, когда телевидение было государственным. Почему сегодня Ион Суручану не приезжает и не участвует в «Песне года»? Очень много исполнителей, которые участвовали раньше, сегодня не участвуют. Потому что телевидение перестало быть государственным. Появились медиа-группы, медиа-магнаты, которые все подмяли под себя. Появились, грубо говоря, люди, которые получали эфирное время по рублю за метр, а продавали по сто. Я ушел, это был 93-95 год, когда стало просто невыносимо, когда все эфиры стали платными. Раньше на «Песню года» нас приглашали, оплачивали дорогу, проживание, платили суточные... Сейчас поборы с артистов никого не интересуют, сейчас интересует только реклама. А рекламодатель идет на рейтинг. Поэтому сейчас такое количество передач, которые хотят поймать хайп, моментальный рейтинг, все, что делается вокруг Малахова, детекторов лжи... Поэтому, когда меня приглашают в такие передачи, мне оплачивают все расходы, а, если очень во мне заинтересованы, то предлагают гонорар, в зависимости от той информации, которую, грубо говоря, я готов выдать.

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Когда в конце девяностых случился кризис, вам пришлось заняться бизнесом. Ваша сольная деятельность, наверное, не основной источник дохода?

- Я занимаюсь финансовым консультированием, консалтингом. Это австрийская компания, я стал ее директором. Это бизнес, которым я могу управлять удаленно, дистанционно, мне для этого не надо каждый день ходить в офис. Был момент с 1999 по 2003, может, 2005 годы, когда я этим бизнесом плотно занимался, я его выстраивал. Сегодня он требует контроля, но не моего ежесекундного участия. Игорь Корнелюк, например, мой клиент, писательница Наталья Правдина. А я совершенно спокойно занимаюсь творчеством. Считаю себя невероятно счастливым человеком! Я это понял, когда разговаривал с одной очень известной певицей, не буду ее называть. Она записала новый альбом. Мечется по квартире, переживает: «не знаю, будут ли песни с альбома крутить на «Русском радио» или нет?» Я ей говорю: «Ты сделала отличный, шикарный альбом! Чего ты переживаешь?! Какая разница, будут крутить или нет?!» Она так посмотрела на меня: «Серега, мы - на разных берегах! У тебя еще есть бизнес, а я, кроме этого, ничего не умею делать!» Я понял выгоду моего положения, потому что я не занимаюсь шоу-бизнесом, в отличие от многих моих коллег. Я делю шоу и бизнес. Вместо шоу у меня творчество, оно независимое, мне совершенно неважно, будут меня «крутить» или нет, буду мелькать на телевидении или нет. Мне абсолютно наплевать, возьмет ли меня «Русское радио»... Я собираю залы, мне платят неплохие деньги, я востребован.

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

- Приехали бы к нам, в Молдову с концертом!

- Я бы с удовольствием приехал, но должны быть люди, которые возьмут на себя организацию этого процесса. Я же просто так не приеду в подземном переходе выступать.

Фото из архива Сергея Рогожина

Фото из архива Сергея Рогожина

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также