2018-08-14T11:09:22+03:00

Заминированный фарватер

Там, где сегодня возвышается дамба, в годы блокады проходили транспортные пути, связывающие осажденный Ленинград с Ораниенбаумским плацдармом и островами в Финском заливе
Поделиться:
Германские минные заграждения на Финском заливе. Фоторепродукция Анатолия Аграфенина.Германские минные заграждения на Финском заливе. Фоторепродукция Анатолия Аграфенина.
Изменить размер текста:

Не случайно эту трассу по примеру легендарной ладожской назвали Малой дорогой жизни. Два с половиной года по ней беспрерывным потоком – летом по воде, зимой по льду – в Ораниенбаум и острова шли хлеб, вооружение, медикаменты, а в обратном направлении вывозили мирных жителей и раненных.

Время разбрасывать «камни»?

В боях на подступах к Ленинграду в сентябре 1941 года фашисты прорвались к Петергофу и отрезали от основных сил большую группу наших войск на южном побережье Финского залива. Так образовался Ораниенбаумский плацдарм. Все попытки немцев сломить сопротивление красноармейцев и краснофлотцев результатов не дали. Ораниенбаумский плацдарм не только сковывал огромные силы врага. В период блокады отсюда прикрывали проход наших подводных лодок к островам Сескар и Лавенсаари (ныне Мощный), откуда они отправлялись в рейды в открытую Балтику, в тыл врага.

Наши подводные лодки первыми вырвались из блокады. Счет потопленных ими кораблей противника шел на десятки. Значительные силы германского флота были мобилизованы на поимку этих неуловимых охотников. Но искать субмарину в море, что иголку в стоге сена. Чтобы перекрыть пути в Балтику, немцы неустанно минировали Финский залив. А в 1943 году даже пошли на беспрецедентный шаг: в дополнение к минным заграждениям перекрыли выход в Балтику сплошной металлической сетью. Ее день и ночь охраняли авиация, противолодочные корабли и катера.

- Использование колоссального количества мин и сплошных сетевых противолодочных заграждений требовало огромных затрат от Германии и покоренной ею Европы, - говорит известный военный историк, писатель, научный сотрудник Музея истории Кронштадта, капитан второго ранга в отставке Владимир Крестьянинов. – Но немцы пошли на это. Даже одна наша подводная лодка могла сковать все движение на Балтике. Она не только торпедировала корабли. Германия несла немалые косвенные потери. Там где появлялись наши субмарины, нужно было закрывать фарватер, вести траление – а вдруг она поставила мины? Тем временем в портах скапливались суда, возникала опасность массированных налетов британской авиации. К тому же останавливалось движение транспортов, доставлявших из Швеции руду. Несколько дней – и сотни «Тигров» остались без брони. Это в разгар-то решающих сражений под Сталинградом и на Курской дуге!

Плакат времен Великой Отечественной войны. Фоторепродукция Анатолия Аграфенина.

Плакат времен Великой Отечественной войны. Фоторепродукция Анатолия Аграфенина.

Мечта фашистов захватить Ленинград и превратить Балтику и Финский залив в свое внутреннее море так и не сбылась. В январе 1944 года была полностью снята вражеская осада города на Неве. А началось наступление наших войск с Ораниенбаумского плацдарма, небольшого участка земли, которую удалось отстоять в жестоких боях первых месяцев войны.

Недолго продержалась и минная блокада Финского залива. В сентябре 1944 года из войны вышла Финляндия и открыла для нас свободные от мин шхерные фарватеры вдоль своих берегов. Но три года беспрерывного минирования Балтики оставили опасное наследие.

Группа морских офицеров, награжденных орденами и медалями за разминирование территории строящегося комплекса защитных сооружений Ленинграда от наводнений, 1986 год. Из архива Владимира Крестьянинова.

Группа морских офицеров, награжденных орденами и медалями за разминирование территории строящегося комплекса защитных сооружений Ленинграда от наводнений, 1986 год. Из архива Владимира Крестьянинова.

Пахари моря

Всего за годы войны только в Финском заливе было установлено 66 500 мин. «Суп с клецками», - с горькой иронией называли моряки привычные фарватеры. Плавать в них без разминирования было смертельно опасно.

