2018-08-12T15:23:46+03:00

Как в Кишиневе две дамы постбальзаковского возраста превратили русофоба в романтика

Забавная история произошла в столичном троллейбусе: женщины своей добротой и обаянием растопили сердце мужчины, который собирался устроить скандал на языковой почве
Светлана Деревщикова
Поделиться:
Комментарии: comments33
Фото: DepositphotosФото: Depositphotos
Изменить размер текста:

И еще про троллейбусных старушек. Заходят на остановке две дамы постбальзаковского возраста, веселые, шумные, энергичные. Одна другой, занимая переднее сиденье, довольно громко:

- Валюша, тут место есть, иди сюда!

И садятся напротив друг друга. А третьим к ним подсаживается мужичок - тоже очень немолодой, но крепенький, от которого явственно исходят волны агрессии и раздражения.

- А вы из России, да?

- Нет, мы из Кишинева.

- А почему же вы тогда по-русски разговариваете? Вы живете в Молдове и должны говорить по-румынски. Вот я почему-то знаю русский, а вы так и не выучили язык той страны, где живете.

Ну и так далее, с явным расчетом на скандал. Но тетки втянуть себя в склоку по языковому вопросу не дали, а стали его иронично-кокетливо подкалывать, мол, ах вот как теперь ухаживают за дамами.

И чувак вдруг понял, что он таки действительно, оказывается, ухаживает!

- А как вас зовут?

- Валя.

- Алла. А вас?

- Павлик.

- Павел... Красивое имя.

- А сколько вам лет?

- Па-авел, дамам нельзя задавать такие вопросы.

- Это наш маленький женский секрет!

И так они флиртовали на протяжении нескольких остановок, и грузный Павлик чему-то весело смеялся и говорил комплименты.

. - А вы замужем? И дети есть?

- И дети, и внуки.

- А я вот один живу, - пригорюнился Павлик. - Жена умерла, дети в России работают.(!)

- Да-а, одному тяжело, - сочувственно покивали Алла и Валя.

- А мне уже выходить пора... Эх, девочки, если бы вы знали, какие вы хорошие! Таких как вы мало в Молдове осталось! Я получил огромное удовольствие от общения!

Выйдя из троллейбуса, он энергично постучал кулаком по стеклу, чтобы привлечь их внимание, и приветливо махал им рукой, а потом еще долго смотрел, как троллейбус увозит Аллу и Валю к мужьям, детям и внукам.

А я представила, как Павлик приходит в свое одинокое жилище, и начинает, как всегда, читать или слушать опять что-нибудь про злобных русофонов, которые мешают нашему движению в светлое европейское будущее, а сам вспоминает девочек Аллу и Валю, и как с ними было славно и весело, и вот бы еще встретиться и поговорить, потому что поговорить-то живому человеку хочется, и неважно даже, на каком языке.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также