2018-10-15T18:02:00+03:00

«Врач отменила назначения, сын перенес инсульт во время родов»: трехлетнему Грише нужна операция, чтобы видеть

Родители мальчика нашли клинику, в которой ребенку помогут увидеть мир, но на это нужна большая сумма
Поделиться:
Екатерина с сыном Гришей, которому нужна помощь. Фото: архив семьи ГерокарисЕкатерина с сыном Гришей, которому нужна помощь. Фото: архив семьи Герокарис
Изменить размер текста:

Это письмо мы получили от жительницы Краснодара Екатерины Герокарис. Ей 35 лет и второго малыша она мужем очень ждала.

- Гришу мы ждали много лет. Не просто хотели ребёнка, а не вылазили от врачей. Анализы, гистероскопии, лапероскопии, снова анализы. Мысль о втором ребенке не покидала. Мне было за 35, врачи не стали тянуть резину и отправили на ЭКО. С первой попытки я забеременела, - рассказывает Екатерина.

Женщина рассказала «Комсомолке» свою историю, от которой просто мурашки по коже.

«Узнала я об этом во сне, ко мне пришел образ белокурого мальчика с голубыми глазами:

- Выбери меня мамой, - шептала я.

- Хорошо, я приду, если назовешь меня Гришей, - Так и договорились.

Через три дня тест показал рост ХГЧ. Я была в положении.

Первый триместр шёл ровно. Мы поехали отдыхать в Крым, в военный детский санаторий по льготной путевке.

Я не знала тогда, что санаторий для детей с ДЦП. Впервые я увидела деток на инвалидных колясках, парализованных, умственно отсталых. Я пережила шок, но на себя не переносила, уверенно вышагивала по санаторию с долгожданным животом.

На 21 неделе загремела на сохранение. Была как удав спокойна - всех сохраняют и меня сохранят. По УЗИ все хорошо, мальчик здоров.

Дома пробыла неделю, и снова экстренная госпитализация. Кровотечение на сроке 24 недели.

Гриша развивался, никаких пороков, но меня кровило по непонятным причинам. Я лежала в краевом перинатальном центре. Врачи говорили, до 28 недель долежи, а там выходим.

И вдруг перинатальный центр закрывают на мойку и нас беременных - по городским роддомам. Это был переломный момент...

Врач отменила все назначения перинатального центра и начала сохранять по-своему. Стало хуже, а через пару дней отошли воды. И тут бы меня на кесарево, - но нет! - конец рабочей недели, впереди выходные, врачу пора отдыхать. Она уверила, что все нормально, что воды достаточно.

- Посохраняемся дальше, - сказала она и оставила меня на дежурных.

В воскресенье все стало очень плохо. Дежурный врач сказал, пора рожать! Ни слова про кесарево. И я, дура, соглашаюсь на естественные роды! Позже я узнала, что для недоношенных детей естественные роды опасны.

- Всё будет хорошо, - повторяла я. Ведь долежала до заветных 28 недель! Выпила таблетку, стимулирующую родовую деятельность, и стала ждать схватки. Начался воспалительный процесс. Я рожала в лихорадке. С температурой 40.

Гришка родился, захрипел и сразу в реанимацию. Я услышала, что сын живой, и спокойно уснула.

Мальчику нужна дорогостоящая операция в Пекине. Фото: архив семьи Герокалис

Мальчику нужна дорогостоящая операция в Пекине. Фото: архив семьи Герокалис

Утром я увидела самого красивого миниатюрного мальчика с голубыми глазами и белыми волосами. Удивительно было видеть ребенка, который должен ещё жить в утробе. А он уже в этом мире, и сам борется за жизнь. Это был очень счастливый момент!

Я стучала по кювезу: «Сыночек, я твоя мама!».

Голос неонатолога оборвал меня: «Мамочка, чему вы радуетесь! У вашего ребенка ВЖК 3-й степени».