Основной способ борьбы с минами на море – траление. Трудный, опасный и долгий процесс. Тральщиков часто называют «пахарями моря». Они первыми пролагают путь по заминированному заливу. Эти небольшие боевые корабли имеют осадку меньше эсминцев, крейсеров, гражданских судов и, по идее, должны проходить над минами.

- Но это только в теории, - говорит Владимир Крестьянинов. – На самом деле мины оснащены различными защитниками и ловушками, к тому же противник нередко ставил мины с малым углублением специально против катеров-тральщиков. Тральщики настоящие камикадзе. И, увы, в годы войны и уже в мирное время многие наши товарищи погибли, освобождая море от мин.

Окончательно Балтику открыли для плавания судов только в 1963 году. Но вплоть до конца 1960-х в эфире вдруг звучали срочные радиограммы: «Всем судам! Обнаружена дрейфующая мина. Соблюдайте осторожность!».

Радиограмма.

Радиограмма.

В Кронштадте много лет работала Группа разоружения и подрыва. Ее участники и водолазы Лениниградской военно-морской базы неоднократно награждались боевыми орденами и медалями. Только с 1966 по 1980 годы в Финском заливе было обнаружено и обезврежено 22 донных, 62 якорных мины и минных защитника, 15 072 взрывоопасных предмета – снаряды различных калибров, гранаты и другие.

Тревожное лето 1986 года

Владимир Крестьянинов написал десятки книг о Цусимском сражении, легендарных кораблях русского флота, любимом Кронштадте и его истории. Но это сегодняшнее его мирное занятие. До ухода в отставку он служил на Балтийском флоте и, как специалист по минно-тральному делу, участвовал в опасных операциях.

Владимир Крестьянинов с одной их своих новых книг. Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Владимир Крестьянинов с одной их своих новых книг.Фото: Анатолий АГРАФЕНИН

Когда началось строительство защитных сооружений Ленинграда от наводнений, в ковшах землечерпалок то и дело начали появляться небезобидные «приветы» из прошлого. Землечерпалка «Ладожская» в стороне от кронштадтского фарватера подняла летом 1986 года фашистскую глубинную мину весом в тонну. Тут же вспомнили, что рано утром 22 июня 1941 года над заливом были обнаружены немецкие самолеты, что-то сбрасывающие на парашютах. «Минируют фарватер!», - поняли дежурные офицеры ПВО. Наши артиллеристы отогнали вражеские бомбардировщики, не дав прицельно завершить свою диверсию.

Фашисты предпринимали попытки постановки мин при помощи авиации и в 1942, и 1943 годах, но парализовать судоходство так и не смогли. Им противостояли наши артиллеристы, летчики, бойцы постов противоминного наблюдения. Часть мин тут же уничтожалась глубинными бомбами катеров типа «малый охотник», часть – в ходе боевого траления. Под огнем наших зениток многие самолеты бросали мины мимо цели – на мелководье и на берег. Одну из таких «потеряшек» и обнаружили 45 лет спустя… Мину взорвали в открытом море. Подальше от любопытных глаз.

В момент разминирования, 1986 год. Из архива Владимира Крестьянинова.

В момент разминирования, 1986 год. Из архива Владимира Крестьянинова.

Только завершили операцию, а ковши землечерпалки подняли еще несколько мин. Начали обследование. Водолазы обнаружили мощный подводный фугас, состоящий из якорных мин, соединенных кабелями с южными фортами № 2 и № 3.

Без малого сорок дней длилось разминирование. На поверхность извлекли около 80 взрывоопасных предметов.

Все они оказались периода… Первой мировой войны. Очевидно, их установили, чтобы защитить Петроград от возможного прорыва флота еще кайзеровской Германии.

- Коррозия разъела металл, мины потеряли форму, тротил напоминал окаменевшее мыло, пироксилин – опилки… Казалось, это оружие уже потеряло свою боеспособность, - говорит Крестьянинов. – Опасные находки очень бережно перевезли на форт «Павел», который в советское время использовали для уничтожения такого рода предметов. Взрывы гремели огромной силы.

За проведение этой операции В.Я. Крестьянинов и его товарищи были удостоены правительственными наградами. А воды Финского залива стали безопаснее.

-

-

Еще больше материалов по теме: «Путь на острова»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также