2018-07-31T07:50:38+03:00

«Бьют во всех полициях и тюрьмах мира»: почему в колониях случается самоуправство, и как избежать подобных вещей

Резонансная история в Ярославской колонии обсуждается и в других регионах: несколько месяцев назад аналогичное ЧП случилось в Красноярском крае
Поделиться:
Комментарии: comments7
В Красноярском крае сейчас расследуется дело об избиении в одной из региональных колонийВ Красноярском крае сейчас расследуется дело об избиении в одной из региональных колоний
Изменить размер текста:

Продолжается расследование ЧП в ярославской колонии, где сотрудники ФСИН пытали осужденного Евгения Макарова, а шокирующее видео появилось потом в Интернете. Почему такое происходит, как избежать подобных вещей? Об этом мы поговорили с Александром Назаровым, председателем общественного совета ГУФСИН Красноярского края, - региона, где расположено бОльшее, по сравнению с другими территориями, количество исправительных учреждений. И где, кстати, сейчас расследуется другая похожая история, также ставшая достоянием Интернета. (Александр Назаров - доктор юридических наук, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики красноярского юридического института).

- Случай в ярославской колонии – дикий, вопиющий, требующий самого серьезного расследования. Я посмотрел этот сюжет, возмущен, негодую. Как и все жители станы.

В Красноярском крае сейчас расследуется дело об избиении в одной из региональных колоний. Также ролик попал в интернет – на нем сотрудники колонии выстраивают заключенных вдоль стен, потом заводят по одному в душевую, где бьют по голове и по телу. «Пикантности» ролику, если так можно выразиться, придает тот факт, что в душевой громко играет классическая музыка... Сотрудники ФСИН много матерятся. Ролик был опубликован 21 апреля этого года, а когда происходило действо, еще выясняется следователями. Равно как и то, как видео попало в интернет...

Красноярск. Ролик был опубликован 21 апреля этого года, а когда происходило действо, еще выясняется следователями

Красноярск. Ролик был опубликован 21 апреля этого года, а когда происходило действо, еще выясняется следователями

Так что говорить о том, что у нас все гладко и хорошо, или в других регионах, и нет никаких нарушений прав осужденных, было бы не правильно.

На первом месте – работа с кадрами, с сотрудниками. Приходит много молодежи. Человек, который получил форму, звездочки на погоны и спецсредства, считает себя непогрешимым, влиятельным, авторитетным, но не имеет жизненного опыта, чтобы справляться с разного рода ситуациями.

Им надо объяснять, что такое статья 286, «превышение должностных полномочий», что такое имидж сотрудника силовой структуры. Как опасно нарушаешь эти требования.

Второй момент – каждый квадратный сантиметр в исправительном учреждении должен быть перекрыт видеокамерами. В наших колониях камеры сейчас стоят везде, видео с них хранится месяц. Более того, у каждого сотрудника есть видеорегистратор, это часть его формы. Он включается в дежурной части, как только сотрудник заступает на службу, и выключается там же, как только заканчивается смена. Регистратор работает непрерывно и пишет все. Преимущество его перед стационарной камерой в том, что он пишет не только видео, но и звук (записи хранятся в течение месяца). И никак нельзя обмануть камеру, выключить регистратор, если запись по каким-то причинам прервалась, и для внутренней службы, и для многочисленных внешних проверок, общественных комиссий, это сразу повод заподозрить – что-то было не так, где-то допущено нарушение. В то, что, к примеру, техника «случайно сломалась», никто не поверит.

При всем при этом, даже когда каждый шаг пишется на видео, и все это знают, инциденты происходят. Работа в системе ФСИН очень сложная.

Контингент специфический. Осужденные нарушают режим, правила внутреннего распорядка, провоцируют сотрудников. «Гражданин начальник, да что вы мне предъявляете, и прочее, и прочее».

А «гражданин начальник» иногда не в силах сдержаться. Человеческий фактор. Причем съемка на видео для осужденных зачастую – не препятствие. Да, его могут посадить в изолятор, наказать, но оттуда он выйдет для своих - «героем», а для общества – пострадавшим, чьи права нарушены.

Красноярск. Ролик попал в интернет – на нем сотрудники колонии выстраивают заключенных вдоль стен

Красноярск. Ролик попал в интернет – на нем сотрудники колонии выстраивают заключенных вдоль стен

Надо работать законными способами.

Хотя, кстати, закон разрешает применять в определенных случаях скажем так, насилие. Дубинку, газ, наручники. Если ситуация угрожает порядку, вышла из-под контроля.

К примеру, сотрудник администрации говорит осужденному: вы должны проследовать туда-то и туда-то. А тот в ответ – да никуда я не пойду. Что хотите со мной, то и делайте. И что? Сотрудник должен расплакаться и ничего не делать?

Сначала словами объяснить, потом вызвать группу быстрого реагирования, а она унесет уже куда надо и как надо. Это неприятная иногда, болезненная процедура. После этого возникают жалобы – как со мной жестоко обращались... И больше – тоталитарное государство, обращение жестокое, должностных лиц не наказывают, пытки процветают, администрация коррумпирована. Зерна от плевел надо отделять всегда. Есть и такой момент, что провокации совершаются порой извне. Раскачивание обстановки в обществе, достижение каких-то политических целей. Поддержка финансовая осужденных, которых можно использовать для дестабилизации общества в целом.

Сакральную фразу в свое время произнес наш ученый из Сибирского федерального университета, известный российский правозащитник, профессор Александр Горелик. «Бьют во всех полициях и тюрьмах мира. Разница только в том, как власти к этому относятся».

В любом случае – надо проводить эффективное расследование.

Виноват сотрудник – наказать сотрудника. Виноват осужденный – пусть страдает осужденный. Выстраивать это все не на чьих-то словах, а на доказательствах. Это и есть стандарт работы государства.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также