2018-10-06T15:28:44+03:00

Дом печати в Кишиневе: Ступеньки поменяли – безнадега осталась, это место навсегда застряло в прошлом

Корреспондент «Комсомолки» прошлась по этажам здания, в котором раньше располагались редакции национальных и столичных газет и журналов
Поделиться:
Дом печати - нарядное когда-то здание, под крышей которого были объединены редакции республиканских и городских изданий. Фото: открытка Кишинев 1987 г.Дом печати - нарядное когда-то здание, под крышей которого были объединены редакции республиканских и городских изданий. Фото: открытка Кишинев 1987 г.
Изменить размер текста:

Впервые попала в Дом печати в 1986-м году, во время учебы на журфаке. Надо было сделать практическое задание, для чего направили не куда-нибудь, а в легендарную «Молодежь Молдавии». У входа в Дом печати стоял милиционер: и чтобы попасть в святая святых, пришлось долго делать пропуск.

Сегодня здесь есть охрана, но документы у нас не спросили Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Сегодня здесь есть охрана, но документы у нас не спросилиФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Сегодня у входа – охранник, правда, документы он у нас не проверил, и мы свободно зашли внутрь. В 1990-х – время, когда все рушилось, и из Дома печати «сбежали» постепенно большинство редакций, - охрана, может, и была, но ее не было заметно. И «объект» потерял свой имидж здания для избранных, превратившись в проходной двор, причем, очень замызганный и грязный.

Корреспондент "Комсомолки" зашел в Дом печати, 20 лет спустя Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Корреспондент "Комсомолки" зашел в Дом печати, 20 лет спустяФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

На этом месте была знаменитая столовая, куда пускали только работников Дома печати. Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

На этом месте была знаменитая столовая, куда пускали только работников Дома печати.Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Тогда, в 80-х, запомнилась столовая, куда пускали только работников Дома печати. На 59 копеек я наелась так, как в студенческой столовке даже на 1 рубль никогда бы не разгулялалсь. Именно столовая Дома печати навела на мысль, что выбор журналистского пути был правильным. В 90-х столовую открыли для всех, и можно было зайти туда прямо с улицы. 59 копеек – такого счастья уже не было, да и готовить стали по-другому, даже хуже, чем для студентов. Сейчас на месте столовой – магазин одежды.

Сегодня в Доме печати немного редакций, в основном, - фирмы, адвокатские конторы, турагентства Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Сегодня в Доме печати немного редакций, в основном, - фирмы, адвокатские конторы, турагентстваФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Мне повезло: после окончания университета, в 1990-м, я сразу попала на работу в «Молодежь Молдавии», застала его «звездный» состав. Дом печати или, как его называли «Дом ПечаЛи», для меня стал родным, хотя первое время, когда я пыталась освоить длинные коридоры, которые вели в верстальный цех и в типографию, часто блуждала. В здании типографии был ночной буфет, где можно было купить сосиски, мясо и другой не очень доступный в городских магазинах товар. Еще один буфет – и вовсе для «випов», он был в здании партийного издательства, вход в который расположен с улицы Влайку Пыркэлаб. Этих буфетов, спасавших нас в начале 1990-х, когда магазины были пусты, уже нет. Еще один буфет – прямо в холле дома печати. Немало мы там спорили, немало кофе выпили. Сейчас там столовая, расширившая свои владения за счет двора.

Когда-то на месте этой столовой был небольшой, уютный буфет Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Когда-то на месте этой столовой был небольшой, уютный буфетФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Разруха началась в 1990-м. Именно тогда, сметя милиционера-охранника, на редакцию «Молодежки» напала разъяренная толпа националистов с пиками и цветочными горшками. Нас вывели из кабинетов и взяли в заложники, затем несколько часов удерживали в конференц-зале на 4-м этаже, решая, что делать. Кто-то выступал за физическую расправу. Испугаться мы, – а нас было 7 человек, – не успели. Через два месяца, когда мы решили вернуться в свои кабинеты (а до этого там дежурили националисты, не пускали нас на работу), редакцию «Молодежки» подожгли. По принципу аэродинамической трубы сгорел весь этаж. Вот тогда стало страшно, появилось ощущение конца. И Дома печати, и прежней жизни в целом.

Мой первый кабинет на 5-м этаже оказался закрытым Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Мой первый кабинет на 5-м этаже оказался закрытымФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

В 1990-х какое-то время я еще работала уже в новой «Молодежке». Мы отделились от всего Дома печати своим кабинетом. Потому что за дверью начиналась... разруха. Коридор, превращенный в базар-вокзал. Какие-то конторы, фирмочки, странные личности, много всякого люда. Не было уже знакомых лиц, ковров и зеркал, цетов и далеко не мешавшего жить пафоса.

В конце 1990-х мне пришлось несколько месяцев по два дня в неделю поработать в Доме печати. Туалеты были закрыты. Стояла сногсшибающая вонь. А у дверей кабинетов часто стояли пластиковые бутылки с какой-то желтой жидкостью. В коридорах не было света, Паркетный пол напоминал перепаханное поле. Атмосфера безнадеги давила так, что хотелось бежать оттуда.

Полы заменили, потолки обновили, и даже лифты работают, еще одно это чудо техники, новое, добавили прямо в конструкцию лестницы Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Полы заменили, потолки обновили, и даже лифты работают, еще одно это чудо техники, новое, добавили прямо в конструкцию лестницыФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Сегодня уже и пол другой, и потолки обновили, и даже лифты работают, еще одно это чудо техники, новое, добавили прямо в конструкцию лестницы. Но вот атмосфера безнадеги не улетучилась. Потому что нет редакций в Доме печати, - а это все-таки Дом ПЕЧАТИ, есть только конторы адвокатов, фирмы, турагентства... и никаких фишек вроде общего зала для видео-конференций или съемок.

От Дома печати только название осталось Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

От Дома печати только название осталосьФото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

Нет у нас Дома печати. Только название осталось.

Еще больше материалов по теме: ««Прогулки по Кишиневу»»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также