2018-09-12T15:38:29+03:00

Зачем воронежцы собираются поговорить о смерти за чаем

Рассказываем о новом для нашей страны явлении
Поделиться:
Комментарии: comments5
Встречи подходят для всех, у кого есть потребность выговориться, но не предназначены для людей, переживающих тяжелую депрессию или кризис, так или иначе связанные со смертьюВстречи подходят для всех, у кого есть потребность выговориться, но не предназначены для людей, переживающих тяжелую депрессию или кризис, так или иначе связанные со смертьюФото: Виктор ЛЕВШАКОВ
Изменить размер текста:

"Двум смертям не бывать, а одной не миновать!", - в порыве бравады говорят русские. И порой кажется, что вообще относятся к собственной жизни не особо всерьез. Но вот швейцарский социолог Бернар Кретта однажды заметил, что у многих есть скрытая потребность обсудить тему смерти, однако приличия и табу не дают. А как только человек получает возможность сделать это «легитимно», без риска оттолкнуть или ранить окружающих, его буквально «прорывает». Поэтому Кретазз придумал проводить встречи за чашкой горячего напитка с единственной целью - поговорить о том, что все мы конечны.

Его идею развил веб-дизайнер из Великобритании Джон Андервуд - ныне покойный, и теперь это явление, названное Death Cafe, шагает по планете. В России такие места есть всего в двух городах - Москве и Воронеже.

От этого не умирают

Помните человека из анекдота, который вышел на кухню попить воды и увидел ма-а-аленькую смерть с такой же маленькой косой? «Да я не к тебе, а к канарейке», - успокаивает гостья. Мужик выдыхает, понимая, что какое-то время у него все же еще есть. Возможно, подобный эффект имеют и эти бесплатные встречи.

В Воронеже они проходят в Доме прав человека под кураторством психологов Ирины Жирковой и Марины Фадеевой. Местноге Death Cafe стало 911-м в мире. Формат таков: в качестве модераторов присутствуют психологи, количество участников - до 15 человек.

Организаторы предупреждают, что это не кризисная поддержка для людей, переживающих острое горе. Заданного плана или сценария не предусмотрено. Нет и какой-то концепции или идеи: здесь не важно, какого вы вероисповедания и верите ли вообще в «что-то большее». Тут не вырабатывают позитивное отношение к смерти и не нагнетают печаль по поводу неизбежного конца. Смерть просто есть - и это факт, хотя и грустный. Попытки его не замечать только усиливают напряжение.

Чтобы немного разрядить обстановку, экзистенциальный психолог Ирина Жиркова после объяснения правил заявляет:

- Подсчитано, что в мире Death Cafe посетили уже порядка 70 тысяч человек. И знаете, пока никто из них не умер!

Все рассмеялись.

- Хотя, может, кто-то и умер, конечно, - добавляет Ирина. - Но мы тут ни причем!

За спиной психолога страдальчески заскрипела тяжелая дверь и открыла взгляду коридор, залитый зеленоватым светом тусклых ламп... Никто не вошел.

- Вот, пожалуйста, - Джон Андервуд собственной персоной! - хихикнула Ирина.

«Прошел год, а вы не забываете, котлеты жарите - значит, любите»

Поначалу собравшиеся лишь изредка встречаются глазами. Интересуются, кто какой чай пьет, и разливают его по кружкам. Ищут место на столе для бисквита. В общем, играют в кукольный званый ужин и делают вид, что не происходит ничего необычного. Когда же становится понятно, что нужно начинать, повисает неловкая тишина, и в ней то шуршит пакетом, то гоняет по полу виноградину черно-белый кот, заглянувший на огонек.

- Это будет наш специальный кот, - предлагает Ирина.

- Да, он своей расцветкой как будто символизирует два начала: жизнь и смерть, как Инь и Ян, - отмечает одна из участниц.

Звучит призыв:

- Выскажитесь, для чего вы сюда пришли.

- Я Алла, - подает голос женщина слева от меня. - Скоро годовщина смерти близкого родственника. Старшая сестра, с которой у нас большая разница в возрасте, изводит меня обсуждениями, как подготовиться к поездке на кладбище: «Давай продумаем, что будем готовить. Может, ты котлеты пожаришь? Или это у нас что, среда будет? Среда - постный день. Значит, нужно приготовить рыбку. Может, салатик с кальмарчиками». Когда слышу в очередной раз эти «вариации на тему», закипаю и стискиваю зубы. Не понимаю, почему нельзя просто вспомнить человека добрым словом и поставить свечку в церкви. Наверное, это меня и привело к вам.

Тут у Аллы начинает звонить телефон. Оказывается, это кто-то из родственников, по поводу поминального обеда. Она извиняется и выходит за дверь. Из коридора доносится: «Ну, что на этот раз?». Когда Алла возвращается, девушка по имени Саша предполагает:

- Может, твою сестру уже сейчас волнует, будут ли помнить ее после смерти? Поэтому она стремится сделать все по правилам. Для нее это как репетиция. Мол, прошел год, а вы вот - не забываете, котлеты жарите, все в порядке. Значит, любите.

