2018-09-14T14:30:03+03:00

Додон — Красносельский: миротворчество президентов

Похоже, переговорный формат «1+1» в лице глав ПМР и РМ снова может набрать ход.
Андрей МОСПАНОВ
Поделиться:
Комментарии: comments1
Фото: izborsk.mdФото: izborsk.md
Изменить размер текста:

О том, для чего может пригодиться переговорный формат «1+1», — в статье заместителя директора ИСПИРР Андрея Моспанова, опубликованной аналитическим порталом «Ритм Евразии».

В начале сентября прошла очередная, четвертая за последние полтора года встреча президентов Молдовы и Приднестровья Игоря Додона и Вадима Красносельского. При этом президенты договорились встретиться еще раз до конца года. Похоже, переговорный формат «1+1» в лице глав ПМР и РМ снова может набрать ход.

На фото в резиденции И. Додона в Кондрице (первая часть встречи проходила тет-а-тет и «без галстуков») президенты выглядели довольно непринужденными, между ними по крайней мере не ощущалось какого-то видимого напряжения. Насколько можно понять, вновь было подтверждено согласие по одному из основных вопросов молдо-приднестровской повестки – о том, что миротворческая операция на Днестре должна продолжаться. И. Додон заявил, что «операция успешна, и никаких вопросов насчет ее целесообразности не может быть». А В. Красносельский выразил удовлетворение тем, что у него с молдавским коллегой «есть общая позиция – сохранение миротворчества».

Такая совместная позиция, акцент обоих собеседников на продолжении миссии миротворчества очень важен, особенно на фоне тех резких и необоснованных нападок на миротворческий механизм, которые наблюдались в последние полтора года со стороны правительства и парламента РМ.

Главы Молдовы и Приднестровья также выразили общую озабоченность состоянием экологии Днестра и сохраняющимся намерением Украины построить в верховьях реки шесть гидроэлектростанций. Правда, как повлияет эта озабоченность на планы Киева, пока не очень понятно.

В. Красносельский повторил, что о политическом урегулировании отношений между Кишиневом и Тирасполем говорить рано, а работать надо над гуманитарными, культурными и социально-экономическими проблемами. И. Додон, похоже, с ним спорить не стал, подчеркнув, что «это конструктивный диалог, которого раньше не было, и мы будем его продолжать в интересах жителей и левого берега, и правого».

Конечно, зримых прорывов нынешняя встреча не принесла, но их и не ожидали. До выборов в молдавский парламент, которые должны состояться в феврале 2019 г. и прояснить дальнейшую судьбу Партии социалистов РМ, какого-то эпохального переговорного продвижения в «президентском» формате не будет. Сегодня существеннее, пожалуй, другое – сам контакт между лидерами, создание между ними той атмосферы, которая в перспективе, возможно, позволит вырабатывать важные решения.

***

Четыре встречи за полтора года – это не так много, их могло быть, наверное, и больше. В 2017 г. работа формата «1+1» начиналась многообещающе – Игорь Додон и Вадим Красносельский встретились уже 4 января. На тот момент и один, и другой едва вступили в должность. Первая встреча, прошедшая в приднестровском городе Бендеры, помогла тогда разблокировать деятельность главного миротворческого органа – Объединенной контрольной комиссии.

В начале 2017 г. обсуждались и вопросы, по которым на сегодняшний день уже есть немалый прогресс, – признание приднестровских вузовских дипломов, участие автотранспорта из ПМР в международном движении, сотрудничество сторон в области электросвязи. В. Красносельский тогда заявил, что его радует «стремление президента Молдовы искать компромиссы». По итогам январской встречи президенты зафиксировали «пакет из восьми пунктов» – каждая сторона предложила по четыре вопроса, требовавших решения в первоочередном порядке.

Но после этого в отношениях Кишинева и Тирасполя появились новые сложности: на два с лишним месяца было сорвано подписание контракта на поставку в Молдову электроэнергии Молдавской ГРЭС, молдавские власти также начали предпринимать реальные шаги для создания системы совместного молдавско-украинского контроля на приднестровско-украинской границе, что угрожало (да и сейчас угрожает) частичным блокированием внешнеэкономической деятельности ПМР. И. Додон и В. Красносельский еще встретились 30 марта и предварительно решили провести третью встречу в мае 2017 г.