Я не поняла.

Врачи берегли меня, никто не говорил, что он будет овощем. Если проживет 7 дней, значит, будет жить. Ту неделю тяжело вспоминать - столько боли и страха. Помню свои истерики, помню батюшку в реанимации - он пришёл крестить Григория, помню, как сцеживала молозиво и носила в шприце в реанимацию, как подписывала документы о переливании крови. Больно вспоминать.

Дальше Гришу перевезли в перинатальный центр для выхаживания. Матерей туда не пускают. Чудовищное чувство выходить из роддома одной. Я не могла никому сказать, что родила. Для всех я всё еще была на сохранении. Не могла сказать, потому что не знала, что говорить. Жизнь Гриши была на волоске.

Трехлетнему Грише нужна помощь. Фото: архив семьи Герокалис

Трехлетнему Грише нужна помощь. Фото: архив семьи Герокалис

В филиал перинатального центра можно приходить строго с 13:00 до 14:00. Я неслась к Грише и отгоняла плохие мысли. Эти разговоры с нейрохирургами. В роддоме стоял вопрос, выживет или нет. Здесь же, что Гриша будет инвалидом. Эти слова не укладывались в моей голове: наш долгожданный сын – инвалид?!

Мы плакали, обнявшись с мужем. На 18 день Грише сделали операцию, установили в голову шунт, чтобы предотвратить развитие гидроцефалии. В тот момент я стояла в храме и рыдала как белуга, просила Господа и всех Святых оставить сына жить на земле.

Меня услышали.

У Гриши крепкий организм. Он перенёс инсульт во время родов. И при этом быстро ушел от ИВЛ, стал самостоятельно есть. И через 50 дней мы были дома. Нас ждал трудный жизненный путь. Начались поиски врачей, лечения и реабилитаций...

Грише было полгода, когда врачи заметили проблемы со зрением. Он не фиксировал взгляд на предмете, не следил за игрушкой. Нас предупредили - чтобы к трем годам сформировать предметное зрение, необходимы стимуляции.

2,5 года мы выполняли все рекомендации: светили в глаза фонариком, показывали контрастные картинки, возили в Москву на курсы зрительной стимуляции. Но это, увы, не дало результата.

Грише почти 3 года, и врачи, уже без сомнений, ставят атрофию зрительного нерва. Это значит, что часть мозга, которая отвечает за зрение, пострадала во время инсульта. И обычными тренировками и стимуляциями помочь нельзя.

Мы не можем оставить сына без шанса видеть. Поэтому нашли клинику, где проводят операции, которые восстанавливают поражённые участки мозга. Это международная китайско-американская клиника Пухуа в Пекине.

Профессор-нейрохирург изучил МРТ и КТ головного мозга Гриши и порекомендовал пройти оперативное лечение.

У Гриши хороший потенциал для двигательного развития, об этом говорят все реабилитологи, но как показать слепому ребёнку, куда ползти, как идти, что повторять?

Именно поэтому все наши силы сконцентрированы на решении проблемы со зрением. Единственный шанс - операция.

Операция безопасная и эффективная, но дорогостоящая! Стоимость операции + авиа перелёт - 1 418 089 рублей. Планируемая дата поездки 18 ноября 2018 года.

Родители мальчика сделают все, чтобы он мог видеть. Фото: архив семьи Герокалис

Родители мальчика сделают все, чтобы он мог видеть. Фото: архив семьи Герокалис

Гриша очень сильный и выносливый мальчик. Эта операция даст ему шанс начать видеть, двигаться, играть с другими детьми.

Просим всех добрых и отзывчивых людей поддержать наш сбор!

СБЕРБАНК 4276 3000 1690 5203 (Екатерина Алексеевна Г.)

UniCredit Bank 4908 5560 0650 2971

Яндекс кошелек 41001630262121

PayPal marinichkv@yandex.ru

МТС +7 918 -113 - 72 - 48

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также