Как оказалось, следование традициям раздражает многих. Но чтобы не дискредитировать традиции полностью, в их защиту высказывается Маргарита:

- Знаете, когда мы собрались всей большой семьей, приехав из самых дальних уголков, чтобы помянуть двоюродную бабушку, мне это даже понравилось. Было так светло и трогательно, когда мы вспоминали истории, связанные с ней, смеялись и плакали. И ели всю вот эту еду по списку - ну, что там положено? Если совсем честно, я даже не знаю, когда бы мы еще собрались в таком составе...

Тот самый кот, черно-белый окрас которого навел всех на размышления о единстве двух начал - жизни и смерти

Тот самый кот, черно-белый окрас которого навел всех на размышления о единстве двух начал - жизни и смерти

«На сорок дней к дому прилетела белая голубка. Это была мамина душа»

Далее некоторые стали задаваться вопросом: а есть ли у них вообще какие-то пожелания на тему конца? И стоит ли ставить об этом в известность родных?

- Мы с моей бабушкой поговорили о ее похоронах очень открыто. Она попросила меня о кремации. Я сказала: «Без проблем», - рассказывает Настя. - В идеале урну нужно отвезти на Сахалин, чтобы разместить ее рядом с могилой моей мамы.

Все одобрительно закивали, говоря о том, что это и есть пример доверительных отношений между близкими родственниками.

Ирина сочла нужным предупредить:

- Имейте в виду, нельзя воспринимать Death Cafe как способ подготовиться к будущим утратам заранее. К этому нельзя подготовиться. Даже если человек долго болел и вы точно знали, к чему все идет, вам все равно будет тяжело, поверьте.

Настя не спорит, ведь у нее есть опыт прохождения через все стадии горя. Она рассказывает, что ощутила после ухода мамы:

- Могу заверить, этот опыт заставит вас повзрослеть, сто процентов. Мне пришлось ощутить эту вынужденную взрослость, о которой я не просила. Немного посветлело у меня на душе вот от чего. Когда прошли сорок дней, к нашему дому прилетела белая голубка. Она не улетала три дня подряд, сидела почти все время на заборе. Папа тогда сказал: «Это мамина душа, она прощается». Мне его слова так понравились. Может, это правда? А если душа продолжает существовать, значит, и смерти нет. Я вполне в это верю.

У всех в глазах стоят слезы, а черно-белый кот уже спит на одном из кресел. Вопросы жизни и смерти его не касаются, ему все равно.

Как провезти прах в поезде? Конечно, в банке из-под кофе

То, что мы называем черным юмором - часто способ справиться с тревогой Фото: из архива «КП»

То, что мы называем черным юмором - часто способ справиться с тревогойФото: из архива «КП»

В какой-то момент хотелось сказать: ну вот, подвезли «шуточки за 200». Рано или поздно должна была наступить минутка черного юмора, необходимого, как анестезия. Так и произошло. Сначала один из собравшихся задался вопросом, можно ли перевозить урны с прахом в поездах и самолетах. Когда выяснилось, что с этим могут возникнуть сложности, кто-то находчивый предложил выход:

- Пересыпать в банку из-под кофе!

Дальше - больше:

А я слышал, что есть такая фишка - хранить прах в игрушках из секс-шопа. Чтобы не расставаться!

Если оставить в стороне смешки или обвинения в кощунстве и задуматься о сути, то последнее - опасный симптом: говорит о затянувшемся кризисе, неумении отпустить. Участники посчитали, что «иконостас» из портретов - проявление того же рода.

- Вот приду я домой с мужчиной, а на меня мама с серванта смотрит! - говорит одна из девушек.

Все смеются или улыбаются - флер страха и запретности темы несколько отступает.

Вообще, справиться со страхом, потрогать рукой неведомого зверя - возможно, это именно та мотивация, которая приводит людей в Death Cafe. Но некоторые считают, что есть и другая: иногда нужно поговорить о смерти, чтобы сильнее полюбить жизнь и лучше понять себя.

*Имена участников и некоторые обстоятельства изменены.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Палка о двух концах

- Знаете поговорку, согласно которой можно ножом хлеб нарезать, а можно человека убить? Так и любая идея, - считает гештальт-терапевт, к которому мы обратились за комментарием (имя свое он попросил не называть). - Так и здесь - успех этих встреч зависит от людей, от того, что там происходит. Но сама идея собираться и делиться переживаниями, если больше не с кем, имеет право на существование. Некоторые могут, наверное, относиться к такому явлению недоверчиво. Если есть опасения, не подтолкнут ли подобные разговоры к суициду, сразу скажу: это неправдоподобно. На мой взгляд, люди пытаются наложить на себя руки, когда, наоборот, поговорить не с кем, когда ты одинок. Вот тогда делается такой выбор.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также