Однако она уже не состоялась – у глав ПМР и РМ начался период охлаждения, взаимных заочных пикировок и резкостей. В апреле Красносельский раскритиковал инициативу Додона о выделении Приднестровью мест в молдавском парламенте после введения в РМ смешанной избирательной системы. «Это чистый такой популизм и пыль в глаза», – заявил он. Также приднестровский президент обвинил своего коллегу в невыполнении договоренностей, достигнутых на двух первых встречах. Тирасполь, в частности, предлагал тогда подготовить совместное обращение двух президентов к действующему председателю ОБСЕ Себастьяну Курцу с просьбой созвать встречу в переговорном формате «5+2». И. Додон вроде бы поначалу «добро» на это дал, но ничего так и не было сделано.

В Тирасполе также обращали внимание на то, что Додон совсем перестал упоминать о возможной федерализации Молдовы и фактически поддержал введение совместного молдавско-украинского таможенно-пограничного контроля для Приднестровья. «Несмотря на то, что Игорь Додон позиционирует себя как пророссийский политик, в Москве ему никто Приднестровье сдавать не собирается», – подвел под всем этим тогда черту В. Красносельский.

Молдавский президент, в свою очередь, в конце мая 2017 г. заявил, что «независимости у Приднестровья не будет никогда» и что в ПМР «можно было построить второй Дубай» с учетом того, что республика «никогда не платила за российский газ». Дальше – больше: Додон пообещал, что «реинтеграция страны произойдет в ближайшие годы, независимо от того, что говорят некоторые лидеры некоторых регионов Республики Молдова, которые де-факто контролируются или нет в последнее время». Он назвал «предателями» тех, кто на правом берегу готов был бы дать Приднестровью независимость.

В ноябре 2017 года, когда В. Красносельский вместе с молдавским премьером П. Филипом открыли движение по мосту через Днестр в районе сел Гура-Быкулуй и Бычок, многим показалось, что теперь формат «1+1» будет выглядеть по-иному – без И. Додона. В феврале нынешнего года молдавский президент в одном из интервью пожаловался: «Когда я говорю Красносельскому: давайте садиться за стол и говорить, они говорят – нет, мы не хотим, у нас есть Плахотнюк и демократы (олигарх Владимир Плахотнюк и правящая в РМ Демократическая партия. – А.М.), мы с ними разговариваем».

Все это привело к тому, что главы ПМР и РМ не контактировали более года. 25 апреля нынешнего года они все-таки встретились в Бендерах. Объединила Игоря Додона и Вадима Красносельского, как и сейчас, поддержка миротворческой миссии на Днестре. Оба президента казались удовлетворенными и традиционно договорились встречаться чаще.

***

Конечно, формат «Додон – Красносельский», на первый взгляд, выглядит слабее, чем, например, в свое время формат «ВоронинСмирнов» (экс-президенты Молдовы и Приднестровья. – А.М.). Самая болезненная проблема для И. Додона – это по-прежнему отсутствие реальных властных полномочий, несмотря на декларативно высокий пост. Ситуация может измениться, если по итогам февральских выборов Партия социалистов получит парламентское большинство. Мы, однако, считаем это маловероятным: у нынешних прозападных элит в Молдове есть все ресурсы, чтобы в итоге не допустить ПСРМ к полноте власти. Как показывает практика последних месяцев, там существуют большие возможности для манипулирования, достаточно изощренных политических технологий и т.д. Кроме того, на наш взгляд, социалистам все-таки еще предстоит убедиться в том, что смешанная избирательная система, которую они поддержали вместе с Демпартией, – объективно не в их пользу.

У В. Красносельского с объемом полномочий дело обстоит гораздо лучше, чем у И. Додона, но все же и он пока далеко не столь крепкая фигура, какой был когда-то И. Смирнов.

Тем не менее, после того, как молдавско-приднестровскими делами вновь занялся вице-премьер РФ Дмитрий Козак, именно формат «Додон – Красносельский» определенно получит импульс к развитию. Но надо наполнять его большим содержанием. Встречаться только для того, чтобы декларациями поддержать существующий в регионе миротворческий механизм, – этого маловато.

И. Додону перед выборами важно показать пусть даже и небольшой, но реальный личный вклад в развитие отношений между Кишиневом и Тирасполем. Также он наверняка будет добиваться того, чтобы приднестровские власти как минимум не препятствовали участию жителей ПМР, обладающих молдавским гражданством, в голосовании на правом берегу. В массе своей это – потенциальный электорат ПСРМ. В ноябре 2016 г. избиратели из Приднестровья и жители другого пророссийского региона – Гагаузии — как раз во многом и помогли И. Додону получить тот самый 4- процентный перевес, который позволил ему в итоге одержать победу над правым кандидатом М. Санду и стать президентом.

Источник: izborsk.md

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также